Сибирь как территория равных возможностей

Мегапотенциал Сибири стал её проклятием и благословением одновременно. Удалённость от всего, чего только можно, суровый климат, естественная малонаселённость и практически бездонные ресурсы (которые, кстати, ещё надо добыть – тоже особенность) сформировали не только местный менталитет, но и уникальные условия ведения бизнеса.

С учётом того, что последние без малого 20 лет федеральная власть прицельно решала важнейшие проблемы на западе – приводила в порядок инфраструктуру и систему управления, выводила из комы образование и науку, направляла поистине титанически усилия на перевооружение армии и усмиряла Кавказ – Сибирь была предоставлена сама себе. Её выживание (возможно, и не безосновательно) было молчаливо пущено федеральным центром на самотёк. Фоном для развернувшейся драмы стали необъятные просторы, номинальность присутствия на них официальной власти и бешеные ресурсные прибыли.

И вот эта Сибирь выжила. Не разбежалась, не спилась, не маргинализировалась, а обустроилась и сформировала свой собственный жизненный уклад. Не идеальный, но и не худший многих.

Без малого 20 лет регион фактически жил, кормился и развивался сам. Плюсом стала практически полная экономическая состоятельность, нарушавшаяся, по сути, только отчислениями в федеральный бюджет. Сибирь жила самодостаточно – и благодаря лесу, который дал работу огромному количеству одномоменто оставшимся ни с чем жителям бескрайней периферии, и благодаря заводам, не давшим умереть (хоть и не всем) моногородам, и благодаря нефти с газом, которые суть наше экзистенциональное всё.

Но всё это богатство для любой экономики ничто, если нет рынков сбыта и нет инвесторов, готовых вкладываться в неумолимо ветшающие основные фоны. И здесь Сибири повезло второй раз: постсоветский апокалипсис на одной территории совпал с бурным экономическим ростом на другой – соседней. Инвестиции из страны, залитой дешёвыми кредитами, нашли себя там, где для бурно растущей промышленности не хватало главного – ресурсов. Так Поднебесная и Сибирь нашли друг друга, и нашли очень вовремя, причём каждая для себя и по-своему.

Будем откровенны – очень часто эти дела (местами более чем серьёзные) решались вне официальной власти, а порой и вместо неё. Установившиеся отношения, рынки сбыта, логистические схемы и инструменты взаимозачётов функционировали по своим, параллельным с властями, каналам. И это было объективно тем деловым фоном, на котором произрастал русско-китайских бизнес. Баснословно богатый и безжалостно суровый, как сама Сибирь.

До поры – до времени государство закрывало на это глаза. Но по мере того, как решались неотложные задачи на западе и внутри страны, взгляд Москвы всё чаще обращался на восток. Реалии требовали приведения деловой конъюнктуры на огромной части территории к общему знаменателю. И это было сделано. Мягко, ненавязчиво, но последовательно. Как и всё, что делает Путин.

В качестве пилотного проекта был избран рынок нефрита – хоть и не такой богатый, как лесной, но очень знаковый для китайцев. Регулятором этой сферы Москва назначила Ростех, и за считанные месяцы стихийная масса старателей и перекупщиков была переписана, построена и упорядочена. Понравилось это, ясное дело, далеко не всем, но АП записала себе безоговорочную победу. Универсальный, в общем, рецепт – мандат федерального центра, административный ресурс госкорпорации и внешний регулятор в лице технократа-тяжеловеса с некоторой скидкой на местные кондиции сделали своё дело.

Удачный опыт был незамедлительно перенесён на всю циклопическую сферу внешнеторговых отношений Востока страны. Основным партнёрам по бизнесу (считай – гражданам Поднебесной) был послан недвусмысленный сигнал: хотите здесь работать – работайте, но делать это вы отныне будете по нашим правилам. Одним словом – неуёмной экономической вольнице восточного фронтира пришёл конец. Только безнадёжно наивный человек стал бы утверждать, что рука Москвы никогда не дотянется до нашего сколь сурового, столь и изобильного края.

И вот информповод подоспел. Если бы этой истории не было (а она была), то её стоило бы придумать как показательный пример жёсткого, но последовательного претворения в жизнь новой политики федерального центра на разломе столкновения интересов.

В Иркутской области с 2001 года действует группа компаний под брендом «Евразия-леспром групп», конечные бенефициары которой – граждане Китая. С 2008 года группа компаний занимается лесозаготовкой и переработкой древесины в Казачинско-Ленском районе. С 2013 года «Евразия» реализует инвестиционный проект «Создание лесоперерабатывающего комплекса в пгт. Магистральный», включённый, кстати, в перечень приоритетных мероприятий приказом Минпромторга. Официально объем инвестиций составил более 2-х млн. рублей, создана неслабая инфраструктура (завод с лесопильным оборудованием, цех ленточного лесопиления, 40 сушильных камер, завод по производству топливных гранул, котельная), 567 рабочих мест.

Учредителями ООО «Евразия – леспром групп» выступают АВГУСТ ГОЛД ЛИМИТЕД (1% доли, зарегистрирована на Каймановых островах) и ФАР ИСТ ФОРЕСТ ИНДАСТРИ ИНК (99% доли, зарегистрирована на Британских Виргинских островах). Учредителем обеих компаний является гражданка КНР Дин Хунмэй. Директор ООО «Евразия – леспром групп» – иркутянка Михайловин Олеся Викторовна, а исполнительный директор и директор по продажам – снова китайцы: У Чжаньмин и Юй Чанли.

23 ноября 2018 г. в анналах ЕГРЮЛ странным образом генеральный директор ООО «Евразия – леспром групп» был заменён на гражданина России Власова И.Ю., 1997 г.р., проживающего в Ангарске. Сама госпожа Михайловин О.В. утверждает, что вышеупомянутые учредители ООО «Евразия – леспром групп» – ФАР ИСТ ФОРЕСТ ИНДАСТРИ ИНК. и АВГУСТ ГОЛД ЛИМИТЕД – никогда не принимали решения о смене генерального директора с Михайловин О.В. на Власова И.Ю., а также никогда не имели каких-либо отношений с ним.

08 декабря 2018 г. в Магистральный прибыл новый директор «Евразии» Илья Власов, его адвокат Артём Андриевский (коллегия адвокатов Республики Тыва) и их силовая поддержка в количестве 12-ти чоповцев. Уважаемые господа представились новыми руководителями предприятия и организовали проведение общего собрания сотрудников. Михайловин О.В. и другие руководители указанное собрание проигнорировали (их можно понять). В ходе собрания рассматривалось 3 вопроса: повышение заработной платы работникам предприятия, проведение ремонта котельной и передача документов новым собственникам предприятия. Олеся Михайловин с такой прозрачной постановкой вопроса ожидаемо не согласилась, поскольку не имела на то санкций своих заморских учредителей.

К тому же на тот момент в полиции уже лежало заявление от неё о преступлении по ч. 6 ст. 159. Будучи дамой очень неглупой, она ещё написала письмо в китайское генконсульство с просьбой защиты и содействия. Генконсул Цао Юньлун в стороне не остался и развернул бурную деятельность по защите интересов «Евразии»: обратился в иркутское представительство МИД и, пылая праведным гневом, сел писать ноту, не забывая при этом обвинять российские власти в попустительстве противоправной деятельности и – внимание – пренебрежении стратегическим партнерством России и КНР.

Здравомыслящие люди попытались ему деликатно объяснить, что никто никого покрывать и не думает – у нас, всё-таки, правовое государство, – и вот именно по этой причине стороне, считающей себя потерпевшей, для полноты картины было бы неплохо предоставить документы, подтверждающие право собственности. Китайцы что-то громко кричали, махали руками куда-то на восток и, перебивая друг-друга, сбивчиво объясняли, что как только придёт почтовый пароход с Британских Виргинских островов, они тут же всё дадут. Компетентные органы в ответ развели руками и спокойно заявили, что они никуда не торопятся. А между тем Цао Юньлун и его зам по экономическим вопросам Буайцзеэр стали грозить «полной экономической блокадой региона» и заявлять (кулуарно, но так, чтобы все услышали) о «сговоре бандитов и органов власти для отъёма китайской собственности».

Между тем, документы-таки из оффшоров прибыли, и по описанным здесь фактам 5 февраля текущего года ГСУ ГУ МВД России по Иркутской области возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК России. Не раньше, но и не позже, чем потерпевшая сторона подтвердила своё право собственности на захваченное (по их мнению) предприятие.

Я не знаю, кто стоял за людьми, рейданувшими китайскую пилораму. У меня есть определённые догадки, но они касаются одного бывшего иностранного политика, упоминание которого в культурном обществе давно считается неприличным. Но дело даже не в нём. Причём даже абсолютно не в нём, а в самом прецеденте, а вернее – даже в том, чем он закончился. А закончился он вполне настоящим и полновесным уголовным делом, возбуждённым по факту захвата предприятия, принадлежащего гражданам Поднебесной. Ну и где здесь, скажите мне, ксенофобия? Под микроскопом не разглядишь.

По большому счёту, китайцы получили то, что хотели – правовую защиту их интересов, но получили они и сигнал: право наслаждаться правосудием в пределах той системы отношений, которая на этой территории определена местной властью. Работать-то никто никому не мешает. Но работать надо прозрачно и по тем правилам (весьма лояльным, кстати), которые устанавливаются принимающей стороной.

И это нормально, ибо естественно. И так будет. Времена изменились, и уже безвозвратно. Потому что GreatRussiaiscomingback, и Сибирь – часть её неотъемлемая. Аминь.

Сибирь как территория равных возможностей
21:01
5433

Не забудьте поделиться с друзьями →

21:05
Самое обидное то, что разворовали все. растащили по кусочкам!!!
Загрузка...