ОГУП "ОЦТИ – Областное БТИ": оптимизация, коррупция, кумовство

Не так давно, Иркутская область в одном из авторитетных федеральных рейтингов политической стабильности регионов, была помещена его составителями в нижней части списка. Объяснений тому масса: скандальные выборы губернатора, приведшие к власти «красное» правительство и повлекшее за собой значительны изменения в руководящем составе ведомств региона, не менее скандальная история с отменой выборов мэра Иркутска, дошедшая в итоге до Конституционного суда… Но важно помнить, что на фоне всех этих громких пертурбаций постоянно происходят изменения и иного характера – постороннему взгляду не заметные, но оттого никак не менее значимые.

Сегодня мы решили познакомить читателей с отдельными особенностями деятельности ОГУП «ОЦТИ – Областное БТИ», о котором 22 сентября 2017г. министр имущественных отношений Иркутской области, в отчете на заседании комитета по собственности Законодательного собрания упомянул лишь вскользь, сказав, что по итогам 2016 года предприятием получен убыток в 5,6 млн. руб., но он является бухгалтерским: из-за неправильных сведений об имуществе в предыдущий период (что бы это значило?). И ни слова о том, почему еще в 2015 году успешное предприятие, отчисляющее в бюджет области значительные суммы от прибыли, имеющее самый большой штат кадастровых инженеров, уникальную базу данных об объектах недвижимости, помещения и здание, принадлежащие области, в одночасье стало убыточным.

Начнем наш экскурс с руководства этого, несомненно, нужного и важного, предприятия:

Итак, руководство областным БТИ немногим более года назад взял на себя Александр Гаврилович Торопов – человек, чьи профессиональные навыки столь же далеки от кадастровой деятельности, как навыки автора этой статьи от балетных танцев. Александр Гаврилович большую часть своей карьеры провел в органах внутренних дел. А по окончании службы в полиции (а это были подразделения ГИБДД), отработав в МУП БТИ г. Иркутска три года, воспользовавшись протекцией своего товарища г-на Кондрашова (экс-мэра Иркутска, а ныне – заместителя губернатора области), занял свою нынешнюю должность. Где и развернул невиданную доселе в стенах предприятия активность.

В первую очередь, произошли изменения в кадровой политике предприятия – если до прихода в структуру Торопова в Областном БТИ и его филиалах трудилось около 300 человек, то благодаря его усилиям, их количество теперь менее 100. Почему? Все просто: на упрощенной системе налогообложения, на которую с приходом Торопова перешло ОГУП, штатная численность ограничена именно 100 единицами. Областное БТИ, коммерческое предприятие, отчисляющее из своей прибыли достаточно большие налоги в бюджет Иркутской области, путем увольнения сотрудников пытается снизить объем налоговых платежей.

Господин Торопов, судя по всему, не знал, что увольнение сотрудника никак не отменяет необходимость выплаты заработной платы в полном объеме. И именно этого ОГУП под его руководством делать не спешит. Только в открытом банке данных исполнительных производств на сегодняшний день имеются сведения о 6 исполнительных производствах по взысканию с ОГУП невыплаченной заработной платы на общую сумму, приближающуюся к 700 тысячам рублей. А сколько сотрудников все еще надеются на добровольную выплату зарплаты и не обращаются в соответствующие инстанции? Полагаем, что не один десяток.

Исполнительные производства тянутся с марта 2017 года, и суммы долгов по ним уменьшаются на смешные 1-2 тысячи в месяц. Денег у предприятия нет – по словам г-на Торопова, от слова совсем. Впрочем, ему самому заработную плату в размере, значительно превышающем среднюю з/п в Иркутской области, это обстоятельство получать не мешает никак. Само собой, что порядок в финансовых вопросах напрямую зависит от качества работы главного бухгалтера предприятия, который по должности обязан держать руку на пульсе всех финансовых проблем организации. Но вот с приходом г-на Торопова в ОГУП отчего-то сложилось так, что главного бухгалтера в организации на сегодняшний день нет. Еще раз, по буквам: крупное областное унитарное предприятие имеет долги перед работниками в сотни тысяч рублей, но не имеет главного бухгалтера. И начальника кадровой службы, экономиста, юриста, и секретаря тоже, кстати говоря. А и вправду: зачем они нужны?..

Продолжая тему с сокращением штата работников, предлагаем взглянуть на это в высшей степени спорное решение с другой стороны. Ведь если в целях оптимизации предприятия количество работников уменьшилось, а объем работы остается прежним, встает логичный вопрос: кто и каким образом его будет выполнять? Ведь областное БТИ – это организация, у которой имеются отделения в крупнейших городах области, и они укомплектованы сотрудниками соответствующей квалификации. Когда то были, по меньшей мере.

Так, к примеру, ранее в г. Усолье-Сибирском, был довольно крупный филиал ОГУП. А с недавнего времени данное отделение состоит из 1 человека, который ведет только прием граждан, при условии — если найдут его, ведь информации о пункте прима заявителей в городе нет нигде… и граждане вынуждены ездить в центральный офис на Сухэ-Батора, но вот чтобы узнать режим работы, придется потрудиться, ведь дозвониться до колл-центра — невозможно. Примерно такая же ситуация творится и в других, ранее успешных филиалах ОГУП ОЦТИ.

Министр в своем отчете перед депутатами также рассказывал об успешном управлении объектами госсобственности, но почему то не упомянул, что объекты недвижимости в виде помещения на ул. Академической, ул. Желябова, находящиеся в оперативном управлении ОГУП ОЦТИ в настоящее время просто-напросто закрыты. Проезжая мимо здания № 11 по ул. Сухэ-Батора, где располагается центральный офис предприятия, мы видим глухо закрытые жалюзи, грязные балконы, которые раньше радовали глаз красивыми цветами. И это называется: «эффективное использование» областного имущества «очень эффективным менеджером» господином Тороповым А.Г.

По итогам деятельности Александра Торопова на занимаемой им должности, можно с уверенностью утверждать следующее.

1) За год работы Александр Гаврилович в результате непродуманной кадровой политики лишил ОГУП десятков грамотных и опытных специалистов, при этом значительная часть уволенных работников вынуждена с помощью суда и приставов взыскивать невыплаченные им причитающиеся денежные средства. Как результат – ОГУП в долгах, и платит их крайне нерегулярно. При этом мы говорим сейчас только о требованиях работников – по нашей информации, в скором времени, потеряв терпение, в судебные инстанции обратятся юридические лица, контрагенты ОГУП, и там суммы исков будут куда весомее. Ведь многие отделения в районах области занимают помещения фактически на птичьих правах – где-то выпрашивая минимальные площади у местных администраций, а где-то просто игнорируя вопросы об оплате аренды.

2) В течение последнего времени предприятие резко снизило свои представительства в районах Иркутской области, что естественным образом вызвало снижение потока клиентов и уменьшение доходов предприятия. Если в 2015 году ежемесячный доход предприятия составлял 7,5 млн. рублей, то в августе 2017 – всего лишь 2,228 млн. рублей. Некогда успешное ОГУП теперь едва сводит концы с концами, и далеко не всегда способно качественно и в срок выполнять возложенные на него законом и заказчиками функции.

При всем том руководители региональных властных структур, которые полномочны принять соответствующие меры в отношении Торопова, по непонятным причинам имеющиеся проблемы игнорируют, и не предпринимают никаких шагов по исправлению ситуации, либо отвечают на жалобы формальными отписками. Связано ли это с элементарным нежеланием выполнять свои должностные обязанности, или же здесь присутствует иная, возможно, корыстная составляющая, должны, на наш взгляд, установить компетентные в этих вопросах органы.

Интересный факт, при массовой нехватке сотрудников, избыток кадастровых работ переходит от Областного БТИ к сторонним организациям и вольнонаемным сотрудникам, которым платятся совсем не малые деньги, за то, что, как говорится и сами сделать бы смогли. Или просто возникает необходимость «перекачать» некоторое количество денежных средств предприятия в нужную коммерческую организацию?

Итак, внимательный читатель наверняка уже составил себе общее представление о деятельности ОГУП на основании вышеизложенных фактов. Однако есть еще один момент, внимание журналистов на который обратили действующие сотрудники предприятия. Его подробный разбор, которого вызывает, без преувеличения, шок у каждого ориентирующегося в теме человека. Речь идет об оформлении технических паспортов на жилые дома в Иркутском районе. Точнее, не побоимся этого слова, об их фальсификации.

Дело в том, что с 01 июля 2016 года поставить жилой дом на кадастровый учет, а в дальнейшем зарегистрировать право на него, можно только при наличии одного из двух документов: либо разрешения на строительство, выданного местной администрацией, либо технического паспорта на дом, оформленного до 1 января 2013 года. При этом следует отметить, что оформить разрешение на строительство задним числом фактически невозможно, а узаконивать постройку через суд – процедура длительная и затратная. Благодаря руководству Областного БТИ эта проблема «решена» – сотрудники Бюро попросту оформляют технические паспорта на объекты недвижимости задним числом – датируя их числами до 01.01.2013 года. Зачем же это делается?

Очень просто. Дело в том, что в случае, если БТИ будет действовать по закону, то оно потеряет клиента – ведь человеку для постановки объекта на учет потребуются, в первую очередь, услуги юриста, а не специалистов ОГУП. Поэтому специалисты и предлагают оформить техпаспорт задним числом – принося тем самым в кассу предприятия живые деньги, как говорится – здесь и сейчас.

Конкретные примеры? Пожалуйста. Деревня Карлук Иркутского района, пер. Горный. В соответствии со свидетельством о государственной регистрации права собственности от 01.07.2014 г. зарегистрировано право на земельный участок площадью 1 217 кв. м. В декабре 2016 г. владелец участка обращается в БТИ за услугами по инвентаризации, и платит за них установленную тарифом сумму. И тут, вуаля – из ниоткуда появляется технический паспорт на жилой дом, составленный якобы… 12 декабря 2012 года. То есть за полтора года до оформления права собственности на землю, которая и предоставлена-то владельцу была Постановлением мэра Иркутского района № 1205 от 19.03.2014 года.

И можно было бы, наверное, найти какие-то объяснения этому странному факту, если бы не одно «но». В техническом паспорте, датированном 12 декабря 2012 года, в качестве исполнителя указана Слижевская А.С. Но вот незадача – эта сотрудница ОГУП вышла замуж и получила фамилию «Слижевская» лишь в сентябре 2013 года. То есть в 2012 году проставить эту фамилию в техническом паспорте она не могла при всем желании. Фальсификация? В чистом виде!

Для полноты картины приведем еще один пример. Село Урик Иркутского района, ул. Новая. Свидетельство о регистрации права собственности на землю от 07.12.2015 г. 26 августа 2016 года владелец участка обращается в БТИ, и в деле внезапно появляется технический паспорт на жилой дом, составленный якобы 26.08.2012 года. Особая ирония в том, что при выборе даты для фальсификации паспорта сотрудники БТИ особо не задумывались, и использовали дату внесения оплаты в кассу предприятия, отнимая от нее четыре года. Оптимизация труда, судя по всему. Но вернемся к техническому паспорту, в котором указано, что чертила его техник Сердакаева М.А. Как вы уже догадались, наверное, и здесь просчет – техник Сердакаева трудится в ОГУП лишь с 2015 года. И поставить свою подпись в техническом паспорте в 2012 году она не могла при всем желании…

Выводы, как говорится, очевидны.

По нашим сведениям, сфальсифицированных подобным образом документов в архивах – не один десяток, а может быть, и не одна сотня. Читатель с юридическим образованием в состоянии представить себе, какими проблемами может обернуться фальсификация документов на недвижимость для нынешних владельцев в последующем. По этому факту репортажной группой подготовлено заявление в органы следственного комитета – с тем, чтобы следователи дали соответствующую оценку как действиям конкретных кадастровых инженеров, которые использовали данные технические паспорта для постановки объектов на кадастровый учет, так и их руководству – которое не могло не знать о творящемся беззаконии, а так же кто и кого уполномочил подписывать данные технические паспорта за директора филиала якобы подписью директора филиала.

В общем и целом, подытоживая сказанное, остается только удивляться, почему столь вопиющие факты, имеющие место в крупнейшем областном предприятии, все еще не стали предметом для разбирательств руководством областного Минимущества, с одной стороны, и органами прокуратуры и следствия, с другой. Ведь доведя предприятие почти до банкротства, вынудив уволиться большинство сотрудников, завалив работу филиалов, выводя средства, загубив уникальную базу данных, которая формировалась годами, лишившись архива, неустанно строча жалобы во всевозможные органы, действующий директор предприятия думает прикрыть и спасти себя, надеясь на высокое покровительство со стороны административного ресурса Иркутской области? Ведь у Иркутской области возникла реальная угроза лишиться некогда крупного и успешного предприятия, получив вместо него кипу исполнительных листов и не иллюзорных, а вполне себе конкретных проблем...

Фото: infpol.ru

22:35
135

Не забудьте поделиться с друзьями →

татьяна
16:00
Молодец Торопов, не боится ничего. Своих заставляет подделывать документы. На «врагов» пишет кляузы в СРО, требует лишить квалификации. А сам белый и пушистый, его то подписей нет. Бедная Олечка Жданова, уж она то для него старалась, подделывая подписи, об нее ноги и утрет.
Денчик
22:17
МУДАК ОН
Загрузка...
Черная пятница 2017