Забытый 1918-й: слышим только о царе

Столетие Октября-1917 отмечено вяло и почти бесшумно. Нынешняя власть так и не определилась, кем был Ленин – то ли агентом Запада, эмиссаром «цветной революции», то ли борцом за социальную справедливость и права угнетенных. Поэтому решили вообще не афишировать. Сейчас так принято поступать в отношении сложных, неоднозначных явлений.

Между тем для истории и – что актуальнее! – российского сегодня и завтра чрезвычайно важен не только Октябрь 1917-го, но и последующие события. Контуры новой, Советской России прояснились в течение 1918 года, так что целая серия столетий растянется на весь 2018-й. Однако, вне сомнения, общественного внимания к ним будет еще меньше, чем к 100-летию Октября. Своеобразным вступлением стало полное равнодушие к декабрьским боям 1917 года в Иркутске, отметившим только что подобный юбилей. При этом многие выступают против возвращения улице Декабрьских событий прежнего, изначального названия, не зная, однако (и даже не пытаясь узнать), что это за события такие…  


Контуры новой, Советской России прояснились в течение 1918 года, так что целая серия столетий растянется на весь 2018-й

Это не принижает 1918-й, а лишь говорит о массовых настроениях, приоритетах, устремлениях в России 2018-го: большинство из нас наступает на старые грабли, даже не подозревая об этом, а думая, что изобретают нечто новое, доселе неизвестное. Или вообще ничего не думая…

Во всяком случае, пока не видно общественного интереса ни к 100-летию разгона Учредительного собрания (первого – и единственного? – полноправного российского парламента). Ни к 100-летию жесточайших гонений и реквизиций (попросту – грабежа) храмов, а затем – через продотряды и комбеды – зажиточных, работящих крестьян. Ни к 100-летию закрытия оппозиционных СМИ (под лозунгом «пролетарской свободы», разумеется), разгрома всех партий, кроме большевиков. Ни к 100-летию Брестского мира с Германией. Ни к рубежной дате первых шагов по реализации лозунга «Фабрики – рабочим, землю – крестьянам!», которые, однако, получили иное развитие. Наконец, к вековому юбилею официального старта Красного террора в сентябре 1918-го и, как следствие и знаменатель, начала полномасштабной гражданской войны.

Вместо этого чья-то воля пытается сфокусировать общее внимание только на подлинности (или поддельности) останков царской семьи, уничтоженной в июле 1918 года. При этом удивительным образом многие из инициаторов этой темы избегают говорить, кто, собственно, руководил бессудной расправой на, как сказали бы сейчас, федеральном уровне. Только скороговоркой поминают некие «темные силы». Хотя фамилии организаторов хорошо известны: Ленин, Свердлов и Зиновьев.

Примечательно, что вопрос о судьбе императорской семьи был для руководства большевиков важным, секретным, но не стратегическим. Решали «в рабочем порядке», на бегу. Во всяком случае, мнение наркомвоенмора Троцкого, мотавшегося тогда по фронтам, вообще не спросили. И хотя он, видимо, тоже не был бы против, но история завершилась тем, что Троцкий, через пару недель появившись в Кремле, в суете-запарке лишь спросил Свердлова: «Да, а что на самом деле с царем?». На это Яков Михайлович ответствовал: «Ильич сказал, что нельзя оставлять им знамя».


Чья-то воля пытается сфокусировать общее внимание только на подлинности (или поддельности) останков царской семьи, уничтоженной в июле 1918 года

«Что, всех? И семью?» – уточнил наркомвоенмор. «Да, всех», – не уклонился от товарища по партии Свердлов. И Лев Давидович помчался дальше по делам…

Тут к месту вспомнить гоголевскую птицу-тройку: «Русь, куда ж несешься ты?». И ничего что на дворе аж 2018-й. Классика бессмертна…      

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»           


Забытый 1918-й: слышим только о царе
00:56
310

Не забудьте поделиться с друзьями →

Гость
12:09
Печально то, Г-н Пронин, что информация, которую вы излагаете, не является засекреченной или недоступной, каждый при желании может ознакомиться с подлинными документами и свидетельствами очевидцев, но.., но исключительному большинству это не просто не интересно, это не находит душевного отклика. Потому что отношение к этому, не как к реальному событию с реальными людьми, а как к информации общего характера; обильные снегопады на севере области привели к заторам на дорогах и массовой гибели диких животных. Животных каких-то абстрактных, конечно, жалко, но хорошо, что хоть у нас в центре дороги расчистили. Вот и всё. И так будет до тех пор, пока не Г-н Пронин, не режиссёр Михалков, а Государство в лице Генерального прокурора не скажет, господа, совершено преступление, уголовно наказуемое жестокое убийство при отягчающих обстоятельствах, а Верховный суд не вынесет приговор, признав, что такие-то поименованные лица, действуя умышленно, в составе преступной группы, совершили это убийство, за что им в соответствии с уголовным законом назначается такое-то наказание. И судебный процесс должен быть открытым с исследованием доказательств и доводами защиты обвиняемых, которые будут убеждать, что по политическим мотивам, в профилактических целях, потому, что кто-то кого-то считает неблагонадежным или попросту сволочью, можно убивать людей, убивать ни к чему не причастных детей, женщин, убивать обыденно, живодёрски. Тогда, Г-н Пронин, может быть, достаточно много людей, но, думаю не все, душевно почувствуют трагизм тех событий, о которых вы говорите.
Загрузка...