Из Прибайкальского национального парка вновь «исключают» самую дорогую землю?

Земли населённых пунктов в Прибайкальском национальном парке (ПНП) в последнее десятилетие резко увеличились в размерах, были распроданы и застроены. Природа понесла ущерб, кто-то обогатился. И вдруг (не во второй ли раз?) эти земли исключают (!) из ПНП. В чем смысл загадочных манипуляций?

Заседание Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал (2 февраля 2018 г., Иркутск) подкинуло информации, требующей осмысления. Меня очень заинтересовало всё, сказанное про Прибайкальский национальный парк (ПНП). В течение 17 лет я являлся сотрудником этой ООПТ (особо охраняемой природной территории), орнитологические наблюдения на его территории веду около 40 лет. Поэтому особое внимание обратил на следующее заявление:

«Правительство Иркутской области и Прибайкальский национальный парк ведут работы по корректировке границ нацпарка хотя бы до существующих границ поселений. В порядке компенсации особая природная территория получит другие земли, предложения со схемами направлены в нацпарк».

Разросшаяся деревня Харанцы (Ольхон).

Эта же новость была подана СМИ и в несколько иной интерпретации: «В январе мы (Минприроды РФ) внесли в правительство согласованный с Иркутской областью проект плана мероприятий по расширению границ нацпарка. Расширение планируется за счёт включения прилегающих территорий, имеющих высокую природоохранную ценность. При этом населённые пункты, которые сейчас попадают в границы нацпарка, должны быть исключены. …Ранее сообщалось, что в границы нацпарка включат острова Малого моря и территории миграций оленей. Речь идёт о площади в 4 тысячи га».

Человек, «не погруженный в тему», прочитав всё это, может подумать: «Бедные населённые пункты, попавшие в нацпарк! Они уже много лет зажаты в своих границах, совсем не развиваются». И будет неправ. В 2012 году при согласовании границ земель сельско-хозяйственного назначения, включенных в состав ПНП, территории населённых пунктов были расширены чрезвычайно щедро – в разы, иногда и в десятки (!) раз (например — д. Харанцы на о. Ольхон). В результате 10% территории Ольхона (более 7 тыс. га!) попали в категорию «земли поселений». Такое же расширение населённых пунктов имело место и в материковой части ПНП в пределах Ольхонского района. Что не менее интересно – в Иркутском районе (речь о ПНП) вдруг резко раздвинулись (причем уже за счет леса) границы поселений, давно являющихся нежилыми (!). В них появились «законные землевладельцы»! Этот феномен наблюдается, например, в д. Малышкино (бассейн р. Бол. Речка). Расширение деревень хотя и жилых, но насчитывавших лишь по 1-2 дома, (на Ольхоне – Песчанная, Узуры) вдруг приобрело взрывной характер.

Окрестности деревни Ялга (Ольхон).

Почти все расширенные и «возродившиеся» поселения фактически превратились в нечто вроде «ударных комсомольских строек». Какой итог? Именно массовая застройка природных территорий сейчас наиболее острая природоохранная проблема Байкала, несущая угрозу гибели не только дикой природе, но и даже и самому туризму.

И вдруг на этом фоне всплывает вопрос «исключения населенных пунктов из нацпарка». Неужели придание огромным участкам статуса «земель поселений» не означало их исключения из состава ПНП? Сплошь застроенные территории по-прежнему считаются частью ООПТ? Если это так, почему же ни один из директоров ПНП (с 2014 г. входит в «Заповедное Прибайкалье») – с 2009 года их сменилось уже пятеро – не привлечен к ответственности за массовую застройку подведомственной территории? Бред какой-то.

Но может быть этот вопрос поднят из чисто природоохранных соображений?

В августе 2017 года на заседании научно-технического совета «Заповедного Прибайкалья» я вдруг узнал, что недавно (месяца 3 назад) в состав ПНП были возвращены земли с/х назначения, незаконно исключенные (в основном именно в 2012 г.) из его состава. В том числе и 1,5 тыс. га в дельте р. Голоустной (именно про этот участок я тогда спрашивал).

Это действительно огромное природоохранное достижение, достойное фейерверков и залпов шампанского. Удивительно, но на сайте «Заповедного Прибайкалья» никакой информации о нём нет! Не нашел я её и на сайте Минприроды РФ. Какая-то секретная экологическая победа, которую, по замыслу начальства, не следует освещать?

Если в ПНП действительно вернули многие тысячи гектаров незаконно отторгнутых земель, то почему населённые пункты, вместо того чтобы начать «ужиматься», уходить с огромных прирезанных к ним территорий, весь 2017 год продолжали разрастаться, как на дрожжах? На Ольхоне этот процесс минувшей осенью еще более ускорился!

Деревня Малоярославец (Ольхон) быстро расширятся вдоль Хужирского залива.

И вот теперь мы узнаем о том, что Минприроды направило в ПНП схемы с корректировкой границ. А именно – с исключением земель населённых пунктов. В качестве компенсации (именуемой также«расширением территории»») в нацпарк планируют включить «прилегающие территории, имеющие высокую природоохранную ценность» — 4 тыс. га.

Включить в ПНП маломорские островки действительно необходимо. Но их общая площадь вряд ли превышает и 100-200 га. А где всё остальное — 3,8 тыс. га? На «миграционных путях оленей». Наверняка — на Приморском хребте, подальше от Байкала.

Важный вопрос: населённые пункты исключаются из ПНП в «щедрых» границах 2012 года? В этом случае 4 тыс. га – крайне недостаточная компенсация. Лишь поселения Ольхона урвали себе много больше. А вдруг к границам-2012 «прилипнут» ещё и дополнительные 4 тыс. га?! Ведь «аппетит усиливается во время еды». И именно их (и только их!) ПНП «компенсируют» четырьмя тысячами гектаров? При этом заберут из ООПТ самую коммерчески ценную (прибрежную) землю, а взамен отдадут расположенную «у черта на рогах». Имеющую ценность лишь для «оленей».

Берега Малого Моря превращаются в сплошное «поселение».

В этом случае становиться понятной секретность произошедшего в 2017 г. «возвращения земель с/х назначения в состав ПНП». «По-тихому» ненадолго вернули – и вновь отдали. Да еще и с хорошим «довеском»?

Если так, то наглость чиновников переходит уже все границы. И требует самого серьезного ответа.

Для начала, предлагаю иркутским общественникам объединится и направить в Байкальскую прокуратуру совместное обращение.

Какие именно моменты требуют прокурорского расследования?

1. Законны ли нынешние границы населенных пунктов в ПНП? Законна ли массовая распродажа земель (примерно несколько тысяч га!), оказавшихся в расширенных с 2012 года границах населённых пунктов Ольхонского района? Кто заработал на этих сделках? Их масштабы, вероятно, превышают земельные махинации в Иркутском районе, следствие по которым ведется уже нескольких лет.

По окраинам пос. Хужир вырастают все новые туристические объекты.

2. Какова площадь населённых пунктов, по замыслу Минприроды исключаемая из ПНП? Соответствует ли она задуманной «компенсации»? Если эта площадь исчисляется несколькими тыс. га, то ее застройка непременно приведет к запредельным экологическим нагрузкам, деградации природных комплексов берегов Малого Моря, опасному загрязнению его вод.

3. На каком основании в ПНП «возродились» населённые пункты, многие годы пребывавшие в статусе «нежилых» (Малышкино, Хадай и др.)? Насколько законны земельные права их новых обитателей?

4. Почему при согласовании границ в 2012 г. из состава ПНП оказались выведенными ценнейшие природные участки, в частности – бухта Ая, дельта р. Сармы, мысы Хадарта, Уюга, Курминский, Курминские озера?

5. Запрет на создание дачных товариществ прописан в режиме водоохранной зоны, а также – для территории национальных парков. Но на о. Ольхон есть ДНТ «Ханхой», в бухте Ая — ДНТ «Лайт», в районе бухты Шида – ДНТ «Лесник». Недавно о таком же «статусе» заявил владелец незаконных построек под горой Зундук (ПНП). Почему «садоводы» остаются безнаказанными?

Дачное товарищество «Ханхой» (Ольхон).

С выяснение этих вопросов тянуть нельзя. Ведь многие, кто приобрел участки в границах ПНП (чаще всего– якобы в поселениях) себя еще «не проявили». Боюсь, что площадь скупленных ими земель даже превышают уже застроенные на сегодня территории Ольхонского района. Почти повсюду на Малом Море, у любой бухточки, вокруг любого населенного пункта, от местных жителей я слышал: «Все земля кругом здесь уже давно продана, кому-то принадлежит». Хотя пока еще и представляет собой реликтовые байкальские степи и леса.

Если сейчас не предпринять радикальных мер, то очень скоро актуальной станет «байкальская амнистия», аналогичная дачной и лесной. Многие тысячи «землевладельцев», скупивших участки благодаря нечистоплотным чиновникам и «лазейкам законодательства», будут требовать узаконить их «права» на землю и возведенные на ней постройки.

Еще одна важнейшая и неотложная мера – мораторий на строительство новых турбаз, гостиниц и дач. Не только на Ольхоне, но и на материковом побережье Малого Моря.

Источник: activatica.org

Из Прибайкальского национального парка вновь «исключают» самую дорогую землю?
17:06
36

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...