Особый дом. Другой взгляд на Сергинский ПНИ

Опубликованный 11 марта 2018 года на сайте «Тайшет24» материал о социальном взрыве в Сергинском психоневрологическом интернате наделал немало шума как в коридорах власти, так и в умах обывателей. Для соблюдения равновесия мы решили показать вам другую точку зрения на деятельность учреждения. Её ещё в декабре 2016 года прекрасно изложили журналисты газеты «Областная».

Особый дом. Психоневрологический интернат в Сергино начал работать по-новому

За год в Сергинском психоневрологическом интернате, еще недавно проблемном социальном учреждении, произошли большие перемены. В доме для тех, кто живет наедине со своими «сумерками души», побывали корреспонденты «Областной».

«Сумерки души»

Психоневрологический интернат находится в поселке Сергино Тайшетского района. В 2018 году учреждению исполнится 70 лет. Вначале это был дом инвалидов на 28 человек. Сегодня здесь проживают 300 человек, работают 225 сотрудников, которые приезжают из соседних сел и Тайшета.

Большая территория огорожена, вход только через КПП. Миновав пропускной пункт, сразу же встречаем первых проживающих.

Накануне нашего приезда изрядно намело снегу. Местные обитательницы, вооружившись лопатами, расчищали дорожки. При виде новых лиц все как одна чинно поздоровались и заулыбались нам, словно родным.

Директор Сергинского психоневрологического интерната Леонид Круглов
Еще год назад тут не то что КПП – простого забора не было. Опекаемые свободно бродили где хотели, радуясь отсутствию запретов. Но потом пришел новый директор Леонид Круглов, который сразу поставил под контроль все перемещения.

В интернате живут особые люди с ограниченными физическими возможностями. Это пациенты с умственной отсталостью в легкой и тяжелой форме, люди с синдромом Дауна, больные с разными диагнозами, которые психиатры характеризуют как «сумерки души». Сюда попадают из специализированных детских домов и остаются пожизненно.

Без постороннего участия и помощи жители Сергинского интерната просто не выживут. Не случайно их называют «опекаемые».

Мы проходим в жилые корпуса. Те, кто наиболее адаптирован к жизни, способен себя обслуживать и управлять своими действиями, живут отдельно от тех, у кого непоправимо тяжелые диагнозы.

В корпусах чисто. На окнах красивые занавески. Недавно из Сергино в Саянск и Усть-Илимск перевели 130 человек. Старый корпус расселили полностью, и появилась возможность делать ремонты. Если раньше в комнатах жили по шесть человек, то теперь по четыре.

39-летний Саша Семенов в интернате уже 20 лет.

– Работаю в столовой грузчиком. В свободное время песни поем, выступаем. Рыбалку люблю, теннис, компьютер изучаю. Здесь чистый воздух, хорошо здесь, – рассуждает Саша. – Я не рвусь отсюда куда-то, как другие…

В его комнате замечаем большую полку с книгами. Саша охотно поясняет, что это его сосед Максим читает, чаще всего Библию.

Программа «Жди меня»

В коридоре нас обступают жильцы. Кто-то делится реальными проблемами, кто-то надуманными.

– А это племянница моя, в Иркутске живет. Это брат, – пожилая женщина показывает нам черно-белую фотографию. Память о родных людях сидит в ней цепко.

– Навещает вас племянница?

Женщина опускает голову. Никто к ней не приезжает…

Интернат имеет развитую инфраструктуру, чтобы обеспечить постояльцам полноценное бытие. Здесь есть прогулочная зона с лавочками, территория для занятий спортом, импровизированное поле для футбола. В день нашего приезда расчищали место для катка и готовились поставить новогоднюю елку.

Жизнь интерната расписана – подъем, завтрак, трудотерапия для тех, кто в состоянии работать, обед, ужин. В свободное время кто-то рисует, кто-то занимается спортом. Во всех кабинетах поделки опекаемых. Оксана Гвоздь – мастер алмазной живописи. Осмотрев ее работы, мы искренне хвалим девушку. Она сияет от удовольствия.

Местные рукодельницы вышивают подушки, вяжут коврики и детские вещи, которые потом через систему соцзащиты передают многодетным или нуждающимся семьям.

Интернат имеет множество грамот – за участие в турслетах, концертах, конкурсе видеофильмов, зимней спартакиаде…

– Опекаемых всегда нужно чем-то занимать. Тогда остается меньше времени на глупости, – говорит Леонид Круглов.

Интернат – пожизненный дом. Здесь есть 80-летние бабушки, которые другой жизни, кроме как интернатской, просто не помнят. Например, Зейнеб Гимаева прожила в Сергино 54 года…

Постояльцы интерната тянутся к незнакомым людям. Пока мы совершаем экскурсию, к нам то и дело кто-то подходит. Новые лица здесь видят нечасто…

22-летняя Оля Сапарина из Братска тихонько просит журналистов помочь разыскать ей маму Ирину.

– Обратитесь в программу «Жди меня», – настойчиво говорит девушка.

Мы-то с радостью, но не факт, что мама откликнется. Очень редко родные навещают местных постояльцев. Даже если живут в соседней деревне.

Сложно определить возраст опекаемых. Некоторые из них имеют вполне сохранный интеллект. Встретишь таких на улице и ни за что не догадаешься об их тяжелом диагнозе. Одного из мужчин в камуфляже мы принимаем за охранника. И ошибаемся.

Пушкин, Толстой, Куприн

В интернате работает несколько подразделений – клуб, библиотека, медпункт. В будущем году появится отделение милосердия на 50 коек для особо тяжелых больных.

Пока самые трудные постояльцы проживают в корпусе № 5. Среди них 17 колясочников. В интернате многое придумано для того, чтобы облегчить жизнь слабым и неприспособленным. Специальные поручни, низко сделанные (для колясочников) выключатели…

– Наташа, здравствуй, как дела? – обращается директор к одной из женщин в инвалидной коляске.

Наташа, которую мучительно скрутила болезнь, смотрит кротко, улыбается. Глядя на нее, даже не верится, что обитатели интерната просят у администрации новую музыку, колонки к проигрывателю, интернет, спортивные мячи… Все остальное, выходит, есть?

В клубе, где недавно обновили зрительный зал и планируют оборудовать мини-спортзал с тренажерами, наше внимание привлекает библиотека.

– Доски, что были вместо стеллажей, мы выбросили, – рассказывает культработник Михаил Пилипенко, – установили шкафы для книг, ремонт сделали.

На полках – Грин, Пикуль, Никитин и многое другое… Постояльцы читают Пушкина, Толстого, Куприна, Устинову, часто спрашивают Библию.

Случайных людей среди персонала нет. Потому что очень сложно работать тут случайным людям…

Время обеда. Мы проходим в столовую, к которой начинают подтягиваться пожилые женщины. На входе – санитарная зона – умывальники и дезинфицирующие средства. Здание старое, краска на полу стерлась, но половицы отмыты до белизны. Питание в столовой расписано по калорийности.

– Чем болеют ваши подопечные? – спрашиваем замдиректора по медчасти Оксану Батранину.

– Как все – гипертонией, сердечно-сосудистыми заболеваниями…

Обитателей интерната обследуют врачи – терапевт, невролог, гинеколог. В медсанчасти – хорошо обрудованный физиокабинет. Здесь делают массажи, готовят кислородные коктейли…

Сама Оксана приехала в Сергино на работу много лет назад. И сразу по приезде, тем же поездом, захотела вернуться обратно. А потом… Привыкла и приработалась, вот что потом. И научилась по-доброму жалеть каждого своего пациента…

Вообще, как показалось, случайных людей среди персонала нет. Потому что очень сложно работать тут случайным людям…

На сельскохозяйственной ниве

Минувший год принес интернату много перемен. В котельной запустили два новых котла, восстановили пилораму. На территории появилась АЗС контейнерного типа. Раньше учет топлива не производился, его наливали ведрами из бочек.

– В этом году мы купили мебель, посуду, инвентарь, – перечисляет Леонид Круглов.

Спонсоры помогли построить поликарбонатную теплицу. В этом году на сельскохозяйственной ниве произошло несколько хороших событий. Администрация капитально отремонтировала овощехранилище на 420 кв. метров, куда на зиму заложили 75 тонн картошки, 5,5 тонны капусты, 4 тонны свеклы и моркови. В этом же году, впервые в истории интерната, родился жеребенок Ласточка, появилось 11 овец. Еще четырех ягнят подарил спонсор. Также в Сергино стали разводить кроликов, в планах – куры и пчелы.

– Мясом мы себя на 40% обеспечиваем, овощами – гораздо больше. Картошки нам до нового урожая хватит, – говорит директор.

Подсобным хозяйством командует Мария Борзых.

– У нас шесть теплиц, на ферме содержится 44 теленка, 18 дойных коров, – перечисляет она. – Обрабатываем 181 гектар земли, сеем однолетние травы, сажаем овощи, картофель. Есть два трактора, бульдозер, косилки, грабли, пресс – все навесное оборудование.

В стаде содержится 64 головы КРС, в летнее время коровы давали порядка 200 литров в сутки, и свежие сливки были хорошей добавкой к столу.

Осенью работники интерната заготовили 150 тонн сена в тюках, 110 тонн соломы и столько же силоса. Кормов скоту на зиму хватит, убеждена Мария Борзых.

В крольчатнике проживают породистые особи-великаны.

– Тут у нас самочки содержатся, – рассказывает опекаемый Максим Кольцов. – Нравятся мне кролики. Я шум не люблю, а кролики – спокойные…

Особые люди, как и все мы, стараются найти свою «экологическую нишу»…

Совсем недавно в интернате открылась часовня во имя святителя Луки Крымского. Окормляет паству настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы из села Шелехово Тайшетского района отец Роман (Малетич). Местным обитателям, может быть, больше, чем кому-то другому, нужны сострадание и утешение…

СМОТРЕТЬ ФОТОРЕПОРТАЖ

Особый дом. Другой взгляд на Сергинский ПНИ
Источник:
08:14
165

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...