В Иркутской области в период нереста изъяли более 20,6 км сетей

Запрет на лов ценных видов рыбы — тайменя, хариуса, ленка — в Иркутской области был введен с 25 апреля по 25 июня, с 1 мая по 15 июня дополнительно был введен запрет на лов щуки. К мероприятиям по борьбе с незаконным ловом впервые подключили сотрудников Росгвардии, которые дежурили на стационарных постах и патрулировали нерестовые реки и водохранилища области вместе с сотрудниками Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства.

Как рассказал и.о. начальника территориального управления Ринат Енин, в работе принимали участие сотрудники полиции и члены официальных клубов рыболовов. Совместными усилиями было выявлено 837 нарушений (на 23 процента больше, чем в нерестовый период 2017 года); наложено штрафов на сумму 1 млн 276 тысяч рублей (+32 процента), предъявлено исков о возмещении ущерба водным биологическим ресурсам на сумму более 200 тысяч рублей.

— В правоохранительные органы передано 14 материалов для возбуждения уголовных дел за незаконную добычу ценных видов рыбы, половина из них — в Усть-Илимске. В прошлом году по всей области таких материалов было всего 8. Из водоемов изъята 651 сеть общей длиной 20,65 км, у рыбаков изъято 1 969 кг рыбы, — рассказал Ринат Енин. — Большинство нарушений зафиксировано в Иркутском, Братском, Усольском, Балаганском и Усть-Илимском районах. В соответствии с Кодексом об административных правонарушениях на каждого нарушителя налагается штраф от 2 до 5 тысяч рублей, плюс за каждую добытую рыбу по отдельной таксе. За каждого хариуса или щуку, например, 250 рублей; самка с икрой идет в двойном размере. Эти цены не менялись с 2000 года, сейчас рассматривается вопрос о повышении наказания за ущерб. По омулю за каждую самку могут потребовать до 6 тысяч рублей.

По оценке заместителя начальника Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод» Владимира Давыдкова, запрет на лов омуля, введенный с октября 2017 года, пока не сказался на численности рыбы. За последние годы официальный вылов снизился с 980 тонн в 2008 году до 450 тонн в 2017-м.

— Есть два способа повысить численность ценных видов рыб: за счет усиления охраны мест обитания и за счет активизации мероприятий по организации искусственного воспроизводства. В благоприятные годы доля омуля с рыбозаводов может составлять 25–28 процентов от всего улова. Сейчас все работы по воспроизводству промыслового стада байкальского омуля ведутся на территории Республики Бурятия, этим занимались три завода АО «ВостСибРыбЦентр»: Большереченский, Баргузинский и Селенгинский. Сейчас эти заводы перешли в оперативное управление ФГБУ «Главрыбвод», но в связи с особенностями жизни омуля государственного задания на его воспроизводство в Иркутской области и Забайкальском крае у «Главрыбвод» нет, — рассказал Владимир Давыдков.

Судя по всему, решение было принято очень вовремя: если в прошлом мощности заводов позволяли закладывать до 3,5 млрд оплодотворенных икринок, то к 2016 году они сократились до 1 млрд. Оборудование заводов приходило в негодность, сотрудники получали мизерную заработную плату и теряли квалификацию. После передачи заводов «Главрыбводу» была проделана большая работа по восстановлению производства. В 2017 году выращено 30,5 тысяч осетров, 73 тысячи сазанов, 85 тысяч хариусов. Работы по омулю, начавшиеся в 2017 году сразу после создания Байкальского филиала, затрудняются сложностями с выловом производителей. В 2016 году, например, на Селенге удалось выловить всего 5,6 тонны; в 2017 году сотрудники «Главрыбвод» перенесли место лова производителей на пять километров ниже по течению — то есть ближе к берегу Байкала, и улов сразу вырос до 13 тонн. Это позволило сделать вывод о приблизительном количестве ущерба, который приносил незаконный лов в период нереста: до места размножения не доходило практически 60 процентов омуля.

— Заготовка селенгинского омуля имеет особое значение, потому что именно он составляет основу промыслового стада. В прошлом организации, которые должны были заниматься разведением омуля, практически не ловили на Селенге, потому что не имели технической возможности. Наша основная задача в 2018 году — увеличить объем работ по омулю. Остальные виды мы будем разводить, но главные не они, — подчеркнул Владимир Давыденков.

На реконструкцию и обновление рыбоводных заводов на Байкале уже выделено 14 млн рублей, сейчас обсуждается план восстановления Гусиноозерского рыбоводного хозяйства — это предприятие занималось разведением байкальского осетра. В 2017 году Байкальский филиал выпустил в естественную среду более 55 млн личинок и более 2 млн молоди омуля, в первом полугодии 2018 года выпущено более 90 млн личинок, выпуск молоди продолжается и итоги будут подведены к концу года. Пока специалисты всех ведомств выступают за сохранение запрета на лов омуля и после окончания трехлетнего моратория, введенного в 2017 году. Объясняется это тем, что жизненный цикл омуля составляет 5–7 лет и только по истечении этого срока можно будет адекватно оценить эффективность мер по увеличению численности.

Эффективность запрета на лов оценивается достаточно высоко: по словам Рината Енина и Владимира Давыденкова, сейчас в Иркутской области и Бурятии незаконный вылов омуля в промышленных масштабах не ведется, поскольку его некуда сбывать. Инфраструктура по скупке, переработке, хранению и продаже незаконной продукции, включавшая крупные холодильники в частных подворьях, была уничтожена уже осенью прошлого года. Для этого пришлось привлекать к спецоперациям самые различные силовые структуры, вплоть до органов ФСБ.

В течение 2018 года пройдет еще одна операция по борьбе с незаконным ловом — на этот раз в центре внимания будет именно омуль, который идет на нерест с августа. Поскольку в Иркутской области нерестилищ омуля нет, сотрудники Иркутского территориального управления будут направлены в Бурятию на усиление борьбы с браконьерством на Селенге и других реках.


В Иркутской области в период нереста изъяли более 20,6 км сетей
17:52
103

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...