Запрет на вылов омуля: первые успехи и новые вопросы

Итоги первого года действия запрета на вылов байкальского омуля, введенного с 1 октября 2017 года в Иркутской области и Республике Бурятия, подвели 12 ноября в Иркутске на совместной пресс-конференции заместитель руководителя Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Ринат Енин и начальник Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод» Леонид Михайлик.

Для двух ведомств, которые можно назвать главными защитниками омуля на Байкале, главное место действия запрета — на нерестовых водоемах, то есть реках Селенга, Баргузин, Верхняя Ангара. Главный период борьбы — естественно, период нереста — с 1 августа по 15 ноября 2018 года.

— Поэтому мы говорим пока только о предварительных результатах, — подчеркнул Ринат Енин. — Меры по охране омуля приняты беспрецедентные: организовано более 20 передвижных и стационарных постов на всех водоемах; привлечены 15 инспекторов из Иркутской области, причем группы выезжали не раз. Одновременно работали и Рыбоохрана, и МВД, и общественные инспекторы, и другие ведомства. Специалистов из других регионов не привлекали. Хотя раньше была такая практика, а в этом году решено, что сил и средств достаточно.

С начала акции и по 6 ноября выявлено 583 нарушения, наложены штрафы на сумму 387 тыс. рублей, предъявлены иски за незаконную добычу биоресурсов (в основном омуля) на 618 тыс. рублей. В правоохранительные органы передано 110 материалов для привлечения нарушителей к уголовной ответственности — по сравнению с прошлым годом рост в два раза. Особую гордость участников мероприятий вызывает тот факт, что пока ни один материал не возвращен как недостаточный — по всем материалам приняты решения о возбуждении уголовных дел. За время проведения мероприятий изъято 3 тыс. 376 кг рыбы ценных пород, конфисковано 428 сетей общей длиной более 23 км, лодки, моторы и другая техника.

Все браконьеры объясняют свою деятельность тем, что в Республике Бурятия сложная социально-экономическая обстановка, но есть и серьезные группы браконьеров — это нелегальный бизнес, хорошо организованный, имеющий современные плавсредства. Сотрудники полиции выявляли места, где находили уже подготовленными для продажи более тысячи экземпляров сразу (ущерб на сумму более 800 тыс. рублей), на постах задерживали по несколько десятков мешков. Такое никак не объяснить привычкой к рыболовному промыслу.

Большая работа была проделана именно для того, чтобы не дать вывезти незаконно добытого омуля в другие регионы, пресечь сбыт и тем лишить незаконный бизнес прибыли. На всех трассах и даже небольших дорогах стоят посты, идут проверки автотранспорта, регулярно проводятся проверки точек сбыта. Случаются и курьезы: в Слюдянке на посту дважды задержали партии черной икры и осетров, однако это был не байкальский осетр, а судя по всему китайский, искусственно разведенный.

3 ноября 2018 года председатель правительства РФ Дмитрий Медведев подписал постановление «Об исчислении таксы для возмещения ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам». Этот документ вступит в силу лишь через 10 дней с момента опубликования, то есть 13 ноября, но обсуждение его проекта шло уже около двух лет. Чиновники и ученые настаивали: таксы, введенные в 2000 году, устарели и уже никого не пугают, потому что прибыль от незаконного лова превышает все штрафы. Согласно новому документу за одного омуля вместо 250 рублей нужно будет заплатить 3 тыс. 640 рублей. За хариуса, сазана, щуку и ленка — 925 рублей вместо 250; за одного тайменя — 10 тыс. 635 рублей. Один лещ стоил 25 рублей — по новой таксе 500 рублей. Помимо возмещения ущерба каждый браконьер должен оплатить и административный штраф за незаконную добычу (до 5 тыс. рублей), а в зависимости от причиненного ущерба может наступить и уголовная ответственность.

Нужно сказать, что в 2018 году общинам коренных народов выделена квота на лов 34 тонн, и еще 21 тонну коренные народы могут ловить как физические лица — всего можно легально отловить 55 тонн омуля. Главное отличие от прошлых лет состоит в том, что раньше коренным народам разрешалось добывать омуля где угодно, а теперь только на промысловых участках. Легальный лов омуля разрешен в двух районах Бурятии — в Северобайкальском и Баргузинском. Лов шел всего на пяти рыбопромысловых участках, и только до начала нереста, то есть до 20 августа. Все общины подключены к системе «Меркурий», которая позволяет отслеживать всю легальную рыбу. С начала 2018 года легально добыто и прошло через эту систему лишь 17 тонн омуля. Зачастую при проведении проверок чиновники Росрыболовства сталкиваются с продавцами, которые предъявляют документы о покупке рыбы именно у общин коренных народов.

Сотрудники рыбоохранных ведомств пока не могут сказать, как отразился запрет на поголовье омуля и других ценных видов рыбы: результат по омулю можно будет наблюдать только через 8–9 лет, когда рыба подрастет, пойдет на нерест и ее можно будет подсчитать. Однако уже отмечено, что на нерест пришло больше рыбы, чем в прошлом году — отчасти потому, что пришла «большая вода». В Бурятии очень заметно наполнились реки, в Иркутской области поднялся уровень Байкала. Это дает рыбам возможность безболезненно проходить мелкие участки, увеличилось количество нерестилищ и кормовая база. Впервые за много лет по Селенге рыба дошла до поселка Ильинка, где омуля уже очень давно не видели.

Благодаря увеличению количества рыб-производителей на рыбоводных заводах заложено более 520 млн штук икры — это в четыре раза больше, чем в 2017 году. Чиновники надеются, что такое количество икры позволит впервые за последние 10 лет выпустить весной не менее 400 млн личинок. Для сравнения: в 2017 году было выпущено всего 55 млн личинок, в 2018 году — 100 млн. На селенгинском заводе инкубировано более 50 млн икринок селенгинской популяции, на большереченском — более 468 млн икринок баргузинской и большереченской популяций. Специалисты считают, что икра находится в отличном состоянии, да и многие рыбы, до половины от общего количества, после получения икры были живьем возвращены из ловушек рыбозаводов в Байкал.

— Часть производителей были помечены для того, чтобы в будущем проследить: вернутся ли эти рыбы на повторный нерест и вообще дойдет ли эта рыба до Байкала. Метки крепятся к плавнику и никак не мешают рыбам жить, а мы сможем получить важную информацию, — пояснил Леонид Михайлик.

Ученые в свое время подсчитали, что для восстановления поголовья омуля необходимо ежегодно выпускать до 400 млн штук личинок омуля. Если рыбозаводы сумеют сохранить икру в соответствии с нормативами (то есть 80–90 % от заготовленной), то к этому плану заводы приступят уже в следующем году, а если смогут выдерживать такие объемы пять-семь лет, то поголовье должно восстановиться.

Фото russianstock.ru


Запрет на вылов омуля: первые успехи и новые вопросы
11:38
109

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...