Добыча нефрита в Бурятии - кто богатеет?

Когда Михаил Ломоносов в далеком 18 веке говорил о том, что могущество России будет прирастать Сибирью, вряд ли он имел в виду именно то, что происходит с природными богатствами сибирского региона сегодня. Не так давно в редакцию нашего портала поступило обращение от предпринимателей Прибайкалья, которые настойчиво предложили нам обратить внимание на откровенно хищническое и беспардонное разграбление региона. Не сказать, чтобы это стало для нас новостью: текущие реалии, к сожалению, не оставляют сомнений в колониальном отношении федерального центра к Прибайкалью. Однако чем больше мы вглядывались в отдельные аспекты этой темы, тем чаще журналистский коллектив посещало ощущение нереальности происходящего.

Здравый смысл настаивал на том, что такого быть не может, потому что не может быть никогда. Однако факты, документы, судебные решения и свидетельства очевидцев говорят об обратном. Сегодня мы расскажем лишь небольшую часть от ставших известными нам событий, и постараемся наметить общую канву повествования. Темой же для беседы станет нефритовый камень – события вокруг добычи которого с середины 2000-х годов стали одной из основных тем как в репортажах СМИ, так и в сводках правоохранительных органов.

***

Для начала стоит немного рассказать о нефрите, как таковом. Дело в том, что до определенного момента этот полудрагоценный камень не представлял для государства и внутреннего, российского потребителя, особого интереса. Все изменилось с развалом СССР и возросшим туристическим и бизнес-потоком граждан КНР в Прибайкалье: с удивлением для себя сибиряки выяснили, что за нефрит китайцы готовы платить более чем серьезные деньги. Так как полноценной инфраструктуры по добыче нефритового камня после развала СССР фактически не стало, то естественным образом этой темой стали заниматься частные лица и артели.

Государство не снимало с себя вопроса контроля за добычей нефритового камня, однако до определенного этапа напрямую в процесс не вмешивалось. Выдавало лицензии, отводило участки для геологоразведки и добычи полезного ископаемого, однако самостоятельно добычу камня практически не вело. Вероятнее всего, потому, что на фоне иных полезных ископаемых, которыми так богата Россия, потенциальная доходность от нефритовой темы казалась не столь значительной. Во всяком случае, пока не возникало никаких проблем с добычей и экспортом нефти и газа, государственным корпорациям было, чем заняться, помимо добычи нефритового камня в нескольких районах Бурятии.

Однако в какой-то момент представители крупного бизнеса из Центральной России начали проявлять более, чем пристальное внимание к нефритовой отрасли, и как ответ этой экспансии, стал развиваться «черный рынок» нефритового камня – лишившись возможности легального заработка в этой сфере, многие из добросовестных предпринимателей стали заниматься нелегальной добычей нефрита, будучи вытесненными со своего традиционного рынка.

Однако же оставались и организации, которые в установленном законом порядке были наделены правом на добычу нефрита. В числе последних на протяжение без малого 15 лет главенствующую роль занимала национальная эвенкийская община «Дылача», история которой в свое время всколыхнула всю страну и подробно освещалась федеральными СМИ.

Если отбросить шелуху, то дело обстояло следующим образом. Эвенкийской общине на общих основаниях были выделены участки под добычу нефрита, чем она успешно и занималась. Не имея альтернативных источников дохода, представители общины нашли свою нишу на рынке, и существовали фактически автономно, в отличие от многих национально-культурных общин, не требуя дотаций от государства. Однако с начала 2012 года у общины начались проблемы: некоторые внутренние разногласия, вовремя поддержанные внешними интересантами, породили целый ряд проблем. Например, уголовное дело о якобы имевшем место хищении 20 тонн нефритового камня: по мнению следствия, он был добыт с нарушением закона. Камень был изъят, техника арестована, а деятельность общины парализована.

Казалось бы, что изменилось именно в 2012 году, и почему внезапно возникло столь пристальное внимание со стороны правоохранительных органов к бизнесу эвенков? Ответ прост: окончательно оформилась структура «Русской нефритовой компании», коммерческой организации с участием государственной корпорации Ростехнологии. Что именно послужило причиной для возникновения интереса к местечковой, по сути своей, теме нефритового камня со стороны федерального гиганта, сказать сложно. Возможно, этому были какие-то объективные причины, возможно, это произошло случайно, а может быть, просто потребовалось пристроить кого-то полезного к более-менее прибыльному делу. В целом, это не столь важно: а важно то, что заход «Русской нефритовой компании» на рынок нефрита сопровождался серьезной информационной и силовой поддержкой.

Настолько серьезной, что представители эвенкийской общины «Дылача» в открытую, в письмах на имя Президента России Владимира Путина называли действия дочерней структуры Ростеха рейдерским захватом и просили о помощи в противодействии ему. Однако помощи на тот момент община не дождалась, в 2013 году была окончательно ликвидирована, а ее имущество поделено между несколькими заинтересованными лицами и структурами. Никто из участников того громкого дела и не скрывал, что все действия московской организации санкционированы людьми с большими звездами на погонах и сидящими в высоких кабинетах, а потому сопротивляться, по сути, бессмысленно. Так и получилось. «Русская нефритовая компания», проводя максимально агрессивную политику по захвату рынка, не стеснялась в методах.

До сих пор в районах Республики Бурятия помнят о перестрелках, которые представители отдельных ЧОП, обеспечивающих сопровождение объектов Ростеха, устраивали с местными жителями. В некоторые районы, где добыча нефрита шла особенно активно, сотрудники полиции, органов государственной безопасности и следственного комитета выезжали по нескольку раз в неделю. Местное население не понимало и не хотело понимать, что на их земле нужно заезжим москвичам, которые и название района, в котором находились, не всегда могли вспомнить. Плюс к тому же вставал и другой вопрос: если сейчас добычу нефритового камня заберут структуры крупной государственной корпорации, на что будут кормить свои семьи те люди, для которых нефритовый бизнес долгие годы был основным источником средств к существованию?

Последней и по-настоящему трагической точкой в истории с общиной «Дылача» стало убийство известного иркутского адвоката Дмитрия Васькова в 2016 году: он был застрелен в Улан-Удэ одним из бывших руководителей ликвидированной эвенкийской общины. Оставляя в стороне ту сомнительную с морально-этической точки зрения роль, которую сыграл адвокат Васьков в истории с общиной, нельзя не отметить: его убийство было жестом отчаяния со стороны человека, доведенного до крайней точки. Жестом человека, которого не слышали и не хотели слышать. После того эпизода страсти вокруг нефрита несколько поутихли, потому как, вероятно, до заинтересованных лиц дошло: такими методами в республике работать нельзя. Однако некоторое время назад нефритовая тема получила новое развитие.

Здесь необходимо упомянуть еще об одном, относительно крупном игроке на рынке добычи нефрита: компании «Сибирьгеология». Основанная при непосредственном участии известного иркутского геолога Александра Секерина в 2002 году, эта организация на протяжение многих лет вела и продолжает вести геологоразведку и добычу нефрита на территории республики Бурятия. Все официально: по открытым данным, в настоящее время фирма имеет две лицензии на разведку и добычу полезных ископаемых, сроком до 2035 года, и до недавнего времени ничто не предвещало неприятностей. Ровно до того момента, пока на горизонте не появилась организация под названием «ЗГРП». Расшифровывается эта аббревиатура как Забайкальское горнорудное предприятие: по сведениям, имеющимся в открытых источниках, держателем около четверти акций этой организации является уже знакомая нам по истории с эвенкийской общиной государственная корпорация «Ростех». Что называется, круг замкнулся.

О том, что ЗГРП – это не просто одна из многих десятков фирм, которые делают попытки найти свое место на нефритовом рынке, говорит хотя бы тот факт, что именно ей выделяются лицензионные цчастки под геологоразведку и добычу размером в сотни квадратных километров. В то время, как остальным желающим редко когда достается больше одного квадратного километра. Вполне возможно, что это случайность, однако на таком уровне серьезности вопроса случайности вряд ли возможны.

Как и несколькими годами ранее, структуры Ростеха предпочитают заходить на готовые площадки: на этот раз под прицелом оказались нефритоносные жилы, которые на протяжении многих лет разведывались и разрабатывались «Сибирьгеологией». При этом, несмотря на многочисленные обращения в государственные и надзорные органы, никаких действий по пресечению происходящего не предпринято. Не потому ли, что у «ЗГРП» есть могущественный покровитель? Как подобные действия согласуются с законодательством, и почему они стали возможными в современной России – вопрос отдельный, и он обязательно станет темой для отдельного материала, подготовленного нашими журналистами. Но факт остается фактом: пользуясь административным ресурсом и услугами недобросовестных работников правоохранительных и контрольно-надзорных органов, крупная компания с участием государственной корпорации ведет не просто нечестную конкурентную борьбу, но и занимается откровенным рейдерством, нисколько не стесняя себя в средствах.

Фактически, одна из приносящих республике Бурятия значительную прибыль отраслей сегодня не просто оккупирована крупным бизнесом с московскими корнями – в здоровой конкуренции, как таковой, нет ничего плохо. Подчеркнем, лишь тогда, когда все конкурирующие стороны действуют в одинаковых условиях: проще говоря, настоящая конкуренция есть лишь там, где есть единство прав и обязанностей. В нашем же случае этого не наблюдается и близко: пользуясь невероятно лояльным к себе отношением со стороны всевозможных государственных органов, крупный бизнес катком проезжает по конкурентам, уничтожая их не качеством продукции и уровнем развития технологий работы, а административным ресурсом и готовностью идти на откровенные нарушения закона.

На наш взгляд, главным в описанных ситуациях является следующее: является ли подобное поведение АО «ЗГРП» его личной инициативой, допущенной по недосмотру кураторов на федеральном уровне, или же сознательной, планомерной работой государственной корпорации «Ростех»? И если все же это не более, чем эксцесс отдельных руководителей, какие меры и когда будут предприняты со стороны компетентных органов для пресечения этой порочной практики?

Добыча нефрита в Бурятии - кто богатеет?
03:41
1668

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...