Обзор иркутской колумнистики и Facebook: Игры под престолами, с чего начинаются выборы и собеседование в министерстве

Иркутск, 27.03.17 (ИА «Телеинформ»), — На неделе иркутские колумнисты дружно заговорили о конструктивных особенностях государства и власти. Нравственные вопросы, проблемы объективности и скрытых мотиваций госслужбы — основные сюжеты сегодняшнего обзора.

Редкий колумнист может удержать благородный порыв к раздаче советов. Сергей Шмидт, подобно Макиавелли, составляет краткий самоучитель механизмов пребывания во власти. Но если итальянец учил государей, то блогер «ИТГ» преподаёт азы придворного этикета. Здесь собраны практические заветы и нравственные наставления, позволяющие побороться за звание приличного человека даже в условиях мнимого всемогущества.

«Надо понимать, что есть в политике некоторые «стратегические ценности», действительно касающиеся «общего блага», а не частных интересов, поэтому лучше уклониться от поддержки власти, если она вдруг начнет действовать против этих «стратегических ценностей». И есть слишком самоочевидно некрасивые вещи, например, неприкрытая коммерческая пошлость, и лучше уклониться от поддержки власти, если она в такую пошлость начнет впадать. Из иркутского материала в качестве примера первого упомяну вопрос об опорных вузах, а в качестве примера второго портретное творчество живописца Никаса Сафронова».

После долгого перерыва в обзор триумфально возвращается Кирилл Бакуркин. В свежей колонке автор смело замахивается на трактование сюрпризов в результате любых официальных выборов в России. На примере многоквартирного жилого дома колумнист «Байкалинформ» объясняет разницу интересов жильцов нижних и верхних этажей, а также коммуникативные особенности соседства. Результатом социального расслоения «по этажам» становится всеобщий скептицизм к процедуре местного самоуправления.

«Те, кто живет на нижних этажах (т.е. с 1 до 4 этажа), себе не врут. Они знают, что это никакая не парковка — это стоянка, на которую их соседи впихают максимум автомобилей. Сколько их может быть? Ну, вот, я сам живу в «полустене» и зимними утрами под моими окнами разогреваются, примерно, 65 автомобилей. Не одномоментно, конечно, но в течение часа они разъезжаются. Живу я на 10-м этаже, и чаще всего до моих окон выхлоп не добивает. Но те, кто живет на первых этажах, нюхать стоянку не желают, и, разумеется, голосуют «против». Особенно те, кто живет в подъезде, который не будут ремонтировать, если будут делать парковку. При этом, основываясь на своём повседневном опыте и общаясь с соседями по лестничной клетке своего этажа (да, у нас преимущественно именно такое «горизонтальное» общение – остальных соседей лифт проносит мимо этих этажей – чувствуете как к слову «лифт» хочется добавить ещё слово «социальный»?), они полагают, что весь дом против парковки – стоянки. Почему? Потому что на их «горизонтали» все голосовали «против». Вспомните — «… Никто, из тех, кого я знаю, не голосовал за Путина»».

Алексей Петров заряжает читателей оптимизмом, начиная издали, рассказом о конкурсе на скромную должность в одном из региональных министерств. Пост, предполагающий тяжёлую, скучную и низкооплачиваемую работу, пользуется завидной популярностью — на место претендуют 30 человек.

«Возраст разный: от вчерашних выпускников всех иркутских вузов до разведенных матерей-одиночек, приехавших в Иркутск из глубокой провинции в поисках нового счастья. Был один кандидат наук, получающий сейчас, по моим скромным предварительным оценкам, раза в два больше. Была юрисконсульт довольно крупной компании с зарплатой под сто тысяч, но которой просто захотелось сменить атмосферу. Была замглавного бухгалтера, которая за семь лет уже все выучила, каждый плюсик в табличке знает, а развиваться хочется дальше. Был молодой фотограф с аграрным образованием, бывший КВНщик. Была банкирша с мыслью о том, что в администрации больше платят. Были люди в погонах, которые готовы потерять в зарплате, но получить опыт работы госслужбы».

Так что за обстоятельства вынуждают искать счастья на службе отчизне столь разных людей? Автор интригует читателя до последнего абзаца с непредсказуемым заключением.

FACEBOOK:

Социальные сети активно муссировали историю с портретом губернатора Иркутской области кисти Никаса Сафронова, на все лады склоняли моду на смертельную забаву «Синий кит», а также фактический старт президентской кампании Алексея Навального и грубую политическую силу «зелёнки».

Скандал и неразбериха с многочисленными работами гламурного художника Никаса Сафронова добрались до самого «творца», оправдавшегося тем, что гонорары за свои работы он рассчитывает направить на благотворительные цели в Иркутске. Александр Гимельштейн отреагировал на слова «маэстро» скептически:

«Маэстро Сафронов расходится в оценке составляющих сделки с купившим у него картины Фондом наследия русской культуры и духовности «Отражение» из Ангарска. Потому как покупатели, Никас Степанович, ещё в декабре официально объявили, что купили у вас за миллион двести тысяч рублей портрет Распутина и пейзаж с Венецией, а вот портрет Левченко и натюрморт Вы, получается, подарили безвозмездно, то есть даром. Впрочем, иркутская культура ждёт обещанного Вами, теперь уже, возврата честно заработанного гонорара обратно в регион.

Посмею предложить Вам установить стипендии для лучших (по объективным показателям) студентов Иркутской «художки», и обещаю, что иркутские медиа будут ждать любого вашего решения в рамках заявленного вами будущего акта благотворительности».

Массовое кликушество вокруг подростковой «забавы» «Синий кит» всё чаще предоставляет благодатную почву для любителей беспорядочно выслужиться. Об этом пост Марии Королевой.

«Моя мама является опекуном двух моих племянниц — круглых сирот, 13 и 15 лет. Мама с девочками живет в Ангарске, работает в школе, в опеку ходит регулярно и состоит на очень хорошем счету, так как воспитывает девочек с раннего возраста. У мамы дома живет белая кошка Бася. Это важно.

Младшая девочка играла с белой кошкой Басей вопреки воле последней, вследствие чего огреблась и кошка поцарапала ей руки. И никто бы не обратил внимание на столь незначительное происшествие, но!

Через день маме позвонили из школы и велели вместе с ребенком явиться в отделение полиции, в комнату для несовершеннолетних. Где дать подробные показания, рассказать о ситуации в семье, предъявить все документы и лично засвидетельствовать, что девочка не собирается совершать суицид и не резала себе руки. Мама предложила предъявить кошку для сравнения и экспертизы. После этого из полиции на девочку дали характеристику в школу, и маму вызвали к заместителю директора.

А теперь у меня вопрос: одна я не понимаю, почему моя мама, учитель высшей категории, уже немолодой и очень занятой человек, должна проходить какие-то маразматические и унизительные допросы, тащить в полицию ребенка и вот это все? Какие меры можно принять и кто, все это инициировал???»

17:54
27

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...