Протестный Иркутск 2011-12 годов. Как это было. Ретроспектива БАБРа

В России стремительно набирает обороты уличное движение, направленное против путинского режима. На мартовские антикоррупционные митинги вышли десятки тысяч человек по всей стране. Так происходит не впервые: в 2011-12 годах Иркутск был в числе крупных городов, охваченных протестной активностью. Редактор БАБР вспоминает события тех дней и месяцев.

Некоторые политологи считают, что уличные протесты, прокатившиеся по России с декабря 2011-го по май 2012-го, были неудавшейся попыткой мирной революции. Другие говорят про бунт среднего класса и «сетевых хомячков». Я же склоняюсь к мысли, что те митинги и шествия изначально вообще не имели выраженной политической подоплеки и были актом проявления гражданского самосознания наиболее продвинутой части российского общества.

Иркутск в этом смысле — типичный пример.

4 декабря 2011 года в России прошли выборы в Госдуму. Победа «Единой России» была нелегитимной — наблюдатели сообщали о масштабных, вопиющих фальсификациях. По официальным данным «ЕР» набрала 49%, по подсчетам же независимых экспертов — не более 40%.

Люди начали выходить на улицы. Это было неожиданно и ново, ведь в предшествующие годы всяческие «марши несогласных» собирали в лучшем случае сотни человек. Да и то исключительно в столицах.

Теперь все было иначе. 10 декабря на площади около Цирка в Иркутске состоялся пикет против фальсификации выборов . Акция собрала около 1 000 человек: интеллигенция и «креативный класс».

Не было ни трибуны, ни громких лозунгов, ни партийных флагов. Только белые ленточки и встревоженные лица людей, почувствовавших, что в стране меняется ветер.

Есть мнение, что акция 10 декабря 2011 года — была самой честной и крутой. Люди просто стояли на морозе и разговаривали. Никто не собирался свергать власть и штурмовать Серый дом. Но лично у меня тогда возникло редкое чувство сопричастности большим историческим событиям, которые происходят прямо на наших глазах.

Аналогичные манифестации прошли и в других крупных городах области. В Братске, например, все обернулось разгоном митингующих и арестами.

Волна протеста становилась выше и шире. 17 декабря согласованный митинг прошел уже на площади перед стадионом «Труд». В пиковый момент собралось около 1 500 человек.

К движухе быстро подтянулись системные и не очень политические силы. На митинг пришли анархисты, а кроме них — агитаторы «Справедливой России», КПРФ, «Солидарности».

Митинг прошел на высокой ноте — мирно, но с огоньком. Постепенно повестка фальсификации выборов в Госдуму уступила место более актуально и емкому призыву: «Путин должен уйти!»

Последующие уличные акции имели более отчетливый политический характер и проходили в контексте разворачивающейся кампании президентских выборов марта 2012 года.

Знакомые все лица.

Идем дальше.

Апогей протестного движения — серия всероссийских митингов 24 декабря 2011 года. Иркутск присоединился к этой акции, однако уже тогда стало понятно, что лидеры российской оппозиции действуют без четкой стратегии и не умеют внятно формулировать повестку для «улицы».

Иркутский митинг 24 декабря, собравший около 1 000 человек, имел красный оттенок. Ядро протестующих составили коммунисты, на митинге присутствовал тогда еще простой депутат Госдумы Сергей Левченко.

Новогоднее затишье ознаменовалось тем, что власть наконец очухалась и перешла в контрнаступление.

С одной стороны Кремль частично удовлетворил требования протестующих, заявив о возвращении выборов губернаторов и либерализации партийной системы, с другой — была проведена системная работа по запугиванию и нейтрализации лидеров протеста в Москве и регионах. Метод кнута и пряника.

Однако в тот момент уличная волна еще имела заряд. 4 февраля 2012 года в Иркутске были проведены митинг и шествие " За честные выборы", организованные движением «Гражданский Иркутск».

Здесь стоит упомянуть лидеров иркутского протеста. Всю организационную работу взяли на себя несколько молодых ребят, раннее никак не замешанных в политике. Это была команда идеалистов, пример инициативы «снизу». Вопреки расхожем мнению, партийные деятели и замшелые иркутские оппозиционеры скорее мешали иркутской «улице», нежели помогали ей.

Митинг 4 февраля получился достаточно массовым, однако именно тогда со всей ясностью проявилась главная черта протестного движение тех месяцев, выражавшаяся в отсутствии четкого плана действий и конкретики в политических заявлениях.

Люди все еще выходили на площади, но чем дальше, тем меньше понимали зачем и почему.

К середине февраля власти Иркутской области получили праведный нагоняй от начальства и перешли к решительным действиям.

18 февраля в Иркутске состоялся так называемый «Путинг» — уличное шоу в поддержку режима, куда массово свозили подневольных бюджетников и студентов.

Главные хедлайнеры «Путинга» — губернатор Дмитрий Мезенцев и мэр Иркутска Виктор Кондрашов:

29 февраля, всего за несколько дней до президентских выборов, был избит один из лидеров «Гражданского Иркутска». Инцидент получил широкий общественный резонанс, но не прибавил популярности выдыхающемуся уличному движению.

Накануне выборов все группы «Гражданского Иркутска» были удалены из социальных сетей. Безусловно, здесь стоит говорить о грамотной операции спецслужб.

В итоге митинг «За четные выборы!» 6 марта 2012 года , приуроченный к ожидаемой победе Путина, получился вялым и безынициативным. К Цирку вышло не более 20-30 самых отпетых активистов.

Протест сдулся.

Осознавая всю бесперспективность дальнейших выступлений, «Гражданский Иркутск» отметил митинг, намеченный на 10 марта 2012 года.

Последний акт марлезонского балета — так называемый «Марш миллионов» 6 мая 2012 года. Для московской тусовки день, предшествовавший инаугурации Путина, закончился битвой с ОМОНом и повальными задержаниями лидеров оппозиции.

В Иркутске все прошло согласованно, мирно, маргинально. 70-100 человек прогулялись по улицам города. Нацеленности и смысла в этой акции не было. От слова совсем.

Тогда БАБР писал:

«Несмотря на отличную погоду и традиционное „весеннее обострение“, интерес населения к противостоянию с властями в регионах резко снизился сразу после выборов президента. Достаточно убедительная победа Путина, эффективно сыгравшего на примитивных стремлениях обывателей, существенным образом повлияла на снижение активности региональных оппозиционеров» .

На этой минорной ноте уличный протест в Иркутске окончательно сошел на нет. Чуть позже митинги и шествия потеряли популярность и в столицах.

С тех пор прошло пять лет. Россия погрузилась в архаику. Политическая реакция восторжествовала.

За это время мы видели фриковатое безумство «взбесившегося принтера» Госдумы; присоединение Крыма; войну на востоке Украины; бомбежки в Сирии; падающие самолеты; политические посадки; убитых депутатов и оппозиционеров; нефтяной шок и двукратный обвал рубля.

Прошло пять лет. И люди снова выходят на улицу, а на повестке дня, как и раньше, — президентские выборы.

То ли еще будет.

Все фотографии взяты из архива Ббабра.

Протестный Иркутск 2011-12 годов. Как это было. Ретроспектива БАБРа
02:34
86

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...