Два месяца неодиночества, или Почём курс Александра Величко

Уже два месяца всенародно избранный мэр Тайшетского района Александр Величко находится в следственном изоляторе, куда его поместили решением городского суда в связи с обвинением в мошенничестве в особо крупном размере. Однако жизнь в районе после заточения первого лица не остановилась. Земля продолжает вертеться вовсе не потому, что высокорассмотрительствующий Величко передал бразды правления своему мудрому социальному заму Малиновскому, а скорее по инерции. Думается даже, что если внезапно всю районную администрацию на пару месяцев свалит чудесный весенний грипп, этого никто и не заметит.

О том, что изменилось в структуре управления Тайшетского района, мы предельно объективно рассуждали около месяца назад. Повторяться не станем. Обратимся к событиям, которые имели место уже после изоляции Александра Величко.

Без малейших сомнений, пальму первенства в череде последовавших дел держат митинги в поддержку «политического заключённого». В Бирюсинске такое мероприятие собрало около ста человек, в Тайшете – порядка трёхсот. Были сочинены и направлены во всевозможные органы власти соответствующие резолюции, но толку от них нет и быть не могло по определению. Было мало-мало шума в СМИ и вялое обсуждение в интернете. И всё. Послевкусия не осталось.

Правда, пару дней назад фонд «Петербургская политика» в своём традиционном рейтинге устойчивости регионов отнёс эти митинги к числу негативных событий, случившихся в Иркутской области в марте. Причём, не просто отнёс, а поставил на первое место из десятка таких же скверных событий.

Ещё были депеши в Москву, к Царю.

Было крайне невнятно озвученное первым секретарём обкома КПРФ, а по совместительству губернатором Иркутской области Сергеем Левченко намерение «поддержать» Александра Величко. В чём эта «поддержка» могла выражаться – и ежу понятно. Речь, безусловно, шла о поддержке моральной, потому как другие её модификации областному начальнику вряд ли доступны.

Была пронзительная статья на сайте администрации района под умилительным названием «Наказы мэра Тайшетского района — исполняются». В этом тексте неизвестный автор убедительно доказывает, что временное вынужденное отсутствие не повлияло не реализацию «намеченного мэром курса», а «планы воплощаются в жизнь».

На самом деле все эти песнопения – чистой воды фикция и профанация. Потому что никакого «курса» у мэра быть не могло по определению. Причём, речь здесь идёт не о конкретном Величко. А о любом другом человеке, который мог бы находиться на этом месте.

Давайте попробуем не отрываться от существующих реалий и расценить суть вещей чётко и конкретно.

Так вот. Пресловутый «курс» в этой стране может быть только у президента. Потому что именно он принимает решение о том, простить Украине «три с половиной ярда долларов» или любыми путями их изъять и направить на урегулирование ситуации в голодающем Поволжье.

Курса не может быть у правительства страны: оно дрейфует в том направлении, которое укажет президент.

Не может быть курса у Государственной Думы. По той же причине.

Так называемый «курс» какого-нибудь губернатора сводится лишь к колебаниям в вопросе о том, дать или не дать Тайшетскому району 90 миллионов рублей на новый детский сад. И не более. Во всём остальном у главы региона ситуация грустнее печального: дефицитный бюджет, многомиллиардные долги (которые нужно возвращать) и куча головной боли. Главным образом она связана с вибрациями в части того, кому дать, а кого обделить. Упаси, Господь, каждого из нас от таких проблем!

Таким образом, в условиях безденежья вся политика хвалёных и нехвалёных деятелей вообще не подразумевает даже полупрозрачного полунамёка на наличие какого-либо «курса».

Откуда взялся этот «курс» у Величко – непонятно вообще. Все россказни о «поддержке профессиональных и юных спортсменов», о каком-то призрачном развитии сельского хозяйства вызывают только усмешку.

В бюджете почему-то не нашлось денег на то, чтобы отправить бирюсинского пауэрлифтёра Никиту Лесковца на заслуженные международные соревнования в Латвию! Парень годами шёл к успеху и бац! Всё может закончиться на самом интересном месте…

Сельское хозяйство… Как можно развивать то, чего нет?!

Но сакраментальная фраза из той же статьи «финансовая устойчивость администрации района» одномоментно ставит все точки и над i и над ё. Хотя в устойчивости означенного органа никто ни разу и не сомневался.

Если и дальше через призму персоны Величко рассматривать политико-экономические процессы, то можно прийти к самому элементарному выводу: выборы мэров муниципалитетов такого уровня, как Тайшетский район, сами по себе бессмысленны. По самой что ни на есть элементарной причине: изберём мы жилищно-коммунального Величко, продуманного Пискуна, хозяйственного Милостных или созидательную Гореликову – всем им придётся столкнуться с одними и теми же проблемами и решать их в примитивно-нищих условиях.

Разница может наблюдаться только в самых мелких нюансах, которые в категорию «курса» точно не вписываются. Например, Гореликова решит направить три копейки, которые где-то в бюджете умудрится наскрести, на замену баскетбольного кольца в школе села Берёзовка, а Пискун те же три копейки потратит на покупку барабана для Шиткинского дома культуры.

И при любом раскладе мы будем наблюдать покосившиеся деревенские хижины, разбитые межпоселенческие дороги и полное уныние. С курсом или без такового.

Факт задержания Александра Величко 9 февраля чрезвычайно всколыхнул тайшетскую общественность. Это была лютая эмоциональная встряска, которой, наверное, людям очень не хватало. Потому как когда хлеб есть, публика нуждается в зрелищах.

Экстраординарная новость обсуждалась на каждом углу, в маршрутках, в магазинах, на кухнях и в курилках. Как и водится в подобных случаях, народ сразу уверенно разделился на два лагеря…

А уже через пару недель ураган стих. И интерес к теме стали питать только фанатичные враги и сторонники арестованного мэра.

Случившаяся несколько дней назад история с продлением содержания Величко под стражей сколь-нибудь ощутимого интереса у широкой общественности не вызвала.

Выдохлись. Перегорели.

И та самая публика, которая всего два месяца назад негодовала и восторгалась, уже не ждала ни освобождения мэра из-под стражи, ни дальнейшего его препровождения в металлических браслетах в сырую камеру.

Люди просто жили своей обычной жизнью. Своими заботами. Своими делами.

И будут продолжать жить. Как бы ни сложилась мэрская история.

Андрей Лаховский

Два месяца неодиночества, или Почём курс Александра Величко
22:02
198

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...