Александр Тишанин — от назначения до выжженной земли

Александр Тишанин, экс-глава Восточно-Сибирского филиала РЖД и бывший губернатор Иркутской области 20 апреля празднует свой 51 День рождения. Наверное, сегодня у него гораздо больше жизненной мудрости и опыта, чем было двенадцать лет назад, когда он неожиданно для всех стал губернатором Иркутской области.

«Я все сплетни собирал по поводу будущего губернатора, но нигде и ни разу не прозвучала фамилия Тишанина, — возмущался один из иркутских журналистов. — И в голову никому не приходило, что в Серый дом посадят железнодорожника!»

«Ни один из экспертов не смог предсказать назначение Тишанина на должность главы области, — делился позднее кандидат исторических наук Сергей Шмидт. — Это свидетельствует не о низком уровне политической экспертизы в регионе, а в очередной раз подтверждает высокую степень закрытости власти».

Как бы то ни было, но областная власть приняла будущего губернатора — креатуру тогдашнего президента РЖД Владимира Якунина — с самыми распростёртыми объятиями. После Бориса Говорина, которого называли самодуром и считали чрезвычайно коррумпированным, человек из полувоенной структуры показался эталоном порядочности. Заксобрание утвердило Тишанина с первого захода 42-мя голосами из 44 возможных.

Новый губернатор осторожно взялся за работу. И первым его шагом стала попытка застолбить кресло первого заместителя главы области своим человеком. Из Челябинской области, где Тишанин незадолго до этого работал на железной дороге, в Иркутск приехал его давний товарищ Юрий Параничев. Элита приняла того в штыки. Депутаты областного парламента стремились во что бы то ни стало отдать этот пост кому-то из местных. И отвергли навязываемую кандидатуру.

Глава Приангарья назначил-таки Параничева 1-м замом, но с приставкой И.О. И через пару месяцев областные депутаты после повторного голосования его утвердили. Позднее это назначение в какой-то степени доказало свою целесообразность. Журналисты зауважали выходца с Урала за его открытость и готовность без конца отвечать на вопросы и давать комментарии. После говоринского вакуума, когда все информационные потоки, исходящие из областной администрации, жёстко контролировались, это выглядело несколько диковато.

— Меня никто не выбирал, — говорил Тишанин во время своих поездок по муниципалитетам Приангарья. — Я на выборы с флагом не ходил. Меня президент назначил, а Законодательное собрание Иркутской области утвердило. Поэтому понятия у меня производственные, а не партийные или ещё какие-нибудь. Работа должна быть построена так, чтобы никто не смел копейку государственную украсть.

Скоро «неместные» в Серый дом направились стаями. В обиходе аналитиков-экспертов-наблюдателей-журналистов появился термин «варяги». Да и госслужащих с фамилией Тишанин в областной власти стало трое или четверо — все близкие родственники губернатора.

Тишанин, имеющий укоренившуюся с железнодорожных времён привычку «решать вопросы» с позиции силы (кулаком по столу и пыль до потолка), очень быстро разошёлся во взглядах с иркутской элитой. Некая искусственная консолидация усилий наблюдалась только в течение первого полугода его правления. Чиновникам на фоне грядущего референдума по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа во что бы то ни стало требовалось продемонстрировать перед народонаселением своё полнейшее единодушие. (Позднее взаимная любовь была продемонстрирована и перед думскими выборами 2007 года, в которых Тишанин принял участие в качестве «паровоза»).

А после референдума с рекордно высокой явкой — 65% вместо 60 прогнозируемых — началась жёсткая конфронтация. Местные упорно отстаивали свои интересы (главным образом, экономические), а Тишанин, как было принято считать, чётко соблюдал исключительно «интересы государства» и своего прямого начальника Владимира Путина. Здесь, собственно, и берёт начало серьёзный политический кризис, в котором Иркутская область барахталась последующие два года.

Конфликт легитимности власти дошёл до разборок в стиле воспитанников детского сада. «Ты здесь кто?» «Я от Путина! А вы кто такие?» «А мы — местные!» Местные были избраны снизу. Тишанин же со своей страстной любовью к футболу и нелюбовью к лыжам выпрыгнул словно некто из табакерки.

Первым его ритуальным жертвоприношением стал Сергей Мутовин. В 2000 году он, будучи генеральным директором ославившегося позднее ОГУП «Дорожная служба Иркутской области», возглавлял региональный избирательный штаб Владимира Путина. И в 1997, и в 2001-м активно спонсировал избирательные кампании Бориса Говорина, с которым водил тесную дружбу. За год до прихода Тишанина был избран депутатом Заксобрания от Тайшетского и Чунского районов. Вместе с мандатом получил и (по словам самого Мутовина) «лишний геморрой», — звание главы парламентской фракции «Единой России».

Впрочем, уже тогда некоторые эксперты однозначно говорили о том, что о Мутовине как о политике мы слышим в первый и в последний раз. Так и сложилось. Тишанин уволил депутата из дорожной службы, а в ответ Законодательное собрание в ещё большей степени окрысилось на губернатора.

Как и водится в таких ситуациях, были серьёзные задержки с принятием регионального бюджета, были внутрипартийные разборки, попытки (удачные и неудачные) покупки депутатов оптом и в розницу. Не было только поползновений договориться.

Между тем, политолог-социолог-историк Сергей Шмидт по-своему оценивал события: губернатор, сумевший консолидировать элиту, — это человек, установивший с ней полноценные коррупционные отношения, — утверждал он. В соответствии с этой логикой, в Прибайкалье этих отношений в тот период не было (как, впрочем, и сегодня?).

В 2006 году Тишанин явно выступил на стороне населения области, став противником строительства в окрестностях Байкала нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан». Он подчёркивал, что экологическая составляющая проекта должна являться приоритетной, и на одном из протестных митингов категорично заявил: «Ни при мне, ни после меня нефть по берегу Байкала не пойдёт!». Владимир Путин принял решение об изменении маршрута прокладки нефтепровода, и на карте схематично нарисовал фломастером новый маршрут.

Фломастер этот кто-то скоро спёр (у экологов на него были свои виды), а напротив Серого дома, на ограждении сквера Кирова в Иркутске появилась растяжка: «Спасибо, Александр Георгиевич!». Автора не нашли до сих пор, но, по всей вероятности, он скрывался где-то в пределах областной администрации.

Лето 2006 года, когда в Иркутске случилась катастрофа аэробуса А310, губернатор провёл в Германии на чемпионате мира по футболу. Оттуда же он передал свои видеособолезнования, но прервать отпуск не решился. Теперь не только элита, но и население, относившееся прежде к Тишанину индифферентно, крайне категорично оценило поведение главы области.

Вскоре губернатор заявил, что «аэропорт Иркутска морально и физически себя изжил», а «безопасность авиаперевозок в области не обеспечена». Позднее областные власти и чиновники Министерства транспорта России подписали соглашение о строительстве нового аэропорта в 36 километрах от Иркутска.

Это был не первый и не последний мёртворождённый проект Александра Тишанина. Вскруживший его голову успех на референдуме по объединению области и УОБАО сподвиг его на разработку проекта «Большой Иркутск». Предполагалось, что агломерация объединит Иркутск, Ангарск и Шелехов, получившийся город станет миллионником, к нему изменится отношение федеральных властей и тому подобное.

Был создан Фонд регионального развития. Затрачены серьёзные суммы на разработку проектной документации, построен (на бумаге) скоростной трамвай Иркутск-Ангарск. До фонтанчиков только не дошли. Не успели.

В марте 2008 года группа депутатов Законодательного собрания области обратилась к Владимиру Путину с просьбой отправить Тишанина в отставку. Депутаты, обсудив итоги социально-экономического развития региона в предыдущем году, признали политику губернатора неэффективной. Было отмечено, что Тишанин в течение двух с половиной лет пребывания у руля области так и не смог найти общий язык с региональной элитой.

Самым серьёзным образом позиции Тишанина подточили «уголовные дела против его окружения». Роковую роль в этом контексте сыграла та самая дорожная служба Иркутской области, через которую, по утверждению следствия, было отмыто 42 миллиона рублей. Заместителя губернатора Сергея Воронова упекли за решётку. Туда же отправили и нового гендиректора «ДСИО» Виктора Бушуева.

Другой чёрной меткой стал бюджетный кризис. В тот период в судопроизводстве находились два иска прокурора области, требующих признать незаконными ряд решений губернатора в сфере бюджетной политики. Кроме этого, проверка контрольно-счётной палаты показала, что с 2006 по 2008 год сумма госдолга Иркутской области выросла почти в два раза – с 4,4 до 10,6 млрд рублей.

А тогдашний депутат областного Законодательного собрания Антон Романов и вовсе нашёл у Тишанина «домик под Парижем». По его версии, путём размещения областного облигационного займа в неком банке губернатор нанёс региональному бюджету ущерб в 70 миллионов рублей. И этот же банк выдал главе области льготный кредит, на который Тишанин приобрёл дом во Франции.

В апреле 2008 года Тишанин побывал в Москве и подал заявление об отставке. Вскоре оно было принято. С момента ухода Тишанина с поста губернатора Иркутской области в отношении него возбуждалось несколько уголовных дел.

Фото автора.

Андрей Лаховский, ИА «Тайшет24»

Александр Тишанин — от назначения до выжженной земли
08:54
310

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...