Павел Погодаев: Самыми трудными на войне были бои под Сталинградом

5 мая, IrkutskMedia. Самыми трудными во время Великой Отечественной войны были бои под Сталинградом. Питания тогда не хватало, воды не было. Но при этом самым счастливым днем стало 3 февраля 1943 года, когда немцы пачками сдавались в плен вместе с фельдмаршалом Паулюсом, отметил ветеран Великой Отечественной войны, житель Иркутска Павел Погодаев. В интервью корр. ИА IrkutskMedia он рассказал о победе над немецкими захватчиками, фронтовой судьбе и своей дальнейшей жизни.

— Павел Георгиевич, сколько вам было лет, когда началась Великая Отечественная война?

— Мне было 15 лет. Я поступил в Иркутский авиационный техникум, и мы с ребятами проводили выходной в саду Парижской коммуны (бульвар Гагарина). Там мы увидели агента иностранной разведки Михаила Деревянко. Он фотографировал военные объекты: Ангарский мост, ж/д станцию, пристань. Когда стали забирать студентов техникума в армию, я не стал дожидаться своего призыва, добровольно явился в военкомат во Иркутске-2. Попросился в армию. Мне тогда было 17 лет.

— Кем и в каких войсках вы служили?

— Обычно молодежь стремится в авиацию, танковые войска, артиллерию, но не в пехоту. Хотя это самый главный род войск. Когда я узнал, что мы попадем в пехоту, вместе с товарищами сбежал с Иркутска-2. Я пришел в горвоенкомат по месту жительства в областном центре. Он раньше располагался возле автовокзала. Там я прошел комиссию, и и меня отправили в пулеметно-минометное училище на станции Дивизионной в Бурятской АССР. И мы там начали учиться. Тяжело было, кормили нас плохо. Очень много ребят было из Иркутска, Республики Бурятия, Красноярского края. Мы приняли там присягу и готовились получить офицерские звания. Я был в пулеметной роте. Когда пришел приказ Сталина направить сибиряков на фронт, почти все училище туда уехало, в том числе и я. Нас увезли на фронт под Сталинград, мне тогда уже исполнилось 18 лет. Я попал в артиллерийскую противотанковую батарею, в составе которой прошел всю войну.

— Помните свой первый бой?

— Под Сталинградом я участвовал в захвате Паулюса. У меня пушка стояла в 30-ти метрах от центрального универмага, в подвале которого находились немцы и их фельдмаршал. Нам сказали не стрелять. В то время я был наводчиком противотанкового орудия. Затем немцы вышли вместе с белым флагом, Паулюс мимо нашего расчета прошел. Мы не стреляли. Фельдмаршала взяли в плен. Потом строем приходили сдаваться немцы. Наступление началось 19 ноября 1943 года. Этот день стал праздником — Днем Артиллерии — в честь разгрома немцев под Сталинградом.

— Было ли вам страшно на войне?

— Конечно, было страшно, очень страшно. Но когда идешь в бой, забываешь об этом.

— Как дальше сложилась ваша фронтовая судьба?

— Закончили мы бои под Сталинградом и я получил первую медаль «За отвагу» и медаль «За оборону Сталинграда». Наша часть стала Гвардейской. Затем мы переформировались и поехали на Курскую дугу. Ехали, а немцы бросали листовки со словами«Вы сталинградцы — победили здесь, но вы побеждали только зимой, а под Курком мы вам летом устроим немецкий Сталинград». Мы приехали в горячую точку — огненную дугу. Начали борьбу под Курском. Я тогда получил еще одну медаль «За отвагу» за форсирование Днепра. И уже под Кривым рогом, меня вызвали в штаб армии, выдали листочки и сказали писать диктант, для чего, никто не знал. На доске писали уравнения, мы решали. Потом пришел приказ— тех, кто успешно сдал экзамены, направить в Харьковское артиллерийское училище противотанковой артиллерии. И меня тогда отправили. Я думал в Харьков, а мы в Новый год с 1943 на 1944 год — были в Москве, там салютовали за Новогород-Волынск. Мы помылись в бане, затем в эшелон и нас повезли. Утром мы уже были в Ташкенте. В сапогах, валенках и ватных брюках, а там — лужи. Выйти из вагона нельзя. Затем нас привезли в Фергану. Там мы начали учиться в противотанковом училище. Я сибиряк, конечно, тяжело там переживал жару. Но все равно пришлось учиться там. А потом училище в конце войны перевели в город Сумы. Там я его и окончил. Получил звание младший лейтенант и был направлением второй украинский фронт. Приехал в Будапешт, Венгрию, а там наши войска пошли и мы догоняли их. В Братиславе немножко не догнали. Было 8 мая, а у меня в этот день День рождения. Мы выпили немного, а утром поднимаемся— победа. Мы быстро собрались догонять войска и догнали их под Прагой. Там я еще участвовал в боях, а потом война закончилась, а мы еще по лесам в Праге, в Польше вылавливали бендеровцев. Я только в 1946-м году приехал в город Энгельс Саратовской области. У меня уже были две медали «За отвагу», медаль «За боевые заслуги», медаль «За оборону Сталинграда», медаль «За освобождение Праги», гвардейский значок. Я уже был младший лейтенант. Мы приехали в город Энгельс, там нас расформировали.

А еще, я был очень самодеятельным парнем, играл на гармошке, гитаре, балалайке. Когда ехали на фронт, я всех веселил в эшелоне нашем. Ребята вспоминали, как я на станции Шин плясал в женском платочке.

— Получали ли вы травмы?

— В битве под Сталинградом я получил пулевое ранение в ногу, кость была не задета, поэтому я не лежал в госпитале, а находился при фронте. Рану мне перевязывала санитарка.

— В каких условиях вы жили?

— На фронт, когда стемнеет и перед рассветом, приезжала кухня. Остальное выдавали сухим пайком, что достанется. Свободного времени практически не было, удавалось только письмо написать.

— Какой из дней войны был для Вас самым тревожным, самым тяжелым, а какой самым счастливым?

Самыми трудными были бои под Сталинградом. Кушать не хватало, воды не было. За ней даже нельзя было сходить, напиться. Вот лошадь копыто выдавит и мы через носовой платок сосали эту воду. Бывало человек ранен, перевяжешь рану, руки в крови, а помыть нечем. Кормили тоже плохо, лошадь умрет, сбегает солдат, отрежет кусок мяса, затем его варили на кострах. Самым счастливым днем был 3 февраля 1943 года, когда немцы пачками сдавались в плен вместе с фельдмаршалом Паулюсом. Когда зашли в подвал там человек 30 было раненных и замороженных. Они нас так хорошо принимали там. Мы сказали сдать им все оружие, они боялись с нами откровенно разговаривать. Но у одного над кроватью висела картинка, мы ее подняли и оттуда упал пистолет, он не все оружие сдал. Мы его вывели и расстреляли. А больше никого не трогали.

Вообще нам платили за каждый подбитый танк. Латунную гильзу сдашь и за нее оплачивали тоже, как цветной метал. Все деньги шли в фонд обороны. И знаете, все –таки если бы не Сталин, мы бы не победили. Он сделал много. Когда мы встречались с Дмитрием Медведевым во время его президентства я ему об этом говорил, что нельзя сбрасывать Сталина со счетов. Конечно, люди пользовались его доверием, много было подхалимов, но все-таки без него мы бы не победили. Он был беспощаден к врагам народа. Но при этом многие становились ими незаслуженно.

Самая тяжелая битва была под Курском. Много погибло людей наших. Но все-таки мы победили. Начальник штаба у нас был капитан Сибилев. Немцы идут, а мы в траншее сидим, у нас противотанковое орудие, мы должны спрятаться и ждать пока танки не подойдут на дальность прямого выстрела, иначе как горохом будет стрелять. А он выскочил, прямое попадание и мы не собрали ничего из него. Погиб парень.

— Как вы поддерживали связь с родными?

— Письма писал, мать и отец переживали за меня. Они тогда жили в Усолье. Мой отец был председатель колхоза в Тельме. Он получил орден Трудового красного знамени. Был депутатом Усольского района. Если бы он узнал, что я сейчас Почетный гражданин Иркутска, 32 года в армии пробыл, до полковника дослужился. И 29 лет имею трудового стажа.

— Расскажите о своей семье? Есть ли у вас дети и внуки?

— Своих детей у меня двое – дочка и сын, от первого брака. Дочка вышла замуж, они живут здесь, в Иркутске. Сын и дочка оба на пенсии. Когда в 70-м году я закончил институт, я женился во второй раз. С женой мы вместе уже 48 лет. У нее тоже был замечательный сын, мастер на все руки, но к сожалению в возрасте 46 лет он погиб. А еще у меня трое внуков и восемь правнуков.

Празднование 70-1 и 71-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Фото: Владислав Костин, Иркутская область

— Что для Вас значит День Победы?

— Это святой день. Мы всегда вспоминаем фронтовых друзей, однополчан, пройденный путь. Часто даже сняться такие сны.

— Как сложилась ваша жизнь после окончания войны?

— В 1946 году я уволился из армии и только потому, что у меня был друг— помощник начальника штаба, он мне помог уволиться. Таких как я в то время не увольняли, во-первых, фронтовой опыт, награды, а потом надо было кого-то оставлять служить в армии. Но благодаря другу, я уводился из армии. Затем я приехал в Иркутск, в октябре месяце, в техникум уже опоздал, меня в Обком партии хотели забрать, но партийная карточка моя тогда не пришла еще. Я поехал к отцу с матерью в Усолье, они тогда там жили. И меня там взяли в райком партии и до 1949 года я там продолжал работать, в Орготделе. Там женился, дети пошли. А потом меня вызвали в военкомат. Предлагали снова пойти в армию. Тогда как раз на началась русско-китайская война. Китайцы высадись на Дамаске, мы там им дали отпор. И вот потребовались офицеры, меня призвали. В конце 1949 года я приехал в Иркутск. Окончил ОКУОС, потом меня в Нижнеудинск отправили. Я уже получил звание лейтенанта. И вот там уже проявил себя. Там я окончил среднюю школу, у меня было неполных семь классов, техникум, а в Нижнеудинске я выиграл первое место на соревнованиях на коньках, а еще пробежал на лыжах 30 км с боевой стрельбой. В общем я показывал военное мастерство и стал расти. На лыжах я пришел первым, пробежал 30 км— три круга по 10 км и с боевой стрельбой. Всегда в части занимали первое место. И прихожу как-то на каток, он у нас был небольшой, чтобы пробежать 3 км, нужно было преодолеть 14 кругов. И у нас заместитель командира полка был, подполковник. Он недоволен был, что у нас человека нету, на три км пробежать не кому. И я вызвался. Мне дали коньки, я китель сбросил и пошел 13 кругов надо было дать. И как только на повороте— меня догоняет сосед, как только напрямую— я ухожу от него. Все думали, что я сойду с дистанции, но я поднажал так, что к финишу я его обогнал на целых полкруга. После победы мне не только дали грамоту, но и звание присвоили. И я там вообще очень многое подчерпнул. Стал начальником клуба полка, потому что я в самодеятельности участвовал. И клуб регулярно занимал первое место в самодеятельности. А у нас был начальник политотдела полковник Какунин. Он меня хотел уволить, потому что я его на партийной конференции я его раскритиковал. Но меня не только не уволили, но и отправили на станцию Дивизионная начальником дома офицеров. И мы такие вечера отдыха проводили, что к нам не попадешь. У нас то играют чехи на танцах, то поляки, то наш оркестр. К нам молодежь из Бурятии приезжала на вечера отдыха, но мы не всех пускали. И вот однажды приезжает к нам завкафедры клубной работы Улан-Удэнкого института культуры и спросил, можно ли привезти к нам студентов, посмотреть и помочь нам провести вечера отдыха. Он привез человек 20 студентов, они забились по углам, а я вкалывал там. Все игры, аттракционы, все я проводил. Я же самоучка, на фронте все время участвовал в самодеятельности, и потом все время. Когда на фронт ехали, я был как Галкин. Затем меня пригласили в Восточно-Сибирский институт культуры учиться, я сдал все экзамены на одни пятерки и поступил. Нас с Иркутска в то время четверо училось. Окончил обучение я в 1970 году. Затем меня призвали начальником гарнизонного Дома офицеров в городе Чойбалсан (Монголия) и коллектив написал мне памятную открытку. В 1974 году я приехал в Иркутск и я ушел в отставку в звании полковника.

— Сколько у вас наград? Какие из них Вам очень дороги?

— У меня свыше 22-х наград. Особенно мне дорога первая медаль «За отвагу».

— Поддерживаете ли отношения со своими фронтовыми друзьями?

— Сейчас в Саянске проживает еще один ветеран Михаил Карнаухов, с которым мы вместе призывались, были в училище, вместе поехали на фронт, вместе были в одной части. Только я потом в училище уехал, а он до конца провоевал в этой части. Он старший сержант, был в штабе писарем, у него хороший почерк. По специальности он ветеринарный врач. Он на полгода старше меня. Я добровольно ушел, а он по призыву и мы вместе были. Сейчас мы регулярно перезваниваемся с ним.

Празднование 70-1 и 71-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Фото: Владислав Костин, Иркутская область

— Павел Георгиевич, прошло почти 72 года со дня окончания Великой Отечественной войны. Что бы Вы сказали о значении нашей Победы молодым людям сегодня?

— Я бы сказал, что нужно любить Родину, отдавать все, чтобы наша родина крепла. Это самое главное.

— Чем отличается современная молодежь от советской? Что не хватает для патриотического воспитания молодежи?

— Современной молодежи много дано, но не все молодые люди могут ценить это. В патриотическом воспитании молодежи хватает всего, сейчас даже много. Не смотря даже, что ты себя плохо чувствуешь, они все время звонят со школ и приглашают на встречи.

— Какими бы Вы хотели видеть нынешних молодых защитников Родины?

— Всесторонне развитых, смелых, умеющих владеть всеми видами оружия. Главное, чтобы они все отдавали для того, чтобы победить, чтобы наша страна крепла, развивалась, чтобы мы гордились своей страной.

— Как сейчас проходит ваша жизнь? Состоите ли вы в какой-нибудь ветеранской организации?

— Меня часто приглашают в школы. А еще я член областного совета ветеранов, а также член октябрьского совета ветеранов.

— Как часто вам приходится вспоминать события тех лет?

— Каждый день. Эти события не забываются!

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

«Великая Победа»

Павел Погодаев: Самыми трудными на войне были бои под Сталинградом
09:36
97

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...