Коммунальная вендетта семьи Винарских

Трёхлетняя коммунальная война между «Иркутскэнерго» и УК «Приморский» переходит в новую стадию. Иркутская городская теплосбытовая компания обратилась в Арбитражный суд области с иском о признании управляющей компании банкротом. Если верить заявлениям директора ИГТСК Тамары Винарской, долг «Приморского» перед энергетиками составляет 200 млн руб. По мнению Винарской, это деньги собственников, на которые управляющая компания проводила текущие ремонты вместо погашения счетов за теплоресурсы.

На первый взгляд, энергетики не могут простить бывшему директору УК «Приморский» Юлии Лоскутовой отремонтированные подъезды и крыши домов в ущерб проплатам за потреблённое тепло, но это только на первый взгляд.

БУРЯ В СТАКАНЕ

В истории со злостной коммунальной неплательщицей Лоскутовой настораживает буквально всё: начиная от непривычного для такой категории дел рвения силовиков и заканчивая шумной кампанией в СМИ, которые обличают «мошенницу» и тиражируют откровенные глупости, озвученные инициаторами травли.

Для меня вопроса «воруют в управляющих компаниях или нет» не существует. В крупных компаниях воруют в особо крупных размерах. Стоит заметить: для банального воровства в стране с либеральным уклоном нашлось вполне цивилизованное название – неосновательное обогащение. Размеры этого обогащения, если говорить о Западном и прочих управлениях жилищно-коммунальными системами (УЖКС), исчисляются миллиардами рублей.

Лучшим подтверждением этому стал судебный прецедент в 2010 году. Тогда результатом судебного разбирательства в Свердловском суде стал возврат «Западным» собственнику разницы по теплу за три года в сумме 15 тыс. 677 руб. (дело Скляра). Именно это событие заставило так называемые «стороны света» (Южное, Северное, Восточное, Западное УЖКС) заявить о добровольных перерасчётах по теплу и благополучно разворовать «возвращённое» уже по другим статьям. Наибольшая сумма возвращённой жителям Университетского разницы между фактическим потреблением тепла и нормативным расчётом за период исковой давности в три года составила 23 тыс. рублей. Всего таких судебных решений было семь.

Помните, как иркутские СМИ взахлёб рассказывали жителям города о масштабном воровстве в самых крупных УК города? А о том, что можно воспользоваться судебной практикой «Народного контроля» и вернуть сворованное? Вот и я не помню!

Не услышал я и о покаянии иркутских чиновников, утвердивших завышенный на 30 % норматив на потребление тепла. Не заметил и рвения силовиков вернуть награбленное иркутянам.

Самое время рассказать, почему деньги за тепло вернули только 7 горожанам, а не 70 или 70 тыс. жителям Иркутска. Причина одна – отсутствие архивных данных приборов учёта. Почему их отказалось предоставлять в суд «Западное УЖКС», вполне объяснимо. Кто же по доброй воле отдаст нажитое непосильным трудом в особо крупных размерах?

Другое дело ИГТСК, куда эти данные ежемесячно предоставляются УК для коммунальных начислений. Казалось бы, чего проще: ходатайствуешь о судебном запросе – получаешь архивные данные. Госпожа Винарская, вызыаемая в суд в качестве руководителя ИГТСК для дачи пояснений, отказалась предоставлять первичную бухгалтерскую отчётность, каковой являются архивные данные приборов учёта, и предпочла общению с судьёй оплату штрафов. После нескольких десятков штрафов явившийся в суд заместитель Тамары Михайловны господин Яникеев заявил, что архивные данные уничтожены, а так как за их отсутствие государством ответственность не предусмотрена, попросил судью больше их не беспокоить.

Подведём итог. В одном случае задолженность УК перед энергетиками в 200 млн руб. и целый вагон неприятностей в виде проверок, уголовных дел, обличающих статей в СМИ. В другом случае судом доказана разница между фактическим потреблением тепла и расчётом по нормативу, составляющая около 30 %. У жителей города сворованы миллиарды, но уголовных дел нет, проверок нет, разоблачительных статей в СМИ – нет! После всего сказанного «буря в стакане» выглядит ещё более странной.

СТРАСТИ ПО «ПРИМОРСКОМУ»

В попытке найти объяснение происходящему мы обратились к главному обвиняемому во всех коммунальных грехах – бывшему директору ООО УК «Приморский» Юлии Лоскутовой.

НКС: Юлия Олеговна, единственная доступная иркутянам версия происходящего озвучивается директором ИГТСК Тамарой Винарской. А как было на самом деле? Как, когда и, главное, почему это началось?

Ю. Лоскутова: В 2008 году из Западного управления ЖКС 281 дом перешел в УК «Приморский», это почти 400 тыс. кв. м. С этого момента мы стали работать самостоятельно. Уже к концу года мне как директору довольно крупной компании, где я была единственным учредителем, поступило предложение – ввести в состав учредителей «Приморского» Руслана Винарского. Из разговора с директором ИГТСК Тамарой Винарской недвусмысленно следовало, что лучше договориться сразу, в противном случае работать не дадут.

К предложению я отнеслась негативно, объяснив, что мы руководствуемся в работе разными принципами. К этому времени Руслан Винарский себя уже зарекомендовал, работая на подряде. Его услуги по ремонту электросетей показались мне слишком дорогостоящими. Так, работу при её стоимости в 37-40 коп. за кв. м предлагалось оплачивать в размере 1 рубля. Другие компании, не желая конфликтовать с Винарскими, на это шли, а платил за всё собственник.

Мы себе такую роскошь позволить не могли. В управлении у «Приморского» в основном дома высокой степени износа, среди наших жильцов олигархов нет, многие уже в почтенном возрасте. Почему они должны отдавать последнее, переплачивая за услугу только потому, что подрядчик – сын Тамары Винарской?

Как мать Тамару Михайловну понять можно. Родители – те, у которых есть возможность, – иногда делают своим детям дорогие подарки. Кто-то подарит квартиру, кто-то машину, а Тамара Михайловна – компанию. Купит сынок себе сам всё, что ему захочется. Не вышло с «Приморским»», съели Николая Никовченко – бывшего директора Восточного УЖКС. В освободившееся кресло тут же забрался Руслан Винарский.

Через четыре месяца после отказа от предложения мы начали захлёбываться в финансовых нагрузках. Стали поступать счета-фактуры, в которых объём потребляемого тепла был необоснованно увеличен. Пример: в декабре 2008 года предъявляется счёт на сумму 9 млн рублей, а в январе 2010-го уже 21 млн. Условия те же, жилфонд тот же. Как-то это объяснить мы не могли.

НКС: Вы хоть как-то пытались разобраться, обращались в ИГТСК с просьбой разъяснить ситуацию?

Ю. Лоскутова: На диалог госпожа Винарская не шла! Попытки разобраться, сесть за стол переговоров и выяснить природу таких расхождений были обречены. Ответов мы не получали.

НКС: Задолженность в сумме 200 млн рублей достаточно крупная, что послужило причиной её формирования?

Ю. Лоскутова: С ноября 2010 года стали вводиться обеспечительные меры. С подрядчиками и поставщиками пришлось рассчитываться по исполнительным листам. Наложив аресты на наши счета, ИГТСК сама лишила себя своевременного получения средств. Кроме того, ИГТСК два года пыталась банкротить предприятие, подтверждая тем самым то, что им нужны вовсе не деньги. Каждый исполнительный лист мы отсуживали примерно на 40 % от того, что требовала ИГТСК.

НКС: До 2010 года вы были единственным учредителем ООО УК «Приморский». Для чего понадобилось вводить в состав учредителей кого-то ещё?

Ю. Лоскутова: Под благовидным предлогом помочь разрешить возникший конфликт с энергетиками известный в Иркутске юрист Сергей Иванович Шишкин предложил ввести в состав учредителей «Приморского» своего сына Антона. Ссылаясь на Вячеслава Стоянова, одного из функционеров «Иркутскэнерго», мне дали понять, что если я пойду навстречу и введу в состав учредителей «их» человека, то появится возможность сесть за стол переговоров с энергетиками и пересмотреть ситуацию с задолженностью.

Сначала речь шла о передаче 30-40 % пакета акций. Почувствовав, что я готова к разрешению сложившейся ситуации, они уже не церемонились, и вечером, накануне подачи учредительного договора в налоговую, оказалось, что мне оставили 49 %, а Антон Шишкин, по сути доверенное лицо «Иркутскэнерго», становился обладателем пакета в 51 %.

Подписывая этот документ, я руководствовалась прежде всего интересами населения. Тогда мне казалось, что такое решение даст возможность компании продолжить работу в нормальном режиме. Доля в 49 % меня не особенно волновала, так как учредительным договором гарантировалось, что вопросы деятельности предприятия будут решаться только в случае единогласного одобрения его учредителей.

НКС: Можно сказать, был заключён союз с определёнными обязательствами сторон. Насколько такое сотрудничество оказалось взаимовыгодным?

Ю. Лоскутова: Выгодным вряд ли, а вот сомнительным – точно. Кроме решения вышеупомянутого вопроса с «Иркутскэнерго» доктор юридических наук Шишкин предложил сопровождение дел в Арбитражном суде Иркутской области. Со слов Сергея Ивановича, практически все судьи Арбитражного суда – его бывшие ученики. Этот фактор должен был повлиять на объективность при рассмотрении дел, большего нам и не требовалось.

История решения заслуженным юристом вопроса, связанного с незаконно, на мой взгляд, возбуждённым в отношении меня уголовным делом, стала для меня хорошим жизненным уроком. Создавая видимость кипучей деятельности, профессор, по его словам, порешал все вопросы с полковниками «Калинычем» и «Фаритычем». Они якобы за вознаграждение в сумме всего в 3 млн рублей обещали не препятствовать закрытию уголовного дела. Не понимая, почему я должна платить за преступление, которого не совершала, да ещё и суммы, которых у меня просто нет, я не предпринимала никаких действий.

Пытаясь произвести на меня впечатление при разговоре, господин профессор упомянул имя одного из иркутских предпринимателей. У бизнесмена удалось выяснить, что с него точно по такой же схеме пытались получить такую же сумму за то, чтобы его «не опустили на СИЗО». Предприниматель денег не дал, из СИЗО вышел сам, и ничего, слава богу, не произошло.

Что касается взаимной выгоды. На опыте я теперь знаю, что некоторые профессора с высоким положением в обществе не брезгуют воспользоваться доверием человека, попавшего в тяжёлую жизненную ситуацию. Не гнушаются использовать страшилку о продажных судьях и ментах-оборотнях, с которыми, тем не менее, они могут договориться всего за каких-то 3 млн рублей.

НКС: Так может всё же Винарские с «Иркутскэнерго» отдельно, а Шишкины отдельно? Может, это совпадение?

Ю. Лоскутова: Я бы в это охотно поверила, но как объяснить первую попытку смены руководителя «Приморского», предпринятую годом ранее, 9 августа? В тот день силовую поддержку оказывала служба безопасности «Иркутскэнерго». Заметьте, не служба безопасности ИГУ, если брать во внимание то, что Сергей Шишкин является профессором университета, а служба безопасности «Иркутскэнерго». Если вы верите в случайность, то я – нет!

И этот аргумент не единственный. В апреле 2013 года предприятие, которое находится в процедуре наблюдения, у которого, со слов Тамары Винарской, вроде как 200 млн рублей долгов, вдруг становится кому-то очень нужным. Со второй попытки директором «Приморского», несколько сомнительным с точки зрения законности способом, назначен некто Грачёв. Так решил второй соучредитель компании, сын заслуженного юриста России, счастливый обладатель 51 % акций ООО «Приморский» Антон Шишкин. Он что, сам это придумал? Что он собирается с такими долгами делать? Работать? Как он это собирается делать, если ничего в этом не понимает?

НКС: Юлия Олеговна, думаю, что и читатель со мной согласится — для коммунальной вендетты с привлечением таких ресурсов нужны всё же более веские основания.

Ю. Лоскутова: Ну да. У каждого преступления должен быть мотив (смеётся). Для меня мотив очевиден. За годы судебных разбирательств мы были вынуждены разобраться в таких вопросах, как норматив, тариф, подпитка, подогрев. Мы узнали то, чего не должны были знать, а ведь эти волшебные слова приносят энергетикам миллиардные прибыли.

В июле 2011 года мы обратилось в арбитражный суд. Просили признать недействующим норматив потребления коммунальных услуг по горячему водоснабжению, утверждённый постановлением мэра Иркутска № 031-06-2085/4. Мы были убеждены, что среднее фактическое потребление горячей воды имеет значительное отличие от нормативного. Сравнивая объём горячего водопотребления в домах ООО «Приморский», мы получили следующие результаты: фактическое потребление горячей воды составило 40 л в сутки на человека против установленных 140 л в сутки на человека.

Судебное разбирательство продолжалось с августа по ноябрь 2011 года. Мэру Иркутска неоднократно предлагалось предоставить суду расчёты, обосновывающие утверждённый норматив. Но расчётов так и не дождались. 16 ноября 2011 года суд признал постановление недействующим в части установления норматива потребления горячей воды. Решение вступило в законную силу немедленно. С этого момента до 1 февраля 2012 года действующего норматива потребления горячей воды в Иркутске не существовало вообще.

Положение «поправил» министр ЖКХ региона Евгений Селедцов, подготовивший для принятия Правительством Иркутской области постановление № 8-пп. Единственное, что отличало этот документ от отменённого в судебном порядке постановления иркутской мэрии, – единицы измерения. У мэра Иркутска было в литрах в сутки, а в постановлении у Селедцова – в кубических метрах в месяц. В сущности же оно установило точно такие же нормативы потребления горячей воды, какие незаконно были приняты ранее.

14 марта 2012 года ООО «Приморский» вновь обратилось в арбитражный суд. Теперь уже речь шла о завышении норматива потребления холодной воды, по сравнению со средним потреблением. Сравнение мы производили по индивидуальным приборам учёта. Ответчику, как и ранее, было предложено предоставить информацию о том, как производились расчёты оспариваемых нормативов. Их и на этот раз никто не показал, и суд вновь признал недействующим норматив потребления холодной воды, тепловой энергии и тариф на водоотведение. Норматив по теплоэнергии, несмотря на то, что он признан недействующим, продолжает применяться и по сей день!

Но и это ещё не всё. В апреле 2013 года Верховный суд по нашей жалобе затребовал на рассмотрение судебные споры «Приморского» в отношении тарифов ИГТСК. Лично у меня с этим связаны большие надежды. Ведь в Верховном суде нет учеников профессора Шишкина, и я надеюсь, что судьи там сами готовят решения.

Если суд подтвердит, что тариф и нормативы на тепловую энергию завышены необоснованно, последствия для ИГТСК во главе с Тамарой Винарской и «Иркутскэнерго» будут болезненными. Им придётся возвращать разницу, а это миллиарды рублей! Теперь, со сменой руководителя компании, не исключено, что жалоба будет отозвана, а дело вернется без правовой оценки Верховного суда в область.

Вот вам и мотив! Единственная возможность для энергетиков остановить нашу работу в этом направлении – лишить меня и компании, и полномочий. Что они сейчас и предпринимают, обливая меня грязью с помощью газет, реализуя сложные многоходовки, не брезгуя и прямыми угрозами.

НКС: В апреле меня как редактора газеты несколько раз приглашали жильцы на собрания, организованные по инициативе УК «Энергия». На трёх из них я побывал. Каждый раз, когда звучал вопрос, чем УК «Энергия» лучше «Приморского», те отвечали, что гарантируют стопроцентную оплату за потреблённое тепло. И каждый раз собственники задавали один и тот же риторический вопрос: а зачем вы нам тогда нужны? Думаю, что на уровне подсознательном люди понимают, что их обманывают. Они не понимают, что заложено в тариф на тепло, как определяется норматив, но понимают, что их обманывают.

В конце каждого собрания жители меня спрашивают, что им делать в ситуации, когда управляющие компании устраивают настоящий парад, предлагая свои услуги. Что бы вы им посоветовали?

Ю. Лоскутова: Пусть лучше спросят меня (смеётся).

НКС: Вот примерно так я и отвечаю. Такой вопрос разумнее обсуждать с человеком, который несколько лет отстаивает интересы населения. Тем более что сделать это нетрудно – нужно просто позвонить и пригласить к себе на собрание жильцов.

На фото: Тамара Винярская

Источник: narodcontrol.org

00:38
246

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...