Монголия как пример

«Пока Россия тренируется на одном берегу, многие страны, включая не очень развитые, уже переплыли на другой», — считает главный редактор иркутской газеты «Байкальские вести», кандидат исторических наук Юрий Пронин.    


Фото smart-lab.ru

— В первом туре президентских выборов у наших соседей, в Монголии, победитель не выявился. Каждый из трех участников — Халтмаагийн Баттулга, Миеэгомбын Энхболд и Сайнхуугийн Ганбаатар — получил 26 июня соответственно 38, 31 и 30 процентов голосов. Поэтому 7 июля состоится второй тур с участием двух кандидатов, добившихся у избирателей наибольшей поддержки.  

Вдумаемся в цифры — они наглядно подтверждают наличие в Монголии жесткой политической конкуренции. А ведь у этой страны демократические традиции едва ли сильнее, чем в России. Да чего уж – конечно, слабее. Тем не менее, никому не приходит в голову, что «монголы еще не готовы, а значит, выборы надо пока отменить». И действительно, главное в демократии, в праве народа избирать и (обязательно) менять власть – постоянная практика.  Как, впрочем, и в большинстве других дел, занятий, профессий. А как же иначе? Научиться плавать можно, пусть и с предосторожностями, только в воде, а не на берегу. Любая теория, если не подкреплена практикой, ведет к утрате навыков, пусть и слабых. Как, собственно, происходит в нашей стране, где избиратели «растренированы», потеряли форму даже в сравнении с первыми шагами в 1990-х годах.   

Ошибки, выбор в пользу кандидатов и партий, которые потом начинают «куролесить», наломав немало дров? Эффективное лекарство одно — голосовать еще, еще и еще. Со временем, с обретением опыта «детские болезни» уходят, а на смену политическому детству приходит зрелость. Если же, испугавшись самих себя, отказаться идти вперед и, отменив выборы, сесть на обочину, то… собственно там, на обочине, и останемся.    

История с монгольскими выборами имеет прямое отношение к Иркутску — городу с давними традициями вольнодумства. Уж, казалось бы, у нас, прямое, всенародное избрание мэра должны быть вне сомнений и подозрений. Ан нет. И тут важно понять, кому, они, собственно, не очень нужны, а кому — в самый раз.

Тема эта, в общем-то, изъезжена социологами, политиками, политологами вдоль и поперек. Крупный бизнес («воротилы») в своем большинстве (разумеется, с исключениями из правил) в демократических процедурах не нуждается. Да и зачем? Договорился в коридорах-кабинетах-банях с кем надо, и главное, чтобы ничего-никто в этих кабинетах не менялось. Конечно, скажем, британский, американский, французский «крупняк» привычнее к настоящим выборам, чем российский. Но тоже не гарант, не главная опора демократии. Чего нет, того нет. Как и на другом полюсе — беднейшим слоям, тем, кто перебивается с хлеба на воду, тоже не до «выборной роскоши»: любая подачка на вес золота, получил — и молчу.

А вот и гарант — средние слои. Его сила, многочисленность, наличие давних традиций, прочного мировоззрения — это и есть опора разделения властей, независимости суда, регулярной выборности и сменяемости власти, самостоятельности прессы, более-менее устойчивого иммунитета от крайних, радикальных политиков. Много бедных, могущество горстки супербогатых и слабость среднего класса — вот она, Россия начала XXI века. И, кстати, с вариациями, большинство стран Африки, Азии (включая Китай), Латинской Америки. Это сфера, где демократия едва стоит на ногах, ее «штормит» и бросает из стороны в сторону.

Такие болезни — не оправдание для отказа от выборов или для их профанации. Опять же, рецепт лечения один — выбирать, выбирать и выбирать, причем в условиях реальной конкуренции. А не «годить», упирая на «особость». Несомненно, к этому со временем придет и коммунистически-рыночно-недемократический Китай, несмотря на впечатляющий рывок в экономике. Именно благодаря рывку и придет, только в иной последовательности, чем большинство других стран, включая Россию — у них не выйдет рывка без сменяемости власти.

От избрания президента Монголии к избранию президента России. Правящему классу вроде бы захотелось провести у нас настоящие выборы — ну, «как у них», «чтобы взаправду». Чтобы, значит, и смотреться по-серьезному среди серьезных людей, как свои в элите мирового сообщества. Но — это сказать «настоящие выборы» легко. А сделать — куда сложнее. Это ведь значит, что? Отказаться от привычки «изображать, симулировать выборы» — раз (а отказаться не очень-то получается). Воспринимать слова, что выборы будут настоящими, всерьез — два (а они не очень-то воспринимаются). Не бояться, что настоящие выборы — это хоть какая-то, но вероятность, «не того результата» (а страх не очень-то уходит).

Вот и готовимся к «настоящим выборам», даже опасаясь произносить (!) фамилию Навальный. Ну, это так, для примера. А подобных примеров — уйма, на каждом шагу. Какое уж тут равенство возможностей, какая, к лешему, состязательность!

Есть, правда, и другие примеры — и не обязательно Америка-Германия-Британия, а вот чуть ближе — Япония или Южная Корея. Или Индия. Или уж совсем Монголия. Совсем — значит, рядом. А вы что подумали?       

Монголия как пример
00:25
102

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...