Запрет действует, а торговля процветает. Почему омуль по-прежнему в свободной продаже?

В Прибайкалье вступил запрет на вылов омуля. Однако торговые точки региона завалены этой рыбой. Правоохранители вышли в рейды, чтобы узнать, как нелегальная рыба попадает в магазины.

— 70 км от Иркутска. Посёлок Листвянка на самом берегу Байкала. И продают омуль здесь пока, не таясь. Ассортимент огромный. Холодного копчения, горячего, прессованная. Сколько стоит?
— Вот такая вот по 150, эта по 200. Есть посуше, есть помягче. Малосольная есть.
— Можно мне 2 прессованных.

Один из самых больших рынков прославил посёлок на всю страну. Главный товар тут — омуль, или как его называют, байкальское золото. На прилавки деликатес попадает прямо из сетей рыбаков. Для местных жителей торговля — прибыльный бизнес. Занимается им больше половины населения. Как правило, незаконно. Браконьерский вылов достиг таких объёмов, что под угрозой оказалась вся популяция омуля. Сейчас, по данным ученых, его биомасса в Байкале — 100000 13 000 тонн. А нужно около 50 000. С первого октября вступил в силу официальный запрет на вылов омуля. Нарушителям обещают серьёзные проблемы.

Для граждан, физических лиц штраф составляет от 2000 до 5000 тысяч рублей. Плюс взыскивается ущерб за каждую добытую особь. Если брать омуль, это 250 рублей. В нерестовый период за самку с икрой — в двойном размере, то есть 500 рублей, — говорит заместитель начальника отдела Госконтроля, охраны водных биоресурсов и среды их обитания Ангаро-Байкальского ТУ Росрыболовства Ринат Енин.

В 70-е годы такой же запрет действовал шесть лет. Тогда это принесло положительный результат. Нынешний мораторий предусматривает квоту на вылов для коренных малочисленных народов. Браконьеры могут использовать это в своих целях. На прилавках омуль по-прежнему есть. Жительница Листвянки Алёна говорит, что десятки этих хвостов она подготовила к продаже накануне вечером. Посолила, закоптила. А вот выловили их якобы еще до первого октября. А у Артёма маленький бизнес прямо во дворе дома. Тут он коптит рыбу. На экологически чистых брёвнышках ольхи. И тут же продаёт:

— Это какой омуль?
— Северобайкальский. Как посольский.
— Это старые запасы?
— Да, еще до 1 октября.

Как это проверить? Да никак. За соседним прилавком ситуация иная:

Скажите, эта рыба браконьерская?
— Ничего не буду говорить, не знаю.
— Но ведь это вы рыбой торгуете?
— Нет, видите, я вообще тут полки мою.
— То есть она не ваша?
— Да.
— То есть она тут лежит, ничья, и её можно просто брать?

Рядом вообще продают икру. Это серьёзное нарушение сейчас, когда омуль идёт на нерест:

— Сколько стоит?
— 350.

Увидев камеру, торговцы не спешат убирать пластиковые баночки:

— Это ведь контрабанда.
— Контрабанда — это если бы я её покупала. Мне попалась одна рыбка. Я её на угощение поставила. Я её не продаю. Это не контрабанда. Я угощаю людей.

В Бурятии с 1 октября байкальский омуль с прилавков исчез, но из-под них продается. Найти деликатес можно без проблем:

— Покупка. Спасибо! До свидания!

Коптильни в Иркутской области и Бурятии всё так же дымят и забиты рыбой. Охотники за байкальским золотом, которые с волнением ждали первого октября, сейчас на ситуацию смотрят по-другому.

— Будет то же самое, что и было, все будут выходить на рыбалку, вот и всё. Потому что нужда. Нужда, людям больше нечем заниматься, — говорит рыбак Анатолий.

Преступная философия. Нечем заниматься — это не значит, что можно нарушать закон.

Запрет действует, а торговля процветает. Почему омуль по-прежнему в свободной продаже?
11:01
223

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Черная пятница 2017