Сталин и революция: краткий курс

Из «большевика № 2» в Октябре до «человека, проспавшего 1917 год» — такова амплитуда оценок роли Сталина, которые в разное время преобладали и даже были непререкаемой догмой, истиной в последней, необсуждаемой инстанции. Между тем, настоящая истина, как это часто бывает, посредине. Сто лет назад Иосиф Виссарионович и близко не фигурировал как преемник Ленина, но и сказать, что он был в обозе, было бы неправдой. Так, в начале августа 1917-го, когда Троцкий находился в тюрьме, а Ленин в подполье, именно Сталин выступил с двумя основным докладами на VI съезде РСДРП (б). Осенью Сталин в числе пятерых большевиков входил в состав петроградского Военно-революционного центра — структуры, впрочем, вторичной по отношению к Военно-революционному комитету, которым руководил Троцкий.

В большевистском списке кандидатов в депутаты Учредительного собрания по Петроградскому избирательному округу Сталин был не первым или вторым, но на весьма высоком шестом месте — после Ленина, Зиновьева, Троцкого, Каменева и Коллонтай. Да и в первый состав Совета народных комиссаров (правительства Советской России) Сталина тоже включили — в качестве наркома по делам национальностей. 


Сталинская версия революции. Плакат художника Наума Карповского, 1952 год

После Февраля 1917-го Сталин не сразу сориентировался — вернувшись из сибирской ссылки раньше, чем Ленин из Швейцарии, он, как, впрочем, практически все большевики Петрограда, был настроен по отношению к временному правительству умеренно оппозиционно: оказывать давление, но не свергать, так как, согласно партийной оценке, задачи буржуазно-демократической революции еще не выполнены. Впрочем, вскоре после выступления Ленина с радикальным манифестом «Апрельские тезисы», всецело поддержал Ильича.

Были, однако, «заходы» и покруче — из числа тех, о которых в советское время, начиная с 30-х годов, мало кто знал, а если бы, зная, обмолвился в сталинскую эпоху, то распрощался бы не то что со свободой, а с жизнью. Например, в статье к первой годовщине Октября, опубликованной в «Правде» 6 ноября 1918-го, Иосиф Виссарионович отмечал: «Вся работа по практической организации восстания проходила под непосредственным руководством председателя Петроградского Совета тов. Троцкого. Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-революционного комитета партия обязана прежде всего и главным образом тов. Троцкому». Пройдет время, и Сталин заговорит иначе...

Цитата приведена не случайно. Более важным для нашей страны по обсуждаемой теме стало не столько участие или неучастие Сталина в октябрьских событиях 1917 года, сколько его решающий вклад в искажение истории революции. Тенденция развивалась по мере восхождения будущего «отца народов» к вершинам власти, а ее квинтэссенцией, конечным продуктом стал «Краткий курс истории ВКП(б)», впервые изданный в 1938 году. Скажем, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин применительно к 1917-му там упоминаются редко, причем даже выяснить их должности стало невозможно (да и нежелательно), а фотографии «шпионов, извергов,  диверсантов» не публиковались (даже в отношении Гитлера и его приспешников такого запрета не было). Да и упоминаются лишь потому, что «вредили», «мешали», «предавали», «двурушничали» и даже готовили покушение на Ленина (!).


«Краткий курс» и пустая страница. Такое отражение нашли реальные события 1917 года в учебнике, изданном общим тиражом 42 млн экземпляров

В революционной истории остались только Ленин, причем отношение к нему стало абсолютно некритичным, как к божеству, и его верный ученик и ближайший соратник Сталин — единственно возможный преемник, разумеется, тоже непогрешимый. Ну и «по мелочам» несколько «подносчиков снарядов», в большинстве умерших не позже 20-х годов — Дзержинский, Свердлов, Урицкий.

Так создавался культ Ленина — Сталина, а рассказ о революции превращался в орудие пропаганды, подспорье для государственного курса. И в том, что практически весь народ вплоть до конца 1980-х годов имел об Октябре, да и Феврале, весьма искаженные и скудные знания, вина Сталина, на полную катушку использовавшего политическую неискушенность соотечественников и крайнюю слабость демократических традиций, крайне велика.  

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Сталин и революция: краткий курс
17:59
126

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...