Алексей Жемчужников: Нам нужна гражданская самооборона

Одним из знаковых событий ушедшего года стал митинг предпринимателей в Иркутске, в котором участвовали ангарские перевозчики. Митинг организовал общественный представитель уполномоченного по защите прав предпринимателей (бизнес-омбудсмена) в Иркутской области Алексей Жемчужников. Мы встретились с ним, чтобы узнать, была ли это разовая акция и чего нам ждать ещё.

— Что заставило владельцев бизнеса выйти с лозунгами на площадь?

— Спусковым механизмом стал законопроект депутата Законодательного собрания Иркутской области Алексея КОЗЮРЫ об ограничении продажи алкоголя. В нем невооруженным глазом была видна лоббистская направленность в пользу крупных сетевых супермаркетов. Принятие этого закона в первоначальном виде привело бы к тому, что магазины, расположенные в жилых домах (их, по заключению специалистов Минэкономразвития, 2 тысячи по области), должны будут закрыться. Это и вывело людей на улицы. Как говорится: если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой.

В Ангарске другая ситуация. Здесь идет планомерная зачистка рынка под компании, в той или иной степени связанные с депутатом Думы Ангарска Сергеем ШАРКОВЫМ. В действиях администрации наблюдается явный протекционизм в отношении этого транспортного картеля. Чиновники давно уже могут и должны выставлять маршруты на электронные торги согласно закону 220-фз, но до сих пор проводят непрозрачные конкурсы с укрупнением лотов под заклинания про убыточные и прибыльные маршруты. На языке юристов это называется «злоупотребление правом».

Мы приняли резолюцию митинга, в которой говорилось и об автобусных перевозках в Ангарске, отправили во все органы государственной и исполнительной власти, включая администрацию и Думу Ангарска. От всех получили ответы. К сожалению, ни в одном из них я не увидел должной реакции. Ни один руководитель не задумался, почему народ вышел на улицу и что можно сделать, чтобы подобное не повторилось.

Кстати, лозунг «Ангарск – простор для побед», за который из бюджета заплатили миллион рублей, я воспринимаю как издевательство.

— Вы ангарчанин?

— Я живу в Иркутске. В районе Мегета у меня большое фермерское хозяйство, в котором я пока выращиваю овёс и картофель, но очень хочу создать сельскохозяйственное предприятие нового типа по примеру индустриальных деревень, которые есть в Китае. Потихоньку обзавожусь техникой и сельхозорудиями. Получается, что мы с небольшим числом фермеров-партнёров возрождаем в прямом смысле традиции сельскохозяйственного производства, которое в наших деревнях практически вымерло. В настоящее время бригаду для работы на сельхозтехнике приходится на лето из Усольского района привозить, потому что не осталось способных работать на тракторе местных жителей. Сеялку, которую я лет пять назад купил, как чудо техники обступило полдеревни – пытались всем миром настроить работу, не получилось. Опять пришлось привозить специалиста за сто километров.

При всём этом постоянно идёт какая-то борьба с администрацией района, сейчас и округа. То пытаются землю отобрать, то генплан примут, который ставит крест на каких-либо планах по дальнейшему развитию. Я накопил солидный опыт борьбы за свои права. Неоднократно судился. Причем успешно.

При предыдущей администрации – по незаконному расторжению договоров аренды. При нынешней выиграл суд по изменению генплана, в котором сотрудники администрации необоснованно увеличили санитарно-защитную зону Ангарской птицефабрики, тем самым ограничив меня в правах. До Верховного суда дело дошло. Сейчас подал исковое заявление на возмещение судебных расходов. Для меня это принципиальный вопрос. Пусть все увидят, что некомпетентность чиновников бьёт по бюджету округа.

Знаете, как у меня строятся взаимоотношения с архитектурой? Я прихожу в управление с заявлением, в котором прошу выдать бумажку, которая выеденного яйца не стоит. Получаю совершенно безумный с правовой точки зрения ответ. Пишу жалобу в прокуратуру, и следом — новое заявление. И получаю нужный документ в управлении архитектуры в течение недели. И почему-то все препятствия для его выдачи сразу исчезают. У меня уже иммунитет выработался, и я не расстраиваюсь, когда мне отказывают. Это в первый раз испытал шок, когда в управлении архитектуры мне что-то не согласовывали, потому что на моей земле вдруг оказались какие-то «пастбища нерестовых рыб». Я не шучу. Я ж не знал тогда, что эти «пастбища» у чиновников в голове.

Я хотел в своем фермерском хозяйстве организовать переработку сырья, но при существующем подходе к градостроительству это не получится. Даже если бы Билл ГЕЙТС вдруг попал в Ангарск с двумя чемоданами долларов и сказал: «Хочу построить производство», то у него ничего бы не вышло, хотя все бы «помогали». Поэтому лозунг «Ангарск – простор для инвестиций» звучит тоже если и не издевательством, то как минимум иронией. Сейчас в Ангарске есть только одна фирма, которая может строить и в рекордно короткие сроки оформлять любые документы.

— Вы это знаете только по собственному опыту или из жалоб предпринимателей в аппарат уполномоченного по защите их прав?

— Официально бизнес-омбудсмену на ангарскую администрацию жалуются реже, чем на иркутскую мэрию. Однако личные встречи показывают, что в Ангарске много предпринимателей, недовольных работой местной администрации. Они подошли к той черте, когда пора объединяться и создавать общественное объединение, этакий отряд или комитет гражданской самообороны, как бы дико это ни звучало. Управление архитектуры, КУМИ не только же мне отказывают. Вы попробуйте адрес объекту присвоить. Услышите от чиновников: «Это не тот случай», который становится «тем случаем» только после жалобы в прокуратуру или других способов решения вопроса. Пора уже вырабатывать противоядие. Сообща нанять юриста, который будет писать жалобы и подавать исковые заявления в суд.

Простой пример – содержание дорог и уборка улиц от снега. Тратятся сотни миллионов рублей на контракты по содержанию дорог. Но результата нет. Почему? Ответ простой. Контракты составлены и осмечены таким образом, что в них включены сотни улиц с бешеным набором манипуляций, которые должен проводить подрядчик от посыпки до подметания через сорок минут после начала снегопада, поэтому и набегают многомиллионные суммы, хотя расценки невысокие. И если выиграет «неугодный» подрядчик, он просто физически не сможет это всё выполнить. Поэтому на торги идут только те, кто уверен, что с него администрация не спросит, хотя по всем параметрам в Ангарске нет ни одной компании, которая обладала бы достаточным парком необходимой техники. Да, мало-мальски они шевелятся, но при небольших катаклизмах город встаёт в ступор. Почему бы ангарчанам не проверить самим, как исполняются контракты на содержание дорог? Причём проверить это грамотно, с последующим обращением в прокуратуру или суд.

Митинг был первой ступенькой по объединению предпринимателей и вообще формированию гражданского самосознания во что-то осязаемое. Но митинги — это не способ бороться за свои права. Теперь самоцель – организовать работу по созданию системы общественного контроля за деятельностью администрации и, более того, добиваться персональной ответственности чиновников за их художества. Приглашаю всех неравнодушных ангарчан присоединиться к этому процессу. Чиновники как сидели в своих креслах, так и будут сидеть. Не эти, так другие. Они же каждый в отдельности, вне работы, нормальные люди. Но система у них античеловеческая. Вот её и надо менять.

Фото: Николай Стернин

Источник: angvremya.ru

14:54
83

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...