Путин, Левченко, госдолг: вранье или саботаж?

Встреча президента Владимира Путина и губернатора Иркутской области Сергея Левченко обрастает все большим количеством скандальных подробностей.

Напомним, московская встреча губернатора и президента состоялась еще 14 февраля, однако расшифровку беседы официальный сайт Кремля выложил только в понедельник 19 февраля, после чего текст, что называется, разобрали на цитаты.

21 февраля ряд иркутских СМИ вбросил в информационное пространство новость о лжи губернатора. В разговоре Сергей Левченко заявил президенту, что госдолг Иркутской области равен 11% . В тоже время на последней сессии Заксобрания региона замминистра финансов области Александр Каневский сообщил, что на 1 января 2018 года госдолг равнялся 16,8%.

Оппозиция и журналисты незамедлительно обвинили губернатора в занижении госдолга на 5% и прямом вранье главе государства. Все, однако, не так просто.

Давайте взглянем на полную расшифровку этой части разговора:

В.Путин: Отчего госдолг не меняется?

С.Левченко: А он у нас достаточно маленький. При 160 с лишним миллиардах рублей порядка 11 процентов – очень маленький.

В.Путин: Но он же не снизился?

С.Левченко: Снизился немного за прошлый год, но тут мы его держим для того, чтобы можно было варьировать.

Первый возникающий вопрос: откуда взялась цифра 160 миллиардов? Согласно официальным данным, бюджет 2017 года имеет доходы в размере 131,2 млрд. рублей, а бюджет 2018 года — 126,8 млрд. рублей.

Очевидно, губернатор имел в виду не областной, а консолидированный бюджет. И здесь цифра доходов действительно близка к озвученному — 159,1 млрд. рублей в 2017 году. Простим Сергею Георгиевичу легкую неточность. Будем считать, что он округлил доходы для красного словца. Бывает.

Однако следует понимать, что консолидированный бюджет это статистическая величина, получаемая из сложения доходов и расходов по формуле: (бюджет региона) + (бюджеты муниципалитетов) — (межбюджетные трансферты). Кроме того, муниципальный и областной госдолг в консолидированном бюджете также считаются вместе. Для 2017 года эта цифра равна 31,3 млрд. рублей или 19,6% от общих доходов. Как видим, никакими 11% здесь и не пахнет.

Впрочем, чиновники Минфина никогда не считают госдолг от общих доходов регионального или консолидированного бюджета. Для них важен уровень обязательств взятый от собственных доходов казны, без учета безвозмездных поступлений из Центра. Именно эта величина учитывается в федеральной программе реструктуризации бюджетных кредитов для регионов. Именно от этой цифры пляшут все финансовые ведомства.

Итак, рассчитаем относительную величину госдолга Прибайкалья по методике Минфина. Собственные доходы консолидированного бюджета региона в 2017 году — 137,5 млрд. рублей, госдолг 31,3 млрд. рублей или 22,7%.

Теперь возьмем стандартный областной бюджет, без учета муниципальной части. Собственные доходы в 2017 году — 109,7 млрд. рублей; госдолг на 1 января — 18,5 млрд. рублей или 16,8%. Все сходится — именно такой процент замминистра Каневский озвучил депутатам на сессии Заксобрания. И он не врал.

Для очистки совести рассчитаем госдолг исходя из общих доходов казны, как это делают журналисты и обыватели. Напомним, в 2017 году утвержденные доходы бюджета Прибайкалья равнялись 131,2 млрд. рублей. Госдолг на 1 января, как уже было сказано, — 18,5 млрд. рублей или 14,1%. Плановые утвержденные доходы в 2018 году — 126,8 млрд. рублей, госдолг на 1 февраля — 15,5 млрд. рублей или 12,2%.

Так что же товарищ Левченко с его 11% госдолга? А ничего — ни один из приведенных выше расчетом не дает искомую цифру.

Выходит, губернатор открыто соврал президенту?

Здесь мы вступаем в область догадок. После долгих комбинаций автор этого материала все же смог получить озвученный главой региона процент. Для этого берем округленные доходы консолидированного бюджета (160 млрд. рублей) и областной госдолг на 1 января (18,5 млрд. рублей). На выходе получаем 11,5% госдолга. Бинго!

Однако такой подход к расчету госдолга абсолютно некорректен и недопустим. С одной стороны здесь учитываются доходы всех МО области плюс субсидии Федерации, а с другой выносятся за скобки муниципальные долги. Это грубая манипуляция данными, по факту — подлог.

Понятно, что президенту Путину глубоко плевать на эти тонкости. Скорее всего, он забыл разговор с иркутским губернатором через пару минут после его окончания. Куда интересней другой вопрос — а понимал ли сам товарищ Левченко, какую глупость сморозил?

Есть мнение, что степень дилетантизма Сергея Георгиевича в хозяйственных и экономических вопросах такова, что здесь могло иметь место искреннее непонимание губернатором реальной ситуации. Он или озвучил цифры, которые ему подготовили советники, или же сам рассчитал госдолг, исходя из неверных представлений о бюджете. Во второе поверить сложно, а вот в первое — вполне.

При таком раскладе речь может идти о саботаже и целенаправленной дискредитации губернатора в глазах верховного начальства. В эту теорию укладываются многие недавние события: начиная с откровенного бреда, который Сергей Левченко нес в Сочи по вопросу нового теплоисточника Байкальска, и заканчивая странными релизами пресс-службы, рассказывающими про открытие загадочного синего сарая ценой в три миллиона рублей.

И теперь мы подходим к главному. Кто и зачем подставляет иркутского губернатора? Ответ на этот вопрос — в ближайших материалах БАБРа.

Путин, Левченко, госдолг: вранье или саботаж?
17:28
156

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...