Сохранить наследие Иркутска: выведение домов-памятников из реестра предлагают поставить под общественный контроль

Иркутск, 21.08.18 (ИА «Телеинформ»), — В федеральное законодательство, касающееся сохранения домов-памятников, готовятся внести изменения. Проблемы в сфере историко-культурного наследия в Сибири и на Дальнем Востоке обсудили в Иркутске 17 августа на выездном совещании профильной комиссии Общественной палаты РФ.

Наследие в цифрах

Вопрос регенерации исторической среды для Иркутской области, в общем, и областного центра в частности – актуальный и болезненный. По данным Службы по охране объектов культурного наследия, в регионе насчитывается больше 5,3 тысяч памятников культуры и истории. Из них 998 – в Иркутске, и большая часть это старые деревянные дома. Из общего числа в областной собственности находятся только 127 объектов деревянного зодчества.

В списке вновь выявленных объектов, в отношении которых ещё не проведена историко-культурная экспертиза, находится больше 4,5 тысяч зданий, при этом около 500 стоят в Иркутске. Таковы официальные данные, прозвучавшие во время заседания.

Но есть и другие цифры, которые привели общественники. Если верить им, то только Иркутск последние годы несёт колоссальные потери. По словам заслуженного архитектора России Марка Мееровича, за последние годы около 30% памятников были уничтожены. За последние 10 лет – 600 домов ушло под снос, говорит он, ссылаясь на данные профильной службы. По сведениям руководителя общественной организации «Наследие» Дмитрия Разумова, бывшего вице-мэра Иркутска, за этот же период уничтожено около 200 зданий. Как поясняют эксперты, такие расхождения кроются в том, что объекты считают по разному: либо отдельно каждый объект, либо комплексы едиными лотами.

Так или иначе, стирание культурного слоя Иркутска – это результат поточного конвейерного выведения памятников из списка вновь выявленных объектов культурного наследия, говорит Марк Меерович. Из перечня исключают даже те дома, рекомендованные ранее для включения в реестр памятников, которые ставятся под госохрану. Таким объектам, как правило, снос уже не грозит, поскольку статус памятника регионального и федерального значения почти всегда является пожизненным.

В противовес заслуженный архитектор отметил, что в год в Иркутске предметом охраны объявляются всего пять-шесть построек.

Снести нельзя оставить

Печальная судьба по схеме «вывести памятник под новостройку» может постигнуть уникальный дом иркутского врача Аркадия Рассушина в самом центре города – на бульваре Гагарина. Деревянная усадьба расположена между Белым домом ИГУ и Домом купцов Серебряковых, в котором сейчас находится факультет международного права классического университета. Здание как раз было из числа тех, что ещё несколько десятков лет назад рекомендовали внести в реестр памятников, но недавно глава Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Евгений Корниенко поставил подпись о выводе дома из перечня вновь выявленных.

Общественникам механизм таких процессов предельно ясен. Как рассказывает Марк Меерович, с формальной точки зрения всё проходит без сучка и задоринки. Сначала Служба получает отрицательное заключение историко-культурной экспертизы, выкладывает его на сайт, как это и положено, собирает предложения общественности, а затем принимает решение.

По сути же этот орган государственной власти, призванный охранять историческое наследие, стал главным в деле уничтожения архитектурной самобытности Иркутска, говорит он. Всё предельно просто: собственниками большей части старых домов являются частные лица или коммерческие структуры. По закону, заказать историко-культурную экспертизу может только владелец здания. Ясно, что когда собственник обращается к эксперту, который, кстати, должен быть аттестован в Минкультуры РФ, он ожидает получить отрицательный акт. Цель, как правило, единственная – вывести объект культурного наследия из перечня вновь выявленных.

– Заказчик ищет для этого угодных податливых аттестованных экспертов. Если он не находится в Иркутске, то собственник ищет его в других городах. У нас отличились эксперты из Красноярска, которые позже были лишены лицензии. Сейчас Юлия Куваева из Выборга, которая равнодушно относясь к иркутскому наследию, пишет свои заключения, – говорит Марк Меерович.

Однако актом дело не ограничивается. Этот документ обнародуется в публичном пространстве, после чего стартуют общественные обсуждения, во время которых собираются предложения. В Службу регулярно поступают замечания по поводу объективности оценки культурно-исторической ценности того или иного объекта от иркутских специалистов, которые по уровню выше «заезжих экспертов», поскольку много лет работают непосредственно с предметом. Это значит, что ведомство должно автоматически отказываться от предоставленной экспертизы. Но это по закону, по факту оно учитывает мнения общественности лишь на бумаге и принимает прямо противоположное решение.

По этому поводу Марк Меерович писал открытое письмо в адрес губернатора Иркутской области Сергея Левченко. Полгода прошло, результатов нет.

– Я не настаивал на снятии главы службы и санации сотрудников. Иркутск – хотя и столица Восточной Сибири, но городок небольшой, потому «тайны двора» долго не удерживаются, они становятся известны тут же, тем более когда внимание общественности к этому вопросу приковано, – отмечает архитектор. – Если руководитель службы не подписывает решение о выводе, а потом его вызывают в Серый дом, после чего он подписывает документ, – это значит, что источник принятия решений лежит не в Службе, а в тех органах, которые на самом деле должны контролировать её деятельность. Прошёл год и ничего не принято, это свидетельствует либо о халатности сотрудников администрации, либо о нежелании что-либо менять, либо о прямой заинтересованности в таком положении дел.

Агрессивный стройбизнес

Это всё следствие, а причины, как водится, в головах. В этом случае – в сознании застройщиков, считают эксперты. Ведь большинство памятников выводятся для того, чтобы освободить площади под новые здания, жилые или административные дома.

– Накануне я прогулялся по Иркутску и наблюдал те же нерадостные картинки, которые присущи Хабаровску. Есть определённые грустные моменты. На сегодня агрессивный равнодушный строительный бизнес работает жёстко, – делится своим взглядом на проблему член комиссии по вопросам развития культуры и сохранению духовного наследия Общественной палаты РФ, член Общественной палаты Хабаровского края Сергей Логинов. – В 2010 году был пересмотрен список исторических городов, и вместо 500 в нём сейчас 41 всего. В том числе и Хабаровск был исключён. Город теперь обезличен. Немногие памятники у нас нещадно исчезают, самое грустное, что невозможно этот процесс остановить. Их просто-напросто сжигают буквально за бутылку.

Если в Хабаровске историческая застройка практически растворилась в новой, то в Иркутске пытаются наследие отстоять. Однако получается это не всегда, остановить разруху и уничтожение памятников даже в историческом центре Иркутска до сих пор не удалось, говорит председатель городской Общественной палаты Юрий Коренев.

– Нужен чёткий регламент, который будет спускаться по всей России, потому что мы варимся, с администрацией договариваемся, но ситуацию не спасли. Эта практика –  «выведи объект культурного наследия, чтобы построить многоэтажечку красивую» – сидит в головах у застройщиков. Причём они об этом с удовольствием докладывают. Систему выведения памятников надо ужесточать и ставить под общественный контроль, – считает он.

Компенсация за реставрацию

Как и в любом проблемном вопросе, в теме сохранения памятников есть и оборотная сторона. Касается она желания инвестора зайти на реставрацию. Это удовольствие недешёвое, а учитывая затяжной процесс сбора необходимых документов и согласований – зачастую невыгодное, и если за восстановление бизнес и берётся, то зачастую это держится на личном энтузиазме собственника.

– Я сам инвестор и миллиметр за миллиметром прошёл все эти круги ада. У нас проектирование носит мучительно длительный характер, одна инстанция дублирует другую, одна подсматривает за другой. Я строил свой памятник полгода, а бумажки собирал два. Это же безумие чистой воды, – говорит Юрий Коренев. – К сожалению, бюрократия сегодня носит характер заградительной. До тех пока мы не создадим бюрократию развития для реставрации деревянных — будь то объектов культурного наследия, будь то средового, — у нас ничего не получится.

Эксперт считает, что сейчас главное – создать упрощённый порядок доступа инвестора к возможности реконструкции памятников наследия. Компенсация за это становится немаловажным фактором. Кроме того, на федеральном уровне необходимо разработать регламент программы «аренда объекта культурного наследия за один рубль». По словам Юрия Коренева, этот механизм работает во всём мире, но только не в России, и уж точно не в Иркутске.

В областном центре, впрочем, есть другие рычаги регенерации исторической среды – это и АРПИ, и «Иркутские кварталы». Опыт 130 квартала тоже показателен. Но без предложенных перемен дальше будет только хуже, считают эксперты.

– Сейчас государство те объекты, которые частный бизнес хочет взять, не отдаёт. А что значит – не получить в частную собственность объект? Это значит, что ты не сможешь прийти в банк, взять кредит, потому что не все за свой счёт могут финансировать реставрацию, сохранить историко-культурный облик и открыть там ресторан или гостиницу. Любой банк откажет. И вот сидят чиновники высокопоставленные, они всё понимают, всё знают, но проблема остаётся открытой, – говорит глава комиссии по вопросам развития культуры и сохранению духовного наследия Общественной палаты РФ Денис Кирис.

Судя по всему, федеральные власти действительно отдают себе отчёт, что в сфере охраны памятников все ждут перемен. По крайней мере, Совет Федераций готовится предложить Госдуме правки, по которым компенсацию инвесторам предусмотрят, сказала председатель комиссии по культуре и сохранению историко-культурного наследия Общественной палаты Иркутской области Марина Кондрашова.

Взять под общественный контроль

Стоит отметить, что через всё заседание прошла красной нитью тема про усиление роли общественности в вопросах сохранения памятников культуры. Как отметил глава движения «Наследие» Дмитрий Разумов, сейчас ситуация такова, что голос общественников в этой сфере мало кто слышит. Например, непросто выиграть суд.

Прецедент в российских масштабах такой был, рассказал позже на пресс-конференции кандидат архитектуры, доцент, председатель ИРО ВООПИК Алексей Чертилов. В прошлом году общественникам удалось отстоять неправомерность отрицательного заключения на дом по улице Грязнова. Экспертизу отменили, но спустя год заказчикам акта удалось своего добиться, постройку в итоге снесли.

Дмитрий Разумов поясняет, что, как правило, суд в исках общественникам отказывает, мотивируя это тем, что вывод памятника из реестра не нарушает прав заявителей, даже если активисты усматривают сговор между коммерческими структурами и органами власти.

– Нужно срочно на законодательном уровне усиливать роль общественности. Такие предложения поступали ещё восемь лет назад. Дальше будет только хуже, памятники будут уничтожаться, культурный слой свой мы потерям, – считает он.

Начальник иркутского территориального отдела управления Минкультуры РФ по СФО Елена Ташак предложила свой взгляд на проблему. Она занимается сохранением объектов культурного наследия уже 30 лет и, следуя своему опыту, считает, что заказчиком историко-культурных экспертиз может быть только орган охраны объектов культурного наследия, а не собственники и землевладельцы. Кроме того, нужно воссоздать реставрационные советы, как это было до того, как ввели нормы об экспертных заключениях. Эти советы состояли из профессионалов, но в части городов, в том числе, в Иркутске были расформированы. Кое-где они, всё же, остались и помогают принимать профильным ведомствам взвешенные решения.

– Это, во многом, позволило бы решить вопрос, хотя панацеей не станет, потому что и реставрационный совет можно сформировать из ангажированных людей, и заказчик-госорган не всегда гарант. У нас, как ни прискорбно, даже если Служба является заказчиком, чаще всего заключение отрицательное, – признаёт Елена Ташак.

Так или иначе, вопрос остаётся на повестке дня. Эксперты ожидают, что сдвинуть с мёртвой точки ситуацию помогут изменения в ФЗ-73. Вместе с тем, как считает Денис Кирис, Иркутск должен стать базовой площадкой, где будут рождаться новые инициативы по правкам в закон об объектах культурного наследия.

Алёна Кашпарова, Телеинформ

ТЕПЕРЬ: новости иркутского рынка недвижимости в Telegram

08:24
57

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...