90 лет исполнилось Лимнологическому институту

Они верны Байкалу. 90 лет исполнилось Лимнологическому институту. За это время исследования ученых далеко продвинулись. Лимнологи опускались на «МИРах» на дно, открыли 54 газогидратных месторождений, научились искать следы ДНК в капле воды, выращивать гибриды омуля и пеляди. Куда научное любопытство еще завело

Похож на лёд, но если поджечь, горит. В руках японского ученого — газогидрат, поднятый со дна Байкала.

90 лет назад, когда на берегу самого глубокого озера в мире появилась научно-исследовательская станция, об этом заледеневшем газе ничего не знали. Как, впрочем, о глубине, возрасте, происхождении, обитателях и других тайнах Байкала. До 30-х годов станция находилась в поселке Маритуй, потом переехала в Листвянку. В 61-ом ее переименовали в Лимнологический институт, который позже насовсем перебрался в Иркутск.

— Тогда многие процессы на Байкале были еще приблизительно известны, мало изучены. Поэтому первые годы станция уделяла внимание экспериментальным, натурным наблюдениям на самом Байкале, — говорит старший научный сотрудник Лимнологического института СО РАН Валерий Синюкович.

Людмила Голобокова в Лимнологический институт пришла больше сорока лет назад. Тогда, говорит, представить не могла, что будет изучать не только Байкал, но даже Арктику и такую далекую Антарктиду. Ее лаборатория — единственная в России, которая исследует ультрапресные воды. Раз в год с южного полюса сюда привозят керны со льдом. По ним иркутские ученые пишут летопись Земли.

 Мы анализируем ионный состав и по содержанию сульфатов мы определяем. Наша цель сейчас основная — следы вулканов. Вот эти антарктические льды — своеобразный архив данных, который не меняется. Можно их добывать, смотреть, читать. Конечно, интересно в историю на два миллиона лет заглянуть, — говорит старший научный сотрудник Лимнологического института СО РАН Людмила Голобокова.

В этих бассейнах живут гибриды. Здесь идут опыты по скрещиванию разных видов рыб. У лаборатории Любови Сухановой, похоже, задача посложнее — сохранить настоящее. В аквариумном комплексе Лимнологического института есть даже криобанк. В нем хранятся половые продукты байкальских эндемиков, в том числе тех, которые сейчас почти на грани исчезновения, как например, озерно-речной сиг пыжьян.

— В данном бассейне находятся гибриды омуля и пеляди. Это два вида сиговых рыб. Омуль — это типичный байкальский эндемик, такой очень привередливый к условиям, температуре воды, питанию и т. д.а пелядь, который повсеместно используется в северных широтах, как аквакультурный, — говорит старший наунчый сотрудник Лимнологического института СО РАН Любовь Суханова.

С весны до поздней осени байкальский научный флот в экспедициях. Без него все исследования ученых-лимнологов были бы невозможны. Четыре судна, стареньких, еще 60-х годов, с отдельными лабораториями, но главное — на плаву.

Олег Хлыстов каждое лето обходит озеро на кораблях. Изучая его дно, чтобы составить интерактивную геологическую карту. Ему довелось увидеть Байкал в самых глубоких точках. 18 раз ученый погружался на подводных аппаратах «МИР1» и «МИР2». Это была уникальная операция. Впервые исследователи смогли увидеть и те самые газовые гидраты, которые бурлят в воде, а поднявшись на поверхность, исчезают за считанные минуты, грязевые вулканы и наблюдать, как выходит нефть со дна.

— Там все так интересно. Когда мы изучаем с поверхности, мы не знаем, что там на дне, а когда вживую видишь, там все по другому. И процессы представляешь, и переосмысление всей геологии озера Байкал произошел в этот момент, — говорит заведующий лабораторией геологии оз. Байкал Лимнологического института СО РАН Олег Хлыстов.

Что известно о Байкале, спустя 90 лет его исследований? Конечно, не все, говорят ученые. Но по одной его капле, например, они теперь могут определить даже следы ДНК рыб, живших в ней.

— Сейчас мы углубляемся в детали, в прошлое, чтобы прогнозировать будущее, то есть смотрим, как эти организмы существуют, как они эволюционировали, до такого состояния, что этому способствовало и какие механизмы, — говорит директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов.

Состояние уникального озера меняется, признают ученые. Массовая гибель губки, разрастание спирогиры. И, похоже, теперь их задача — не только исследовать Байкал, но и узнать, почему это происходит и как его сохранить.

10:58
42

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...