Приказано убить: расправы над журналистами как символ времени

Журналистика, связанная с расследованиями и/или критикой в адрес сильных мира сего, считается опасной профессией. Особенно это касается стран, где нет сильной оппозиции, а общественно-политическую сферу контролирует «твердая рука». Именно тогда журналистам приходится быть «на острие», то есть не дополнять в информационном ключе работу политиков, а выходить на первый план, выполняя слишком широкую, а потому не вполне свойственную им функцию.

Риск в таких условиях – благородное дело. Но еще хорошо, если личные проблемы автора расследований не связаны с прямой угрозой его жизни. Увы, непоправимое случается чаще именно в последнее время. Только за два с небольшим месяца произошло сразу несколько трагедий. Среди них убийство российских журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко в Центральноафриканской Республике, болгарской журналистки-расследователя Виктории Мариновой у себя на родине, саудовского блогера и публициста Джамаля Хашогги в стамбульском консульстве родной страны.


Анна Политковская убита 12 лет назад. Преступление не раскрыто. Фото max-pix.ru

Иногда можно услышать возражение: «Мало ли кто сейчас погибает. Надо ли отдельно говорить о журналистах? Они, что, люди высшего сорта?». Конечно, речь не о разделении на «высших» и «низших». Но в атаках на журналистов и средства массовой информации часто виновны власть имущие. Если не прямым приказом (а в случае с Хашогги даже такой приказ, скорее всего, был), то созданием атмосферы деспотизма, одномыслия, нетерпимости к иному, «неофициальному» мнению. В этом смысле судьба многих журналистов – не только погибших – это символ отношений государства и общества. И еще одно проявление больших проблем в этой сфере.                     

Сказанное в полной мере касается не только зарубежья, но и нашей страны. До сих пор не раскрыты многие нападения на журналистов, в том числе нашумевшее убийство Дмитрия Холодова 24 года назад, Анны Политковской более 12 лет назад и, скорее всего, убийство Юрия Щекочихина 15 назад. Не прояснена картина недавней гибели троих журналистов-россиян в Африке, а два года назад – Павла Шеремета в Киеве.

Весьма показательная ситуация сложилась и вокруг зверского убийства Джамаля Хашогги. Дональд Трамп в осторожных выражениях осудил саудовские власти, но категорически отверг вероятность разрыва оружейной сделки, где сумма поставок Вашингтона Эр-Рияду составляет 110 млрд долларов. Главный аргумент хозяина Белого дома: «Мы потеряем рабочие места, а вместо нас влезут Китай и Россия». Трамп не добавил, но явно имел в виду, что Саудовская Аравия – еще и главный противовес Ирану среди арабских стран… 


Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко погибли 31 июля 2018 года. Фото surfingbird.com

Некоторые из российских СМИ уже успели осудить Трампа за двойные стандарты («вот, мол, волнуется за Скрипалей, а тут…») – и поделом. Но забыли о втором смысле заявления американского президента: он считает само собой разумеющимся, что уж Китаю и России точно «до фонаря» судьба «какого-то журналиста». Надо сказать, что на сегодня Трамп прав: ни от Китая, ни от России по официальным каналам пока не поступило даже слов озабоченности беспределом «наших средневековых друзей» из Саудовской Аравии. Трамп хотя бы осудил… В то же время некоторые государства (например, Британия) уже готовят санкции против Саудовской Аравии.

Общие слова о важности свободы слова и необходимости защищать журналистов сказаны с высоких трибун много раз. Но цена этих слов определяются именно в случаях, когда для такой защиты государство готово (или не готово) чем-то поступиться, готово (или не готово) проявить принципиальность.

И еще. Те или иные деятели, в адрес которых существуют подозрения и выдвигаются обвинения о причастности к убийствам журналистов, часто возражают «от обратного». Мол, да зачем мне это нужно; он меня не волновал, я его не замечал, он никто и зовут его никак; убивать бессмысленно, ведь будет общественный резонанс, репутационные потери и т.п. Так… да не так. Вероятно, кому-то из государственных лидеров не так уж важна (или совсем не важна) репутация в приличном обществе. Тем более что нефть в любом случае купят и оружие продадут – никуда не денутся. Можно «отморозиться» по полной программе…


По данным турецкой полиции, Джамаль Хашогги убит 2 октября 2018 года сотрудниками госбезопасности Саудовской Аравии. Фото mediaadil.ru 

Зато крутые меры расправы с оппонентами вселяют в большинство народа леденящий страх: в политику лучше не лезть, от «всего этого» надо держаться подальше, прикусить язык и т.д. и т.п. Ведь ты чрезвычайно крут – ни публичного диалога (иначе ты уже по факту принижаешь себя и возвышаешь оппонента), ни прощения (иначе ты «слабак», и остальные тоже могут «наезжать»). Чего и требовалось добиться. Одно дело спорить с теми, от кого не исходит опасность, другое – с теми, кто готов убивать. Почувствуйте разницу.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Приказано убить: расправы над журналистами как символ времени
00:14
49

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...