Полузабытый праздник: 101 год Октябрьской революции

По большому счету, забывать Октябрь стали сразу после того как дни 7–8 ноября перестали быть официально праздничными. Еще какое-то время, с 1991-го по 2004-й, 7 ноября оставалось просто нерабочим, а затем «красный день календаря» и вовсе исчез из государственного оборота. Правда, наскоро сочиненный праздник 4 ноября очевидно не приживается. И повод явно искусственный – изгнание поляков из Кремля в 1612 году. Почему не шведов, не Наполеона, не монголо-татар? Там тоже было с участием народа. Потому что рядом с 7 ноября (чтобы заменить и отвлечь), и потому, что с Польшей сейчас «особо не того» (на злобу дня)? Если так, значит перед нами махровая конъюнктурщина.

И все-таки к годовщине ВОСР, как сокращенно именуется Великая Октябрьская социалистическая революция (в большевистско-коммунистическом варианте), или Октябрьского переворота. Прошлогодний юбилей был отмечен весьма скромно – силами актива КПРФ, в научных кругах и выходом на экраны художественных фильмов «Матильда», «Демон революции» и «Троцкий». Власть от комментариев и публичных жестов самоустранилась, а сейчас, когда дата некруглая, тем более. Остальные спешат по своим делам.


Федеральной власти невыгодно педалировать острые, неоднозначные темы. Фото photographers.ru

Между тем, пока в обществе, в сознании большинства события 1917-го и последующих лет не обретут связного, логического понимания, мы будем не только барахтаться в дне нынешнем, но и – как это происходит сейчас – будем плыть в будущее без ясных ориентиров. А это напрямую влияет как на судьбу всей страны, так и на жизнь каждой семьи, каждого человека – даже если в материальном плане она вполне или даже чрезвычайно успешная.

Социологические опросы, как правило, фиксируют мешанину в российских головах. Это относится к оценке и событий, и ключевых фигур Февраля, Октября и Гражданской войны – таких как Николай II, Ленин, Троцкий, Сталин, Деникин, Врангель, Колчак. Очевидна и путаница между «забыть» и «критиковать». То есть вместо разностороннего обсуждения начинаются лозунги «Не трогайте Ленина (Сталина, Колчака), это наша история, какой бы она ни была!». Но почему же «не трогать»? Как раз пусть жесткий, принципиальный разговор не позволит Октябрю окончательно уйти в забвение.

Вряд ли кто будет утверждать, что Ленин, Сталин, Троцкий или Деникин с Врангелем – малозначительные персонажи. Другое дело, как именно оценивать их деятельность. Но критика (как и хвалебные отзывы) – это хотя бы не забвение. И только так (разумеется, вместе с успехами в экономике), а не через забвение, можно достичь если не национального примирения, то хотя бы общественного взаимопонимания. 

Увы, но федеральной власти, очевидно, невыгодно педалировать острые, неоднозначные темы. И потому что в этих темах неизбежны параллели, сравнения, выводы применительно к России-2018. И потому, в конце концов, что дискуссия без запретного списка «кого нельзя критиковать» учит самостоятельному мышлению, «отвязывает» от политического однообразия федеральных телеканалов, разрушает стереотипы, которые навязываются последние годы и, особенно, в XXI веке.


Последствия Дня взятия Бастилии, ныне главного государственного и национального праздника Франции, тоже весьма неоднозначны. Фото yandex.by

…В 70-х–80-х годах, при Брежневе и сразу после, «октябрьские» или «ноябрьские» (так их называли в просторечии) отмечали практически все. При этом в рядах демонстрантов или за столом революцию никто даже не упоминал. Идеологические речи произносились только на официальных мероприятиях, да и то потому что «так надо». А весь народ просто праздновал, особо не вдаваясь, в чем смысл праздника. Но – праздновал, и это важно. Когда, чуть позже, стали разбираться, то праздник решили отменить. И люди, не зная в своем большинстве историю Октября ни тогда, ни сейчас, стали отвыкать, хотя и праздничные «новоделы» (12 июня, 4 ноября) явно не укоренились.

Между тем, скажем, главный государственный и национальный праздник Франции – День  взятия Бастилии (14 июля), а ведь и Франция появилась задолго до 1789 года, и прямым следствием тех событий стал якобинский террор – зарубежный предтеча красного террора и сталинских репрессий (кстати сказать, по масштабам и жестокости сопоставимый), а затем наполеоновские войны. Франция – европейский образец демократии – этого не скрывает, об этом при желании можно говорить везде и с высоких трибун. Но и праздник, пусть неоднозначный, пусть не как повод для торжества, а как основа для размышлений, никто не отменяет. Как говорит иркутский коллега-журналист, может быть, подумаем об этом?

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»                              


Полузабытый праздник: 101 год Октябрьской революции
00:54
104

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...