Взгляд со стороны. Бывший житель Братска о том, в каком направлении может развиваться город

От редакции. Текст, который мы публикуем ниже, пришёл к нам по электронной почте из Санкт-Петербурга. Как вы могли догадаться из названия его написал бывший житель нашего города. Удивительно кстати, но будущее развитие Братска волнует не только его жителей, но и тех людей, которые давно уже покинули наш город (всё-таки «братчанин» — это навсегда). Как рассказал Робер Кондратенко — он авто текста — свои мысли по поводу развития нашего города его побудили высказать текст журналиста "Города" Елены Степановой, размышления по поводу Братска урбаниста Святослава Мурунова и недавние публикации братского общественника Александра Шапошникова и журналиста Елены Кутергиной.

Текст Роберта Кондратенко нам показался любопытным. Точку зрения братчанина-петербуржца можно разделять, можно нет, однако она не лишена логики и смысла. 

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

10 января 2019 года на сайте tkgorod.ru была размещена корреспонденция Елены Кутергиной «Новосибирск забирает братчан к себе», в которой автор задается вопросом: «Чем же так привлекателен Новосибирск»? Примечательно, что описывая свое пребывание в столице Сибирского федерального округа, Елена Викторовна положительно отзывается об освещении города, новогоднем дизайне, налаженном сервисе и других позитивных сторонах новосибирской жизни, но причин сложившегося положения не касается.

Между тем, они очевидны, на что и было указано в одном из комментариев, правда, по сложившейся у нас недоброй традиции, в некорректной форме. Тем не менее, сути вопроса это не меняет – Новосибирск, как город, непрерывно развивавшийся с конца XIX века, уже в начале 1930-х годов по численности населения превысивший современный Братск, с начала 1920-х годов ставший административным центром новообразованной губернии, а с конца 1930-х постепенно превращавшийся в крупный промышленный, культурный, научный центр не только Сибири, но и всей страны, едва ли может служить для Братска примером.

Отмечая, что братчане отправляют детей на учебу в Новосибирск и переезжают туда сами, Елена Викторовна забывает упомянуть, что там более полусотни одних только высших учебных заведений и их филиалов, свыше сотни тысяч предприятий в различных сферах деятельности, благодаря чему открываются широкие возможности трудоустройства и перспективы карьерного роста.

Братск находится в совершенно ином положении – на данный момент это сравнительно небольшой провинциальный город, районный центр Иркутской области, развитие которого в обозримой перспективе не предполагается, о чем свидетельствует пояснительная записка к генеральному плану 2008 года. Изложенная там концепция социально-экономического развития не предусматривает появления новых крупных предприятий, более того, исходит из вероятности сокращения численности работников на существующих производствах. План предусматривает строительство только «муниципальных предприятий по переработке твердых бытовых отходов», да и то лишь в виде небольших модулей.

Насколько можно понять из текста, составители плана не рассчитывали и на предпринимательскую инициативу местного населения. Во всяком случае, они не рассчитывали на появление большого числа новых рабочих мест и соответствующий рост населения, наоборот, предусматривалось его сокращение. При этом авторы пояснительной записки исходили из предположения, что «при самом неблагоприятном сценарии численность населения города не будет меньше 220 тыс. человек», точнее, 219,8 тыс. по состоянию на 2030 год.

В 2015 году Ирина Лагунова, ссылаясь на мнение, как можно понять, все тех же составителей генплана, писала о том, что «положительным сальдо миграции может стать не раньше 2016 года и достигнуть, в среднем, не более 200 человек в год. И даже для этого необходимо будет создать в городе очень благоприятную ситуацию по занятости, доходам населения, обеспечению жильем и экологии. В существующих общероссийских экономических условиях добиться этого будет крайне непросто. Но, в принципе, возможно». Однако прошло три года, а ситуация нисколько не улучшилась.

Согласно оценке сотрудниками Гипрогора (Российский институт градостроительства и инвестиционного развития – прим. ред.) численности населения Братска к 2020 году – по «самому неблагоприятному сценарию» она должна была составить 239,7 тыс. человек, между тем как обозначенный рубеж остался позади еще в 2014 году, а в 2017-м жителей в городе насчитывалось 231,6 тыс. (по статистике, которая приводится на сайте мэрии Братска, на конец 2017 года в Братске проживало менее 230 тысяч человек – прим. ред.) и падение продолжалось практически теми же темпами, что и ранее – несколько месяцев назад ожидалось, что по итогам 2018 года население сократиться до 227,3 тыс. человек.

В таких условиях, казалось бы, имеет смысл задуматься о том, отвечает ли реалиям сам генплан, в котором предлагается развивать преимущественно Падунский район, хотя тут же отмечается растянутость городских коммуникаций и выражается надежда на улучшение экологической обстановки в результате модернизации производства на алюминиевом заводе и лесопромышленном комплексе.

На практике, в условиях экономической стагнации, когда новых крупных работодателей не появляется, а старые сосредоточены в Центральном районе, куда ежедневно направляются жители не только Падунского, но и Правобережного, осуществлять жилищное строительство в этих последних имеет смысл только ради расселения ветхих и аварийных домов, да и то с учетом особенностей трудоустройства людей. В противном случае неизбежна растрата и без того ограниченных ресурсов на расширение нерациональных маятниковых перевозок либо дальнейший рост тарифов.

Так как параллельное развитие всех трех городских районов, в условиях недостатка площадок, подходящих для жилищного строительства и размещения объектов социального назначения, сложности и высокой стоимости подводки необходимых коммуникаций, именно Центральному району, в котором проживает две трети братчан, в обозримом будущем следовало бы отдавать предпочтение при создании новых предприятий и постройке жилья. Условия для такого строительства существуют на востоке района, где между существующими микрорайонами и горой Солдатской есть вполне пригодное пространство, заполнение которого предусматривалось, например, генпланом 1985 года.

При этом целесообразно отказаться от возникшей впоследствии ложной идеи застройки этой местности малоэтажными домами, осуществляя современное высотное строительство, обеспеченное всей необходимой инфраструктурой, и не стремясь к быстрому заполнению пространства унылыми 2–5-этажными бараками казарменной архитектуры.

Разумеется, городские власти, придерживающиеся генплана 2008 года, едва ли захотят внести в него надлежащие коррективы и вызвать неудовольство вышестоящего начальства представлениями о необходимости изменить для Братска порядок и объемы финансирования программы расселения ветхого и аварийного жилья.

Однако без таких изменений формирование в Братске привлекательной и комфортной городской среды немыслимо: такова уж человеческая природа, что по всему миру сколько-нибудь успешный муниципалитет спешит построить небоскреб, хотя бы местного масштаба, а появление грамотно вписанных в городской пейзаж вертикалей становится одним из факторов привлечения потенциальных жителей. Кроме того, более компактная высотная застройка позволяет ограничить протяженность коммуникаций, включая транспортные, а вместе с тем стоимость как строительства, так и эксплуатации жилого фонда (в частности, за счет сокращения расходов на фундаменты, кровли, лифты и т.п.).

Впрочем, сколь бы привлекательной в архитектурном отношении и удобной для жизни не оказалась предполагаемая застройка, без необходимых мер по снижению объемов и зловония промышленных выбросов не только Центральный район, но и город в целом едва ли сможет стать центром притяжения для населения северных районов Иркутской области.

Происходящие ныне едва заметные подвижки к лучшему, которые в перспективе, по мере старения очистного оборудования, вполне могут смениться регрессом, невозможно признать удовлетворительными. Однако владельцы крупных предприятий никогда по своей инициативе не пойдут на диверсификацию производства, даже если она, как в случае с алюминиевым заводом, потенциально возможна за счет частичной передачи выплавки первичного алюминия Тайшетскому заводу и налаживания на Братском производства каких-либо изделий из алюминия и алюминиевых сплавов.

Очевидно, до тех пор пока в городе, и прежде всего в Центральном районе, не сформируется гражданское общество, способное оказывать влияние на структуры власти и бизнеса, каких-либо положительных сдвигов в этом отношении не произойдет: бизнес всегда найдет аргументы против каких-либо расходов, снижающих прибыли, а власть всегда сумеет оправдать такую позицию бизнеса.

Учитывая это обстоятельство, остается надеяться, что несмотря на всевозможные препятствия, возникающие на пути самоорганизации общества, даже если она предполагает самые благие цели, найдутся неравнодушные и энергичные личности, желающие перемен, которые окажутся в состоянии найти наиболее целесообразные способы разрешения накопившихся проблем, начиная с экологических, и сдвинуть развитие города с мертвой точки.

Как представляется, если бы удалось сподвигнуть владельцев крупных предприятий на диверсификацию производства, то это помимо снижения объема и характера выбросов могло бы открыть пути к возникновению сопутствующего нового производства в области среднего и малого бизнеса, с появлением новых рабочих мест. Последнее объективно создавало бы потребность в строительстве новых жилых домов и объектов социального назначения в Центральном районе. Удовлетворение такой потребности могло бы обеспечить работой персонал предприятий по производству стройматериалов и конструкций, включая расположенные в Падунском районе, а также собственно строителей (которых ныне в городе явно недостает). Очевидно, нашлась бы работа и для предприятий сферы обслуживания, а также медиков, учителей, воспитателей детских садов и т.д.

Впрочем, при желании можно представить себе и другие сценарии развития, хотя все они неизбежно должны включать заметное улучшение экологической обстановки и создание новых рабочих мест, преимущественно в Центральном районе, который мог бы послужить локомотивом общегородского развития и в более или менее отдаленной перспективе способствовать объединению Братска в современное и динамично развивающееся городское поселение.

Взгляд со стороны. Бывший житель Братска о том, в каком направлении может развиваться город
Источник:
14:32
314
ТК Город

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
интернет магазин охота рыбалка иркутск
Новости по теме:
Бывший глава администрации жилого района в Братске назначен директором ресурсной организации в Кобляково
Бывший председатель комитета по управлению Правобережным районом Братска Игорь Пешко назначен на пост директора новой ресурсоснабжающей организации в селе Кобляково Братского района.
ТК Город 5 дней назад 0
Ушёл из жизнь бывший председатель Братского городского суда Валерий Лухнёв
Ушёл из жизни бывший председатель Братского городского суда в почётной отставке Валерий Лухнёв. Его не стало 17 января, ему было 73 года.
ТК Город 7 часов назад 0
В минувший понедельник в Братске в полицию обратилась 81-летняя местная жительница.
ИА «Байкал24» 6 дней назад 0
В Братске выросли цены на посещение бассейнов и другие услуги муниципальных спортивных комплексов
В Братске выросли цены на посещение бассейнов и другие услуги спортивных комплексов. Новые цены действуют с начала 2021 года.
ТК Город 6 дней назад 0
Братский межрайонный природоохранный прокурор обратился в суд с иском о признании незаконным бездействия Енисейского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов.
IrkutskMedia 6 дней назад 0