Пропаганда бывает разной: Сергей Доренко как символ другой эпохи

Кончина известного журналиста – причина и повод не только для личных переживаний (каким был человеком и т.д.), но и размышлений иного формата. Амплуа, в котором Доренко стал медийной «звездой» первой величины, – политический телекиллер. Работал талантливо, с душой и на совесть (хотя насчет души и совести в этом жанре имеются проблемы). Подходил к выполнению заданий творчески, с огоньком. В-общем, трудно переоценить вклад Доренко, хотя и на исполнительском уровне, в замену информационного телевещания на пропагандистское.

Сначала с Путиным и (чего уж греха таить) Березовским против Лужкова, Примакова и Гусинского. Затем, уже на вершине успеха, с Березовским и Гусинским против Путина. Ну и дальше, в смысле статуса и охвата аудитории – по нисходящей. Хотя Владимир Путин, явно под впечатлением от возможностей телепропаганды, впоследствии относился к Доренко лояльно, даже помогал трудоустроиться в СМИ «второго ряда».


В конце 90-х на ведущие телеканалы транслировали различные точки зрения на ситуацию в стране, включая деятельность первых лиц государства. Фото rutor.mytorr.site

Может возникнуть вопрос насчет заголовка: почему Доренко назван символом другой эпохи? Разве сейчас нет зубодробительных пиар-кампаний, оставляющих от объекта нападок политическое пепелище? Разве то, что очень часто происходит на крупнейших телеканалах, имеет общее с основными принципами настоящей журналистики – объективностью, полнотой, оперативностью информирования? И разве не Доренко – один из тех, кто приложил к этому руку, пусть, как уже сказано, не в качестве организатора, спонсора и вдохновителя, а вполне себе упитанного «раба на галерах»? Почему же тогда «символ другой эпохи»?  

Пропаганда бывает разной – и не только по стилю, качеству, размаху, интенсивности, но и в другом смысле. В советское время, за исключением короткого отрезка перестройки, она велась (если говорить о масштабах) только в одном направлении. Затем, в 90-е годы, – в разные, включая противоположные. Да, по Первому каналу вещал Доренко против Лужкова / Примакова, но одновременно по НТВ с его широким охватом Евгений Киселев (не путать с нынешним «первоканальцем» Дмитрием) критиковал Ельцина, а затем Путина. Надо сказать, Киселев работал тоньше, не столь предвзято и тенденциозно, как Доренко. Но, как оказалось, учитывая специфику нашей аудитории, менее эффективно.

Да, и Первый, и НТВ принадлежали олигархам. Но все же, повторюсь, вы запросто могли узнать разные точки зрения на основе широчайшей панорамы фактов, самостоятельно сравнить и выбрать. К тому же «под сенью» пропаганды вполне себе процветали менее ангажированные программы общественно-политического вещания, но тоже с разным привкусом. Собственно, это и есть нормальное (не кривое) отражение различных настроений в российском обществе.

Было бы лукавством воспевать «свободолюбие» олигархов. У них, несомненно, были свои «заморочки». Но постепенно, с годами, общество, где действуют частные телеканалы с широким охватом аудитории, неизбежно выравнивает тон, уходит от крайностей. Доказательством тому пример многих стран, включая Западную Европу и Северную Америку. Да, один из национальных каналов ближе к Трампу, другой – к его оппонентам. Но не так уж, чтобы «в одни ворота» – давно повзрослели, вступили в период зрелости. Зато существует разнообразие в новостях, оценках, комментариях, прогнозах. В том числе (и обязательно!) в отношении первых лиц государства и бизнеса.

Так вот – Сергей Доренко был виртуозом политической пропаганды, но он действовал не в «расчищенном поле», как сейчас Владимир Соловьев, Дмитрий Киселев и иже с ними. Доренко все же конкурировал с оппонентами, у которых тоже были возможности донести свою точку зрения до широкой аудитории. Дальше – одно из двух. Могло, как сказано выше, произойти взросление. Но случилось иначе. Теперь в национальный эфир, как и в советское время, допущена только одна точка зрения, пусть и под вывеской «государственной» (истерически-скоморошьи бои на ток-шоу тоже из этого разряда).

Так что Доренко все же из другой эпохи. И не столь важно, кого именно и как именно он ругал, кому присягал и от кого отрекался. Важно, что ему вполне можно было ответить, причем так, чтобы ответ узнали тоже миллионы, десятки миллионов людей. Таковы уж они были, эти самые 90-е, которые кто-то настойчиво именует лихими…

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»   

                       


00:40
90

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...