Афганские страсти, исламские мордасти – от Павла Лунгина

В прокат вышло «Братство» – опус про афганскую войну, придуманный и снятый Павлом Лунгиным, который во всех жанрах себя попробовал, а вот в милитаристском доселе не засветился. Что ж, теперь и эта галочка поставлена: порадуемся за дядю. Тем более что от самого фильма радости негусто.

Мегаинтеллигентный полковник КГБ (Кирилл Пирогов) разруливает сложные ситуации в Афгане за пару месяцев до окончания соответствующей войны. Вот и когда берут в плен сына одного военного генерала, без содействия нашего кагебешника тоже не обходится. Вызволение генеральского отпрыска затягивается, а войну меж тем пора сворачивать: вывод советских войск из страны уж идет полным ходом.

Как замечает каждый зритель фильма, название «Братство» подходит ему меньше всего.

Король кинокитча Лунгин снял фильм о закатной войне советской империи, на фоне коего какой-нибудь «Афганский излом» выглядит «Цельнометаллической оболочкой». Сравнивать «Братство» с «Девятой ротой» уж не будем: ясно, что хуже последней не может оказаться никакая другая картина – неважно, про ту же самую войну, про другую или вообще не про войну.

Поначалу в «Братстве» еще чудится сермяжная художественная правда, но очень быстро фильма скатывается с этих рельс – и несется под откос прямиком во всегдашнее лунгинское безумие. Персонажи то и знай принимаются демонстрировать все мыслимые симптомы посттравматического синдрома. Этому соответствует утомительная операторская съемка с рук, так что под конец впечатлительный зритель уже начинает чувствовать себя эпилептиком.

Экшен в картине примитивен, саспенса – ноль, за героев не переживаешь, поскольку они все как один тронутые, а такие на сочувствие не провоцируют. Впрочем, персонаж Пирогова на удивление нормальный, хотя и ему сочувствовать не приходится. Он же тут выполняет функции бога из бронемашины: пришел, увидел, разрулил. И дальше поехал. Прямо мистер Вульф из «Криминального чтива».

Известно, что Пирогов – актер не просто классный, но и знающий себе цену: на что попало не соглашается. Неужто это он заставил режиссера в виде исключения не делать из этого кагебешного персонажа кретина? Нет, не так: просто сценарий Лунгин и сын (Павлу Семенычу подсоблял Александр Палыч) сварганили на основе воспоминаний служившего в Афганистане Николая Ковалева, экс-директора ФСБ. Ну вот и пришлось облагородить героя, прототипом коего тот Ковалев оказался.

Источник:
10:50
30

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...