«Держать и не пущать»: народные инициативы в административной узде

Многолюдные акции протеста в Екатеринбурге против строительства храма в сквере, расположенном в центральной части города, стали очередным подтверждением недоверия и страха, которые испытывают многие представители власти к инициативам снизу. И опять в который раз задействованы не столько политические, сколько административные, силовые рычаги, стремление очернить и подавить.

Между тем протестующие не покушаются на православную веру, как это стремятся изобразить некоторые СМИ. За последние годы в Екатеринбурге восстановлено и построено несколько крупных храмов, в том числе на месте убийства царской семьи. И заметных возражений не было. Но когда для постройки собора к 300-летию города была огорожена территория массового отдыха горожан, да еще без широкой дискуссии на эту тему, вспыхнул конфликт.

Примеров, близких екатеринбургскому, в современной России не счесть. Не так давно многие петербуржцы участвовали в акциях против передачи Исаакиевского собора, где расположен музей, Русской православной церкви. Жители Подмосковья активно, в митингах и пикетах, выражали недовольство работой и планами строительства мусорных полигонов. Необычный для кавказских республик уровень гражданской активности, причем в цивилизованных рамках, продемонстрировали десятки тысяч жителей Ингушетии, выступивших против передачи части земель Чеченской Республике.


Протестующие в Екатеринбурге не покушаются на православную веру, как это стремятся изобразить некоторые СМИ. Фото pikabu.ru

Практически во всех случаях федеральные гостелеканалы либо ничего не сообщали об этих событиях, либо информировали крайне скупо и далеко не на первом месте среди новостей. Да и направленность этой информации была, как правило, однобокой: мол, деструктивные силы раскачивают лодку, кто-то там чего-то подогревает за их спиной и т.п. Зато жесткие действия властей обычно называют обоснованными, правильными и, разумеется, вынужденными – якобы других вариантов не осталось.

Хотя такие варианты есть. Почему бы не приглушить административный раж? Почему бы не выслушать все стороны, причем загодя, а не когда «процесс уже пошёл»? Впрочем, лучше поздно, чем никогда, но и этого не происходит.

Одним из аргументов в пользу власти стали утверждения, что «недовольных меньшинство, а большинство поддерживает официальное решение», что «бузит горстка озлобленных элементов». Напротив, протестующие говорят, что большинство на их стороне. И даже социологи, учитывая набор хитроумных приемов для получения «нужных» результатов опроса, ситуацию не прояснят. Зато существует проверенный способ выяснить мнение народа – референдум.

По закону референдумы, включая местные (городские, районные) в нашей стране разрешены.  Но, увы, только на бумаге. На практике их, за редчайшим исключением, не проводят. И процедура назначения референдума крайне сложная, и вообще очевидно существует политическая установка сверху избегать референдумов под любым видом, а если уж – редчайшие случаи! –проводить, то в форсированном режиме, без полноценной дискуссии («в одни ворота»), с заранее и надежно гарантированным исходом. Иными словами, «проштамповать очевидность». А уж если вопрос действительно спорный, с наличием оформленных точек зрения противоположного содержания – не проводить ни в коем случае. Кстати, инициативу провести референдум о строительстве храма в екатеринбургском сквере тоже «завернули»…

Причины? Во-первых, нынешнее руководство страны, что бы оно ни говорило, настороженно относится ко всему, что исходит не от государства. Мало ли там, знаете, кто да что «за ширмой». Да и вообще у нас ведь в государстве всё предусмотрено, учтены интересы всех: вон, смотрите, аж четыре партии в Госдуме, одна краше другой. Но если народ протестует, то, значит, выходит, наверху чего-то недоучли? Быть такого не может и не должно! Поэтому, ясное дело, что-то не так с этими протестами и надо их «к ногтю». 

Согласно этой философии, уступить – значит, проявить слабость. Уступишь раз – и протестам / требованиям не будет конца, ведь «остальные» скажут: «Раз у них получилось, давай-ка и мы». Поэтому решено крепко держаться принципа «тащить и не пущать», который еще полтора столетия назад сформулировал Глеб Успенский.

Доходит до смешного (и, одновременно, крайне грустного). Скажем, если чиновника обвинил в коррупции не кто-нибудь, а, страшно вымолвить, сам Навальный, то этот чиновник может спать спокойно: стопроцентно «не сдадут», не снимут, не накажут. Ну не демонстрировать же, что мы послушали «этого» (наверху фамилию Навальный не произносят), что «этот» в принципе может быть прав. Да и как будут выглядеть правоохранительные органы, если признать факты, которые вскрыли почему-то не они, а «некий субъект»?


Если чиновника обвинил в коррупции Навальный, то этот чиновник может спать спокойно: стопроцентно не снимут. Фото glavred.info

Безусловно, «этот» может и ошибаться, но в детали обвинений и не вникают: с порога «не сдадим». Более того, раз чиновник в контрах с «этим», то его, чиновника, лояльность высшему руководству не вызывает сомнений. По существу, можно даже вызвать «огонь от Навального» на себя для укрепления собственных позиций.

Однако, по большому счету, власть постепенно, но неуклонно загоняет себя в ловушку. Если отказываешь всё время, то «признак слабости» в случае уступок становится еще заметнее. Эти опасения, в свою очередь, дополнительно укрепляют жесткую линию. И так… до бесконечности? Разумеется, нет. И чем дольше крышку котла держат плотно закрытой, тем выше вероятность непредсказуемых событий, стремительного «обвала» потом. Увы, в соответствии с предыдущей историей Отечества. «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!», – эти слова Салтыкова-Щедрина актуальны и сегодня. В который раз движемся к тому же финалу…

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


00:10
93

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...