Депутатские закрома. Светлана Шевченко: «небогатая» коммунистка с мутным прошлым

Сегодня мы рассмотрим финансовую ситуацию депутата Законодательного собрания Иркутской области Светланы Шевченко — очередной серой мыши в региональном парламенте.

Согласно опубликованной декларации, Светлана Шевченко заработала за 2018 год крайне скромную для народного избранника сумму — 571 тысячу рублей, или чуть больше 48 тысяч в месяц. Не густо, хотя на хлеб с маслом и икру по выходным вполне хватит.

В собственности у народной избранницы земельный участок площадью 979 квадратных метров (10 соток), дача нескромной площадью 196 квадратных метров (будем думать, что там садовый домик, хотя это однозначно коттедж) и половина квартиры площадью 54,8 квадратных метров. Депутат ездит на работу на трамвае и не задекларировала собственность ни мужа, ни детей. Что позволяет предположить отсутствие и того и другого.

На этом можно было бы личное финансовое дело депутата Шевченко закрывать, если бы не несколько «но».

Большую часть 2018 года, за который и подана декларация, Светлана Шевченко еще не была депутатом регионального парламента. А была рядовой российской пенсионеркой. Из ее личного дела известно, что она является ветераном труда атомной энергетики и промышленности. Можно было бы, конечно, предположить, что пенсионеры Росатома получают пенсию по 48 тысяч в месяц — если бы Шевченко была, например, в прошлом директором АЭХК. Или хотя бы замом.

Однако образование у нашей героини — техникум стройматериалов. С таким образованием обычно вообще в атомную промышленность не берут, разве что двор подметать, не говоря уже о руководящих должностях. А ведь товарищу Шевченко, прошедшей в Заксобрание по списку КПРФ, нужно было еще на что-то приобрести коттедж — по нынешним временам тянущий не на один миллион...

Впрочем, известно, что до избрания в Заксобрание Светлана Шевченко работала помощником старого коммунистического коня Сергея Бренюка. Однако сам Бренюк за тот же год задекларировал всего 800 тысяч рублей — вряд ли он смог бы платить своей помощнице такую зарплату.

Откуда же у Светланы Шевченко такой доход? Непонятно.

Давайте смотреть пристальнее.

В 1973 году Шевченко окончила нижнеудинскую школу N 2. После чего уехала искать счастья в Москву. В 1977 году она окончила московский техникум строительных материалов. Тут, правда, депутат Шевченко немного путается в показаниях — на официальной странице депутата ЗС она указывает именно техникум стройматериалов, а вот в соцсетях говорит о Московском политехническом университете. Мягко говоря, две большие разницы.

После окончания техникума Шевченко уехала в Монголию, завербовавшись в советскую армию. Тут девушка тоже путается — она рассказывает, что служила в воинской части N 78567. Однако в Монголии находилась 39 общевойсковая армия, а военная часть N 78567 — это специальное подразделение воздушно-десантных войск 118 ОИТП ВДВ, базировавшееся в Прибалтике. Где Москва, а где Багдад.

В Монголии Светлана Шевченко провела пять лет — очевидно, именно этот армейский стаж и позволил ей столь рано выйти на пенсию.

Дальше становится еще интереснее. В 1985 году Шевченко приехала в Ангарск, где поступила на работу в хорошо известное нам Ангарское управление строительства (АУС). В АУС Шевченко проработала вплоть до 2008 года, где, очевидно, и заработала звание «Ветеран труда атомной энергетики и промышленности». Известно, что АУС работал на строительстве цехов и сооружений АЭХК. То есть к собственно к атомной энергетике она имеет крайне слабое отношение — примерно такое же, какое слесарь гаража ФСБ к контрразведке.

В 2008 году Шевченко, уволившись из АУС, основала частный бизнес (деятельность индивидуального предпринимателя прекращена в январе 2018 года). Занималась Светлана Петровна очень своеобразной коммерцией — изучением конъюнктуры рынка. Запомните эту формулировку — мы к ней еще вернемся. Дело в том, что под вывеской «изучения конъюнктуры рынка» в реальности обычно проводятся сложные схемы с переводом бюджетных средств в частные карманы. Как и с кем в союзе могла проводить Светлана Шевченко такие операции? Попробуем разобраться.

Четырьмя годами ранее она возглавила СНТ «Юбилейное-3», то самое, в котором у нее имеется задекларированный «садовый домик» площадью почти 200 квадратных метров.

Примерно в то же время Светлану Шевченко пригрел Сергей Бренюк, и бывшая работница капиталиста Виктора Середкина стала коммунистической активисткой и сотрудницей горкома КПРФ. Однако в горкоме тоже не платят по 50 тысяч в месяц, поэтому загадка доходов депутата пока остается нераскрытой.

Пока. Но не все так просто.

Конечно, фамилия Шевченко — не самая редкая в Ангарске. И то, что изложено далее, может быть просто совпадением. Но очень уж удачное совпадение...

В Ангарске есть еще одна семья с фамилией Шевченко. Это Максим Алексеевич, Яна Алексеевна и Елена Алексеевна. Максим Шевченко в нулевые годы занимался весьма прибыльными видами бизнеса — в частности, он был совладельцем компании «СибЛесКом», занимавшейся массовым вывозом сибирского леса в Китай (ОГРН 1033800516090), а также принимал активное участие в хищнической приватизации с последующем банкротством Ангарского машиностроительного завода.

До 2008 года Максим и его сестра Яна проживали в Слюдянке и ни в каком бизнесе замечены не были. В 2008 году они переехали в Ангарск, и сразу стали учредителями нескольких компаний. В Ангарск же переехал и отец Максима Шевченко, Алексей Георгиевич, которого тоже сделали учредителем двух компаний. За период 2008-2010 годы Максим Шевченко стал учредителем сразу нескольких крупных фирм, в том числе «Максимакс» (ОГРН 1093801001326). Практически все фирмы семьи Шевченко занимались управлением и сдачей в аренду недвижимого имущества. Судя по показателям финансовой отчетности компаний со многими нулями, недвижимости у выходцев из Слюдянки неожиданно оказалось очень много.

Шевченко Светлана, Иркутск, Первая сессия Законодательного собрания Иркутской области третьего созыва, 19 сентября 2018 года., фотограф: Яна Ушакова © Проект «Лица Сибири»"

В том же 2008 году произошло еще одно событие. Малоизвестный юрист из города Ангарска Дмитрий Чернышов женился. Как говорят, на девушке со скромной фамилией Шевченко. Годом ранее на выборах мэра Ангарска победил Леонид Михайлов — ставленник владельца АУС Виктора Середкина (именно там трудилась наша героиня). Дмитрий Чернышов приложил много усилий для победы Михайлова, за что вскоре был приглашен на работу в мэрию. В мэрии Ангарска Чернышов курировал… операции с недвижимостью.

Пазл сложился.

Сразу после назначения Дмитрия Чернышова заместителем губернатора Иркутской области в 2015 году, Максим Шевченко и его мать Яна создали ООО «ЮрМакс» (ОГРН 1153850030201), которое под прикрытием Дмитрия Чернышова начало работать по сдаче в аренду недвижимости не только в Ангарске, но и в Иркутске. Тогда же был создан фонд «Отражение» (ОГРН 1153850000776), через который правительство Иркутской области эффективно отмывает бюджетные средства, приобретая сомнительной ценности «произведения искусства» наподобие картин Никаса Сафронова.

Ну и вишенка на торте. Вернее, две.

Автономная некоммерческая организация «Агентство инвестиционного развития Иркутской области» (ОГРН 1163850068964) и «Фонд развития промышленности Иркутской области» (ОГРН 1173850008353). Основным видом деятельности обеих организаций значится… «исследование конъюнктуры рынка». Очень знакомое словосочетание, не правда ли?

Учредителями обеих организаций является печально знаменитая «Корпорация развития Иркутской области» (КРИО), а их директором — Яна Шевченко. Мы все понимаем, что подобные фирмы-прокладки при госструктурах нужны только для одной цели — вывода бюджетных средств в частные карманы.

На этом пока всё — а в следующих статьях мы расскажем еще и про загадочную личность предпринимательницы Ольги Лозовой и ее связях с шайкой Шевченко-Чернышова…

11:06
280

Не забудьте поделиться с друзьями →

Апофигист
13:00
Ну, то что статья Бабровская, ясно с первых строк, вонязом воняет безмерно. Бакулев никогда ни в аргументах не нуждался, ни в конкретных фактах. Надо — сам додумает, попробуй, возрази!
"… дача нескромной площадью 196 квадратных метров (будем думать, что там садовый домик, хотя это однозначно коттедж." Понятно? Сказал Бакулев — коттедж, значит коттедж!..
Все деньги Шевченко пересчитал, все грязное белье переворошил. А сколько наврал! Вот только на какие деньги желто-вонючий Бабр существует, Максим сможет сказать? Или бутерброда с икрой по выходным побоится лишиться?
Загрузка...