Середина расползается: Россия опять становится страной бедных и очень богатых

Где может пригодиться сравнение лимона с Эйфелевой башней? Казалось бы, неожиданный, экстравагантный вопрос является привычным для социологов. Пригодится, если сравнивать, к примеру, нынешнее общество в Западной Европе (или Северной Америке) с нашим, российским, 20-летней давности. У них – лимон: процентов 70–80 – это средний класс (основная часть плода). И понемногу – богатые и бедные, это небольшие наросты сверху и снизу. У нас – Эйфелева башня: широкое основание, процентов 80 – беднота, остальных – и в середине, и наверху – немного.     

Конечно, и принадлежность к среднему классу измеряется у них и у нас в разных цифрах. Иначе разница была бы еще больше. Скажем, эксперты Альфа-банка считают средним классом семьи с подушевым доходом от 40 до 100 тыс. рублей в месяц. На Западе используют куда более весомые доходы. И все же… 

В «тучные нулевые», когда глубоких реформ, как и сейчас, не было, обходилось без системных кризисов, а нефтяных сверхдоходов хватало всем, структура нашего общества стала приближаться к западным стандартам. Средний класс прибавил численно, став, по существу, политической опорой Владимира Путина. И хотя одиночные голоса и тогда утверждали, что Путину просто везет и что это везение временное, но их не было слышно в «одобрямсе» явного большинства.  


Древний Рим. Бедноте нравилось и смотреть такие зрелища, и участвовать в них. Но распоряжались тут богатые…

И вот с 2014 года, после известных событий на международной арене, тенденция развернулась в обратную сторону. По данным Альфа-банка, доля «середняков» в общей численности населения сократилась к 2017 году с 37 до 30 процентов, или на 10 млн человек, и этот тренд продолжается до сих пор. Уменьшились с 48 до 39 процентов и доходы среднего класса в общем объеме доходов населения, хотя в предыдущее десятилетие (с 2003 по 2014 год) был отмечен прирост с 42 до 48 процентов.

При этом доходы богатых и сверхбогатых увеличились с 2014 по 2017 год на 11 процентов, а доходы бедняков остались на прежнем уровне. И здесь ситуация с 2017 по 2019 год продолжала ухудшаться.      

Но и в потребительском поведении даже тех, кто удержался в номинации «средний класс», заметны тревожные перемены. Эти люди стали меньше брать кредитов для создания собственного бизнеса и вообще реже открывать собственное дело. Заметны и сокращения, снижения по позициям «покупка недвижимости, личного автотранспорта, отдых за рубежом».

Впрочем, такая картина ведет к нарастанию проблем не только личного, бытового уровня. Именно средний класс является основой политической стабильности, опорой демократических институтов, фундаментом для устойчивого, сбалансированного развития страны. Разумеется, в каждом слое, в каждой категории населения есть исключения из правил. Но они, эти правила, таковы. Сверхбогатым и богатым демократия не очень-то и нужна, они сами себе государство. И экономические беды касаются их постольку поскольку: конечно, неприятно превратиться из миллиардера в мультимиллионера или, прости господи, в «просто» миллионера. Но, как говорится, на изрядный кусок хлеба с маслом все равно хватит.

Бедным и нищим тоже не до всяких там «демократий», но уже «вид сбоку» – не умереть бы с голоду. А потому в отношениях с властью – хлеба и зрелищ! Здесь, как и на самом верху, имеется тяга к диктатуре, к простым, радикальным решениям. Впрочем, в социальной «низине» такие настроения наиболее сильны. Причем, когда хлеба не хватает, сверху добавляют зрелищ.

Что касается «середняков», то они и чувствительны к социально-экономической конъюнктуре, и видят ее взаимосвязь с общественно-политическим устройством. Опять же не все, но очень многие. И чем больше, сильнее средний класс, тем шире такие настроения. Увы, «золотая середина», наоборот, скукоживается. А значит…        

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


00:34
177

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...