Болезнь - не приговор. История братчанина, который старается делать город лучше, несмотря на тяжёлый недуг

Людей, прикованных к инвалидным коляскам, в Братске сотни. Однако встретить «колясочника» на улицах города практически невозможно. Подавляющее большинство из них редко покидает свою квартиру, оказаться за её пределами для них — большая проблема. Впрочем, и на улицах города людей с ограниченными возможностями подстерегают трудности, которые людям здоровым кажутся пустяками: бордюры, дырявый асфальт, крутые спуски… Для нужд инвалидов-колясочников город практически не приспособлен. Уже несколько лет Дмитрий Рейзвих пытается исправить эту ситуацию. «Город» встретился с известным в Братске общественником и поинтересовался, насколько сложно делать город более доступным для маломобильных групп населения.

ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

Для Дмитрия Рейзвиха каждый выход на улицу — особенный. Он может с точностью сказать, сколько раз в тот или иной год ему удавалось выехать за пределы квартиры, и какое расстояние он проехал на своей коляске с электроприводом. Наша встреча с Дмитрием – это его шестой выезд на улицу в этом году. Для «колясочника» важно, какая стоит погода, идет ли дождь, на месте ли домочадцы, которые помогут вынести и занести коляску. «Если вдруг непогода, и дома никого нет — прячусь на остановке автобуса или ещё куда», — с улыбкой рассказывает Дмитрий. К подобным ситуациям он привык относиться спокойно, поскольку на коляске передвигается уже больше 10-ти лет. Но лишь относительно недавно начал вести активную общественную жизнь.

«Давайте покажу, с чего всё началось», — сказал Дмитрий, когда мы разговорились в тени одного из больших магазинов 26-го микрорайона. Общественник указывает на тротуар, идущий вдоль дороги по улице Возрождения, недалеко от места нашей встречи:

В 2012-м году всё началось. Однажды, возвращаясь домой, увидел, что строят этот тротуар и не делают на него заезд, не укладывают бордюрный пандус. Подъезжаю к строителям и спрашиваю: почему делаете без понижения бордюра? Они отвечают, что делают так, как сказало начальство. Если начальство скажет делать пандус — сделают пандус. На следующий день поехал в администрацию к Белькову (Алексей Бельков в 2012-м году возглавлял комитет по градостроительству – прим. ред.), он пообещал передать просьбу ответственному лицу. Пандусы в итоге сделали. Немного не такие, как надо, и немного не там, где надо, но хотя бы сделали. Вот после этого потихоньку и втянулся. Понял, что при желании можно что-то изменить.

Тот самый пандус, с которого началась общественная жизнь 

В 2017-м году в Братске провели масштабную установку пандусов на тротуарах. Всего оборудовали больше сотни съездов. О своей роли во всём этом Дмитрий скромно умалчивает – говорит, что он только обращался к депутатам городской Думы, просил обратить внимание на отсутствие таких простых, но необходимых деталей, и всё. Как выяснилось позже, деньги на строительство пандусов направили два депутата в рамках исполнения наказов избирателей (ежегодно народным избранникам на исполнение наказов избирателей в сфере благоустройства выделяется по 1-му миллиону рублей). Новые пандусы появились на главных улицах Центрального района, но после 2017-го года такой активности в деле создания доступной среды, увы, не наблюдается.

СМЕТНОЕ ДЕЛО

Интересно получается — рассуждает Дмитрий. Недавно региональный заместитель министра строительства, будучи в Братске, заявлял, что необходимо делать город более доступным для людей с ограниченными возможностями. Но у местных чиновников другой взгляд. Причём этот взгляд не меняется уже долгие годы.

Однажды я поинтересовался в администрации, почему при ремонте дороги не делают пандусы. Мне ответили, что делать нельзя, потому что замена бордюров не входит в перечень работ. Только укладка асфальта, — рассказывает Дмитрий Рейзвих. — Я тогда нашёл контракт на ремонт дорог по проспекту Ленина – было это несколько лет назад –  и как раз в нём отыскал замену бордюров. Удивился и написал об этом в администрацию. Меня потом позвали к Пастушкову (Николай Пастушков – бывший заместитель мэра Братска по строительству), и он, и другие сотрудники администрации, что называется, «по ушам ездили» и доказывали, что я неправ, и делать съезды, понижая бордюры, нельзя. Хотя для других городов это обычная практика. 

Сделать заезд с дороги на тротуар – это не так уж дорого. По расчётам Дмитрия Рейзвиха, понижение одного участка бордюра может обойтись, примерно, в 7 тысяч рублей. В рамках ремонта дороги расходы небольшие, а эффект — огромный. Во-первых, тротуаром смогут пользоваться «колясочники», во-вторых, такая «лазейка» хороша и для пенсионеров, которым в силу возраста тяжело подняться даже на небольшой уступ, и для мамочек с колясками, конечно. «Сейчас понемногу к этому прислушиваются и при большом ремонте дорог стараются делать заезды на тротуары. Но не всегда», — рассказывает Дмитрий Рейзвих.

Дмитрий научился мастерски управляться с коляской. Довольно быстро объезжает препятствия на тротуаре

Случай в администрации, говорит общественник, побудил его начать разбираться в документации на строительство, осваивать составление смет, изучать законы и нормативы, чтобы вести разговоры с представителями власти на их языке. Никогда не занимавшийся сметным делом и строительством Дмитрий Рейзвих сейчас от корки до корки прочитывает каждый муниципальный контракт с фирмами, занимающимися строительством, ремонтом или благоустройством, выискивает недочёты, сам выезжает на место по окончании работ. Подчас, по итогам таких «рейдов» приходится привлекать внимание чиновников к недочётам, допущенным подрядчиками.

ТРАНСПОРТНАЯ ПРОБЛЕМА

Пока мы разговариваем с Дмитрием, он едет на коляске по тротуару, ловко огибая небольшие ямки, резко разворачиваясь перед пандусами и съезжая по ним задом. Если ехать, как обычно, он рискует перевернуться. Когда тротуар кончается, общественник съезжает на автомобильную дорогу и движется, прижимаясь к обочине.

По дороге даже безопаснее ехать, — шутит Дмитрий Рейзвих. – Один раз была только неприятная ситуация, когда ехал по старой падунской трассе. Там под уклон идёт такая гравийная полоса. А у коляски два колеса ведущих. Я еду на большой скорости. И левое колесо держалось за дорогу, а правое провисло, и получается, коляску повернуло на дорогу, а сзади внедорожник. Ну, он среагировал, обрулил...

За семь лет, рассказывает Дмитрий, немецкая коляска не подвела ни разу. По счастливой случайности, при распределении средств передвижения через Фонд социального страхования будущий общественник получил удобный немецкий «Otto Bock В 500 S» с электроприводом. Несмотря на большое число людей с ограниченными возможностями, в колясках мало кто понимает — говорит Дмитрий. Инвалиды сидят дома, город и состояние дорог и тротуаров знают плохо, не понимают, что выбрать, а подсказать некому. Работники социальных служб просто не могут учесть всех нюансов. То есть, ещё один минус в копилку недоступности и неприспособленности городских улиц для  передвижения «колясочников».

Если нет тротуара, Дмитрий передвигается по краю автомобильной дороги

«Далеко на коляске всё равно не уедешь. Самое дальнее расстояние, на которое я уезжал – 8 километров, с общей дистанцией 17 км», — рассказывает Дмитрий. Аккумулятор рассчитан на то, чтобы проехать 2 раза по 17 км. И если благоустройство дорог и общественных мест ещё худо-бедно идёт, то с транспортом и возможностью людям с ограниченными возможностями перемещаться на большие расстояния в Братске — просто беда. Мечта Дмитрия — сдвинуть и эту проблему с мёртвой точки. Автобусные остановки, в массе своей, не оборудованы пандусами. Но даже если представить, что пандусы появились, то что на остановках делать «колясочникам»? На десятки миллионов бюджетных рублей, потраченных на обновление автопарка, власти Братска за последнее время не приобрели ни одного низкопольного автобуса, на котором могли бы передвигаться инвалиды. В скором времени будут покупать ещё, но надежда на то, что «колясочников» услышат, не очень большая.

Администрации и транспортникам нужно определиться, для кого и для чего они покупают этот транспорт. Для всех жителей или для извлечения краткосрочной прибыли? При всех своих больших закупках автобусов администрация не обращает внимания на то, что нужен низкопольный транспорт. Он был бы комфортен не только для колясочников, но и для людей старшего поколения, с любыми ограничениями по здоровью. Сейчас и на эту проблему нужно обратить внимание, — делится планами Дмитрий Рейзвих. — Если продолжать приобретать общественный транспорт без «низкопола», то старшему поколению все сложнее станет пользоваться им, потому что из-за высоких ступеней он будет для них недоступен. Последуют уменьшение пассажиропотока, увеличение стоимости проезда и сокращение рейсов на маршруте и т.д.

Даже заехать на казалось бы небольшой уклон для "колясочников" целая проблема

ЛЮДИ И ВЛАСТЬ

Возвращаемся на то же место к магазину, где мы начинали беседу с Дмитрием.

— Наверное, вас в магазине хорошо знают?

— Хорошо. После того, как я им указал на их нарушения, — улыбается общественник.

Дмитрий не скрывает, что порой сталкивается с непониманием со стороны окружающих. Особенно печалит, что к обычным просьбам соблюдать права людей с ограниченными возможностями чиновники и некоторые представители бизнеса относятся без понимания, смотрят свысока, и даже если создают «доступную среду», то как бы нехотя, из-под палки. Своей общественной организации у «колясочников» нет, но кто-то же должен отстаивать права инвалидов — говорит Дмитрий.

Обычные люди стали как-то более приветливо относиться к тем, кто не может сам передвигаться. Всегда помогут. Испытано на себе, — с улыбкой говорит Дмитрий.- То, чем я сейчас занимаюсь, возможно, другим людям делать проблематично. Например, человек может работать в какой-то организации, и на него могут надавить. Кто-то выезжает на коляске, и ему этого, в общем-то, достаточно. Я хоть и редко выезжаю, но глубоко проникся этим делом. Остановиться уже тяжко будет, честно говоря.

Да и, наверное, не нужно останавливаться.

А магазин, у которого мы беседовали, кстати, частично устранил нарушение после того, как на него обратил Дмитрий Рейзвих. Кроме того, благодаря ему станет доступнее для «колясочников» муниципальное учреждение культуры, в котором сейчас идет ремонт. «Доступная среда» в Братске не так уж и доступна, поэтому работы у Дмитрия Рейзвиха ещё много. 

Источник:
14:04
114

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...