Легитимность второй свежести: к итогам выборов в Москве и Петербурге

Что ни говорите, и как ни относитесь к столичным городам, но они все же задают тон всей стране по многим направлениям, включая политическое. Исход острых конфликтов, включая революции, решался всегда в Москве и в Петербурге (Петрограде, Ленинграде). Отсюда и повышенное внимание властей к двум крупнейшим мегаполисам: туда (особенно в Москву) стягиваются финансовые, технологические, кадровые, интеллектуальные ресурсы всей страны. И уровень жизни там выше, чем в провинции – надо подкармливать, иначе, как уже сказано, неровен час…

Вот и насчет выборов – при всей разнице между Москвой и Питером, с одной стороны, и периферией – с другой, импульс, который посылают столицы, видит и слышит вся страна. Точнее, те, кто хоть что-то хочет слышать. Словно круги по воде от брошенного камня, отзвуки московско-петербургских баталий идут в глубинку. Да, резонанс постепенно уменьшается, гаснет, в нестоличных регионах возникают и развиваются свои сюжеты. Тем не менее…


Даже в тепличных условиях Александр Беглов победил на выборах губернатора Санкт-Петербурга с нефантастическим результатом. Фото newsbot.press

В Петербурге 8 сентября состоялись выборы губернатора (здесь расхождение с Москвой, тоже субъектом федерации – Белокаменную возглавляет мэр). Президентского кандидата Александра Беглова тащили в кресло всем административно-чиновничьим миром. Сильных конкурентов (например, Оксану Дмитриеву) «срезали» еще на дальних подступах с помощью муниципального фильтра. Но и по ходу вполне тепличной для Беглова кампании пришлось вносить дополнительные коррективы. Так, чтобы избежать второго тура, а то и полного поражения, Кремль добился самоснятия кандидатуры Владимира Бортко, выдвинутого коммунистами. Но даже и после этого Беглов выиграл с нефантастическим результатом (64,43 процента), а двое остальных –  откровенные статисты, хотя и от известных партий «Справедливая Россия» и «Гражданская платформа» – получили свыше 16 процентов каждый.

А многие петербуржцы, видя такое дело, вообще «забили» на голосование. Явка в 30,07 процента на губернаторских выборах, и то при помощи организованного прибытия военнослужащих, откровенно не впечатляет. Даже на прошлых выборах губернатора Санкт-Петербурга в 2014 году, тоже не очень-то конкурентных, активность избирателей была почти на 10 процентов выше. Формально Беглов избран, но привкус нелегитимности, отчуждения власти от народа, очевиден. В очередной раз протаскивание любой ценой «государева человека» оказалось для организаторов этой профанации важнее содержания выборов. Процедура соблюдена, но таким образом, что ведет не к развитию, а к дальнейшей деградации общественно-политических институтов.

Еще больше отличилась Москва. Скандал вокруг отказа зарегистрировать кандидатуры решительных оппозиционеров вышел нешуточным. Но даже после столь масштабной и грубой операции Кремль и столичная мэрия получили куда более пестрый и ершистый парламент Златоглавой, чем прежде. Для сравнения: из 45 мест в Мосгордуме предыдущего созыва «Единая Россия» контролировала 28 мест, а еще 10 было у промэрского объединения «Моя Москва». В итоге блок единороссов и беспартийных безраздельно доминировал, а голоса 5 депутатов-коммунистов, одного «жириновца» и одного представителя партии «Родина» были едва слышны. Теперь же у «Единой Россия» и «Моей Москвы» лишь шаткое большинство – 24 места из 45-ти. Да и такой результат удалось получить, только, как уже сказано, не пустив на выборы всех кандидатов от Алексея Навального и Дмитрия Гудкова, а также половину кандидатов от «Яблока».

Зато коммунисты во многом благодаря отстранению кандидатов демократической оппозиции и схеме «Умного голосования», предложенной Навальным, расширили свое представительство до 13 депутатов. «Единой России» не очень помогла даже хитроумная попытка сбить с толку избирателей, выставив против «списка Навального» «список Ланового» – не только знаменитого артиста, но и человека с похожей, «зеркальной» фамилией. Кроме того, в Мосгордуму после 10-летнего перерыва вернулось «Яблоко» (3 депутата плюс 1 дружественный самовыдвиженец – все, чьи кандидатуры зарегистрировали), а также появилась «Справедливая Россия» (тоже 3 депутата). К оппозиции уже примкнул еще 1 депутат-самовыдвиженец, и в итоге у противников «Единой России» и Сергея Собянина 21 мандат. Как уже сказано, это неоднородная группа – разные программы, приоритеты, разный градус оппозиционности. Но хотя бы что-то всегда лучше, чем вообще ничего.

Разумеется, если бы в бюллетенях значились такие кандидаты как Дмитрий Гудков, Илья Яшин, Любовь Соболь, Юлия Галямина, Иван Жданов, Константин Янкаускас, Елена Русакова, Кирилл Гончаров, Александр Соловьев, лидирующие в своих округах даже по данным социологов Кремля (и поэтому не допущенных до выборов), оппозиция получила бы большинство в Московской городской думе. Кстати, по мировым стандартам, обычное дело. Это у нас «вселенский караул».


Явка на выборы в доселе не очень-то известную Мосгордуму была чуть выше, чем в прошлый раз. Фото mskgazeta.ru

В Первопрестольной предвыборный шум был громче, а беспредел суровее, чем в городе на Неве, но сохранились хотя бы остатки политической конкуренции. А потому явка на выборы в доселе не очень-то известную Мосгордуму была даже чуть выше, чем в прошлый раз (21,77 и 21,04 процента соответственно). Но легитимность столичного парламента тоже второй свежести. И если где-то и произошли перемены к лучшему, так это в рядах сторонников демократической оппозиции. Они стали сплоченнее – исчезли или почти исчезли разногласия, казавшиеся бесконечными и непреодолимыми. Они стали решительнее, радикальнее, злее, бесстрашнее – в сравнении с участниками протестов 2011/12 года. У них появились новые «звезды», и теперь Навальный смотрится не как «царь 2.0», а максимум как первый среди равных. Стала сильнее и самоорганизация рядовых участников – на этот раз массовые акции проходили не только без Навального, но и без других лидеров, тоже загремевших в кутузку.

Выборы в столицах (как и в большинстве провинциальных регионов) подтвердили, что власть не видит места в общественной жизни для реальной оппозиции – то есть тех, кто не только предлагает и критикует, но нацелен придти к власти через выборы, сменив тех, кто у власти сейчас. Во-первых, политические противоречия никуда не денешь, и то, что в ответ на жесткую линию растет радикализм оппозиции – не случайность, а закономерность, причем на уровне букваря по политологии. Во-вторых, особенности России таковы, что добиться существенных успехов в экономике без глубокой демократизации общественно-политической жизни – то есть движения в обратную сторону, чем сейчас – не удастся, а последние события только усугубили эту проблему.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир» 

                                         


00:22
30

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...