Специальный репортаж: голендры

Ржаной, бородинский, народный. В этой иркутской пекарне знакомые каждому названия хлеба. И только одно непонятное — голендровский. Большая, увесистая булка из цельнозерновой пшеничной муки на закваске.

 

Евгения ФИЛИППОВА:

Мы заводим его вручную, печем на дровах, чтобы сохранить его для поколения и показать, что это несложно, что можно вручную и 50 кг муки замесить. Главное, чтобы с любовь и ласково, как я учу своих пекарей.

 

Рецепт хлеба хозяйка пекарни Евгения восстановила буквально на вкус. Помнила, каким он был у бабушки. Небольшое уютное кафе в самом центре стилизовали под избу голендров – предков Евгении. Она говорит: «Традиции важны и дают силу». И даже планирует следующей весной переехать в Пихтинск.

Пихтинск основали голендры 105 лет назад. Голендры — вероятно от немецкого «голландцы». Жили в Волынской области Украины. С началом столыпинской аграрной реформы отправились по железной дороге до станции «Тыреть» Заларинского района. Переселенцам давали землю. На пихтинском участке они основали три деревни и назвали их так, как на далекой родине. Замустече, Новине, Дагник. Этих названий нет на официальных картах. Не было их и сто лет назад. Так эти места называли первые переселенцы. А вот кто были эти люди и откуда они взялись в Иркутской области, сейчас узнаем.

В Средний Пихтинск приезжаем в 11.00. Елена Людвиг как раз готовит обед. Берусь помочь. На столе сегодня будет фушер. Национальное блюдо голендр. Картофельное пюре и мука. Вот и вся премудрость.

 

Елена ЛЮДВИГ:

Кухня голендров она самобытная. Многие удивляются, но у нас борщ от картошки варится отдельно. Борщ и картошка подаются отдельно. На праздники у нас готовят польский борщ или щивушный. А еще вареники. Обязательно на каждый праздник.

 

Фушер, картофлянки, тэртка, вулоки — эти блюда, как и сто лет назад, в привычном меню голендр.

 

— Сковорода у нас старинная, чугунная, еще бабушкина. Нравится мне она. Современные сковородки какие-то не такие.

— В поезде как-то ехала в санаторий, мне говорили, что внешность у меня особенная. А в больнице в Заларях, бывает, в очереди сидишь, а тебя спрашивают: ты с Пихтинска? Да! Ой, да вас пихтинских сразу видно! А я порой даже спрашиваю: у меня что на лбу написано? Говорят, что другие, но я этого не замечаю.

 

Они действительно другие. Носят немецкие фамилии. У них свой язык – смесь украинского и белорусского. Молятся по-польски. Голендры лютеране. Чтут традиции, уважают родителей, дети отцов называют на «вы». Живут дружно и стараются сберечь свою самобытность.

 

Нина КУНЦ:

На свадьбах эта песня поется. У нас обряд свадебный проходит под вот эти песни.

 

Нина Васильевна Кунц была заведующей детского сада. В советское время и не знала, что национальность у нее особенная. А потом, когда из рассказов услышала о голендрах, поняла: исчезающую историю надо спасать. Сейчас Нина Васильевна работает в пихтинском музее. Поет в хоре. Национальный женский костюм для нее теперь привычен. Как и обязательный его элемент  — белый чепец.

Петр Мартынович Людвиг – чистокровный голендр. Об истории своего народа знает почти все. Бывал в Забужье, откуда приехали первые переселенцы в Сибирь. Держит связь с немецкими голендрами. И с удовольствием водит экскурсии по старинной усадьбе Гинбурга. Прадеда своей жены.

 

— Это жилая часть дома. Вот эта вот дверь в стайку. То есть выходила хозяйка. И вот тут стайка была, животные. А там дальше сеновал. То есть в любую погоду, в снег, дождь, мороз хозяин мог выйти всех покормить и вернуться домой, не выходя на улицу.

 

Так в России никто не строил. Нетипичной планировке удивились и архитекторы. Они побывали у сибирских голендров 25 лет назад. Как раз в то время о них в стране только  узнали. Дома строили  без единого гвоздя. Этот до сих пор стоит. Голендры были умелые плотники.

Лозоплетение. Этим традиционным для голендров ремеслом Петр Мартынович занимается уже десять лет. Дело почти забыли. Учить было некому. Поэтому лозоплетение Петр Людвиг осваивал сам. Корзины, панно, интерьерные объекты теперь уже вместе с односельчанином  делает на заказ.

 

— Спрос на них большой. Их покупают очень здорово. Это хобби! Как-то я узнал, что в Тулуне есть мастерская по лозоплетению. И поехал туда. И там ребята нам показали, как варить лозу, как ее шкурить. Этим я занимаюсь в зимний период. Осенью заготавливаю лозу. А зимой, весной уже работаю.

 

Сегодня уже нет хутора Тулусине. Самая большая когда-то голендровская деревня Дагник почти исчезла. Жизнь течет еще в Пихтинске и Среднепихтинске. Здесь занимаются в основном сельским хозяйством. Молодежь старается уехать. Работы нет. Но все же есть другое, слегка уловимое в воздухе. Удивительно легкий дух голендров. Тот, что помог им проехать тысячи верст. Сто лет жить обособленно. Сохранить характер, не раствориться среди других народов и даже возродить почти утраченное.

19:08
59

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...