Российский комикс: ликбез по субкультуре будущего

Для большинства людей любая рисованная история зовется комиксом, но настоящие фанаты субкультуры частенько не разделяют этого мнения. Комиксы бывают разные: «стрипы» и графические романы, японская манга и французские BD, приключения и карикатура. Бюджет американских комикс-издательств превосходит ВВП небольших стран мира. Роли суперзлодеев приносят актерам премию «Оскар», а драматургия в фильмах по комиксам похлеще, чем в документальном кино.

Джокер – современный Гамлет

В чем сила комикса? Насколько комикс-культура развита в России? О чем повествует российский автор? Есть ли у нас собственные культовые персонажи? В конце концов, как «оседлать волну», стать автором комиксов и разбогатеть? Благодаря организаторам праздника чтения «День Ч» в Иркутске, корреспонденту «Альтаира» удалось поговорить о набирающем мощь культурном явлении и жизни в эпоху комиксов с художником, иллюстратором, преподавателем и автором графических романов из Санкт-Петербурга Юлией Никитиной.

– Прежде всего полезно определиться с терминологией. Юлия, чем отличается «графический роман» от «комикса»?

– Начнем с того, что графический роман – это и есть комикс. С моей точки зрения, «графический роман» – это термин, который помогает взрослым людям не чувствовать себя неудобно, читая комиксы. Есть стереотипное представление, что графическим романом называют большие книги с более серьезным сюжетом. Но, скорее, это определение, которое позволяет читателям комиксов ощущать себя чуть более уютно, потому что у нас чтение комиксов – немного стигматизированная вещь. Термин «графический роман» – уловка маркетологов. Они используют слово «графический роман», чтобы продать комиксы и представить продукт более интеллектуальным, более подходящим возрастной аудитории. Хотя это одна из форм комикса. Красивое словосочетание, не более того.

«Хранители» – один из главных «графических романов» XX века

– Настоящие фанаты субкультуры легко определяют японский, французский или американский комиксы. Есть ли характерные черты, присущие российскому комиксу?

– В России пока не настолько богатая комикс-культура, но я бы назвала одну особенность, связанную с тем, что многие отечественные художники пришли в комиксы из иллюстрации или дизайна. Поэтому в России присутствует убеждение, что для каждой новой книги или истории художник должен придумать собственный способ рисования. Пожалуй, это единственное, что я могу сейчас выделить. Профессиональная работа художников в жанре комиксов – дело в нашей стране новое. Больших и интересных комиксов не очень много. Мы часто подражаем комиксам других стран, поэтому пока культура у нас формируется.

– Не мешает ли нашим авторам некоторая, присущая едва ли не каждому россиянину, текстоцентричность?

– Когда начинаешь заниматься комиксами, понимаешь, что любовь к тексту мешает. Комиксы требуют определенного подхода к работе с текстом. Он должен быть более емким, кратким и выразительным. Некомфортно читать большие объемы текста: комикс – это средство передачи информации через изображение. Именно то, что комикс показывает, он и рассказывает. Если в комиксе много текста, вы подписываетесь под невладении основами. Начиная работать в комиксе, ты вынужден перестраиваться. Если ты перестроился и научился делать комиксы, то текстоцентричность не мешает.

– Существуют ли среди российских художников свои культовые фигуры и персонажи? Такие, как Стэн Ли или Фрэнк Ромеро? Свои Джокер и Железный Человек?

– Упомяну Аскольда Акишина, он – известный автор, среди его комиксов есть работы в жанрах хоррор, фантастика, документалистика, андеграунд. Есть замечательная Ольга Лаврентьева, которая стала известной благодаря романам «Сурвило» и готическому детективу «Ш.У.В.». Есть люди, занимающие особую нишу. Например, Ольга Посух. Она создает научно-популярные комиксы для детей. Они очень интересные, хорошо нарисованные, обладают большим объемом научной информации. При этом они очень понятны, их действительно можно читать с самого раннего детства. Это потрясающе, ничего подобного в России нет.

Издательство комиксов BUBBLE – главное у нас по экшен-комиксу – выпускает журналы о собственных супергероях. Они занимаются популярными, развлекательными комиксами, по способу работы с сюжетом и рисунком напоминающими продукцию американских студий Marvel и DC. У них есть большие серии с любимыми народом героями, это Майор Гром, Бесобой. Лично мне эти произведения не очень близки, но у них большая фан-база, и это здорово.

Обложка комикса серии «Майор Гром»

– Кстати, насчет фан-базы. Насколько развит российский комикс-фэндом? Насколько я понимаю, фан-база начала развиваться взрывными темпами. Лет десять назад в Иркутске начали появляться первые магазины комиксов, на них смотрели, как на нечто инопланетное. Сейчас это часть повседневности…

– Благодаря появлению энтузиастов, магазинов, художников-активистов, которые стремятся рассказать о том, что они делают, читатель есть, читателей становится все больше. Становится все больше людей, готовых дать шанс комиксу. Вы приходите в магазин посмотреть что-нибудь в подарок, и иногда это бывает началом большого увлечения. Иногда ничего не происходит. Но человек, купивший книгу, приносит деньги нашей небольшой комикс-индустрии. Постепенно появляется больше читателей, больше авторов, которые рисуют комиксы для разных возрастов и аудитории. Но это очень плавный процесс.

Есть различные сообщества любителей определенных комиксов, культур, жанров. Иногда встречаешь людей, которые буквально всеядны. Есть, например, фанаты японской манги и европейского BD: они категорически не читают американские комиксы. Другие читают только Marvel и DC. Отдельные любители определенных комиксов считают достойными только собственные вкусы, а остальные презирают. Но так бывает в любой субкультуре. На мой взгляд, главное, когда человеку хорошо, интересно, чтобы он понимал суть.

– С чем, на ваш взгляд, связана растущая популярность комиксов?

– С одной стороны, относительная популярность связана с мировыми трендами. Но, скорее, с общим ростом востребованности визуальной культуры и визуальных языков. Мы ежедневно погружаемся в массу разнообразного контента, который выражается через визуальные формы. Сейчас с самого детства развивается способность разбираться в визуальных текстах, в том, о чем говорит изображение. Молодежная предрасположенность к визуальным искусствам и способность понимать именно визуальную информацию, конечно, сказывается на популярности комиксов. И не только комиксов.

– С чего начать неопытному автору? Понятно, что нужны блокнот и желание рисовать. Но если уже есть концепция и готовое произведение? Как выйти на большой рынок?

– Чтобы выходить на большой рынок, стоит сначала создать продукт для большого рынка. Есть масса людей, которые придумав концепцию и персонажа, обращаются к издателям и говорят: «У меня есть сценарий, концепт и одна страница. Это будет огромная серия книг, и она гениальна». Издатели отвечают: «Хорошо. Когда вы сделает эту гениальную серию, приходите. Пока мы ничем не можем вам помочь». Связываться с молодым автором – это всегда риск. Контрактов, заключаемых на этапе разработки сценария, в России почти не бывает. Чаще бывает так: ты нарисовал книжку и пытаешься найти издателя. Вопрос издания – это вопрос работы с готовым продуктом.

– Существует масса семинаров для начинающих писателей. Для музыкантов есть музыкальные школы и консерватории. Но где научиться рисовать комиксы?

– Есть разные точки зрения. Многие мои коллеги считают, что автор комиксов вполне может обойтись вовсе без школы рисования. Я – человек с профессиональным художественным образованием, думаю, что поучиться все-таки надо. Это помогает чувствовать себя свободнее в ситуации, когда нужно нарисовать что-то сложное, немного большее, чем то, к чему ты привык. Ситуация рисования комиксов – это ситуация перманентного расширения собственных возможностей. Ты всегда сталкиваешься с чем-то, что ставит новые задачи. Умение рисовать помогает лучше рассказывать историю. Вдобавок стоит читать как можно больше комиксов. «Насмотренность» в нашем деле очень помогает.

– Юлия, как получилось, что вы стали автором комиксов? Чем вас привлекает графико-лексический нарратив? Почему вы выбрали именно такую форму самовыражения?

– Мне было семь лет, когда отец подарил мне «Сагу о Лесных Всадниках». К сожалению, как я узнала потом, в российском издательстве напечатали только первую книжку большой и культовой серии. Она вовсе не для семилетнего возраста, но папа не знал: увидел красивую обложку и решил, что ребенку это подходит. Таким образом я получила достаточно взрослый графический роман, насыщенный серьезными темами, но при этом вполне развлекательный и красиво нарисованный.

По прочтении я задумалась, смогла бы я создать что-то подобное, научись рисовать. В подростковом возрасте я начала читать мангу. Скачивала ее из интернета, поскольку купить что-то подобное в моем маленьком городе возможности не было. Потом я переехала в Тюмень, там я получила возможность покупать книжки. Чтение с бумаги – это совсем другое чувство, приносящее совсем другой уровень удовольствия. Примерно тогда же начала пробовать что-то свое. Постепенно это переросло в одну из областей моей деятельности. Лично для меня эта форма самовыражения наиболее комфортна. Не только потому, что в ней рисунок совмещается с текстом.

«Комиксы это синтез литературы и изобразительного искусства», говорят критики. На самом деле, в комиксах очень важна последовательность, внутренняя динамика, а, значит, это еще и синтез с искусством кино и анимации. Подобная форма рассказа истории для меня является естественной именно за счет сочетания самых разных приемов и возможности их выбора в зависимости от задачи. Ты можешь работать с комиксом и с точки зрения поклонника кино, и с традиционной итальянской перспективы. Или ты можешь от этого отказаться и работать со страницей комикса как с космосом. Можешь делать что угодно. Такая свобода существует далеко не во всяком виде искусства.

– Не обойдемся без свойственного жанру пафоса. Как вы думаете, за комиксами будущее? Или, перефразируя, каково будущее комикса?

– Будущее за искусством в любых формах. Оно никуда не денется, не пропадет. Количество разных видов искусства, которые используют приемы и средства друг друга, будет только расти. И в этом комикс потрясающе современен. Будущее за комиксами в том числе.

Юлия Никитина

Справка:

Юлия Никитина родилась в Салехарде, училась в Тюмени, затем в Санкт-Петербурге. Занимается иллюстрацией, печатной графикой, ведет Мастерскую комиксов в Академической гимназии имени Д.К.Фаддеева СПбГУ.

Юлия Никитина много путешествовала и продолжает путешествовать, работая в дороге. Безостановочное движение и поиск собственного пути легли в основу сюжета ее графического романа «Полуночная земля». Еще одна книга Юлии – «Дневник штормов», это комикс о путешествии из Салехарда к Карскому морю.

Вадим Мельников / ИА «Альтаир»

Иллюстрации из открытых источников. Фото Юлии Никитиной из ее архива


08:28
75

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...