Иркутская книжная аномалия, или Как печатные книги держатся за жизнь в самом читающем регионе

Прибайкалье охватила книжно-фестивальная лихорадка: не успели затихнуть эмоции от Иркутского международного книжного фестиваля, который провели в Иркутске в начале сентября, как культурную столицу Сибири всколыхнул праздник чтения «День Ч». Кроме того, в июне прошел Байкальский фестиваль поэзии. Сопричастные уже начали называть происходящее «иркутской книжной аномалией». 16 октября на круглом столе эксперты решили разобраться, как литературные ивенты влияют на жизнь города и связано ли обилие книжных мероприятий с популярностью именно печатного слова, а не электронного.   

Самая читающая область

Заведующая книжной палатой Иркутской области Мария Наумочкина напомнила, что Прибайкалье по итогам 2018 года признано самым читающим регионом страны, а Российский книжный союз признал регион литературным флагманом России.

– В Иркутской области работают 754 общедоступные библиотеки, к которым приписаны 76 процентов населения региона. Библиотеку имени Молчанова-Сибирского в день посещают от 800 до 1 тыс. человек. И количество посетителей год от года увеличивается, – рассказала Мария Наумочкина.

Рассматривая мировой тренд, гендиректор торговой группы «ПродалитЪ» Вадим Перевозников указал на то, что ядро читателей бумажных книг остается неизменным.

– Например, если говорить об англо-саксонских странах – Великобритании и США, то когда Amazon зашел в Англию, то спрос на бумажные книги в стране снизился до того же уровня, что и в США. Во всех странах большой семерки соотношение продаж печатных книг через Интернет и через магазины – 50 на 50. В России показатель продаж печатных книг 70 на 30 процентов в пользу традиционной розницы. Если говорить в целом о продаже печатных книг, то их доля уже не будет расти. Это невозможно уже макроэкономически, –отметил Вадим Перевозников.

Читающего населения в Иркутской области становится меньше. По словам гендиректора «Продалита», это происходит из-за объективных миграционных процессов – каждый год население региона снижается на 30–40 тыс. человек, и в основном это творческая, креативная, читающая аудитория.

– Если говорить о «Продалите», то мы уже три года находимся в состоянии стагнации. Продажи бумажных книг не падают, но и не растут. В год мы продаем книг на 300 млн рублей. Треть из этого – художественная литература, еще треть – детская, – добавил Вадим Перевозников.

Книготорговцы выживают благодаря перепрофилированию магазинов, выстраивая досуговую сеть.

– Поколение Z уже выросло в информационной среде. Дети не стали читать меньше, но качество контента вызывает вопросы. Задача книжной розницы – повысить качество контента и осмысляемость текста. Мы должны быть интересны с точки зрения саморазвития. В этом году мы открыли три магазина, но переосмыслили формат – в магазины у дома, стараемся быть в шаговой доступности, – сказал Вадим Перевозников.

Бумага против цифры

Куратор Иркутского международного книжного фестиваля Александр Верхозин считает, что нет разницы, что человеку нравится больше – бумажные страницы или экран смартфона, главное, что он книги вообще читает. 

– Любовь к чтению начинается с детства, и своих детей нужно приучать к этому личным примером. Если ребенок видит вас с печатной книгой, то он будет читать. Если вы играете в танчики, то ваш ребенок играет в танчики. Конкуренция досуга сейчас очень высокая, и везде можно получать информацию обучающего характера. В этой конкуренции книга вообще (и бумажная книга в частности) занимает свою нишу, – комментирует Александр Верхозин.

Кстати, интересные данные о восприятии печатного и электронного текста получила Энн Манген из Университета Ставангера в Норвегии. В эксперименте участвовали 72 ученика старших классов, их поделили на две группы: одним раздали бумажные книги, другим – айпады, и попросили прочитать один и тот же рассказ. После добровольцы поделились впечатлениями с автором эксперимента. Оказалось, что те, кто читал с бумаги, проявляли больше эмпатии, сильнее погружались в атмосферу рассказа, помнили сюжет и детали описания гораздо лучше, чем те, кто читал с гаджета.

Точно такой же эксперимент прошел позже в Италии, только вместо айпадов тестировали «Киндлы». 50 человек поделили на две группы, 25 получили бумажные книги, еще 25 — электронные читалки. На выходе выяснилось, что добровольцы, читавшие книгу с экрана, гораздо хуже запомнили сюжет, ни один из них не смог восстановить хронологию, когда их попросили расставить 14 событий из рассказа в верном порядке.

Ученые пояснили, что когда мы читаем с бумаги, мозг обрабатывает не только последовательность событий, описанных в тексте, но и наши ощущения – вес книги, запах, фактуру обложки, количество страниц до конца, типографские дефекты. Все эти свойства мозг использует как маркеры, привязывает к ним сюжеты и характеры персонажей и помогает лучше вникнуть в суть прочитанного. 

Ежегодно на 30 процентов растет уровень продаж аудиокниг. Вадим Перевозников называет это вопросом вкуса. Руководитель «Продалита» поддерживает точку зрения, что не так важно, как люди читают, главноене не переставать этим заниматься. Кроме того, книготорговец отметил интересный тренд – молодежь приходит в книжные магазины, чтобы купить уже прочитанную в электронном варианте книгу.

Фестивали. Зачем они нужны?

Литературный критик Александр Гаврилов на ИМКФ заявил, что книжный фестиваль – это возможность встретиться для тех, кто творит культуру, и для тех, кто в ней нуждается.  Это значит, что люди хотят говорить о книгах – на мероприятии не было пустых площадок. По мнению Александра Верхозина, у фестивалей есть и другая функция – затащить в эту книжную воронку других людей.

– Поэтому ИМКФ был площадным, не в помещении, чтобы  пришли не только любители чтения, а другие люди, шагая мимо, вовлекались в книжную тусовку, – сообщил Александр Верхозин.

Любой ивент так или иначе рекламирует что-то. Книжные фестивали продвигают культуру чтения, говорит Вадим Перевозников.

– Ученики средних классов сейчас читают меньше, чем младшие школьники. Потому что родители первых росли в 90-х и уже тогда мало читали. Родители вторых росли в нулевых годах и понимали важность чтения для саморазвития. Важно именно чтение книг, потому что Интернет – это большая помойка, а если человек читает книги, структурированный текст, то развивает у себя креативные и аналитические способности. Для работодателя такой сотрудник дороже. Многие родители это понимают и инвестируют в детей, развивают их мозги через чтение, – считает Вадим Перевозников.

Организатор праздника «День Ч» Анна Масленникова отметила, что их мероприятие (его провели на минувших выходных –  12 и 13 октября) в значительной степени было посвящено визуальным повествованиям.

– Мы вдохновлялись опытом европейских городов, где администрации и местный бизнес помогают в организации таких фестивалей. Нам удалось расширить географию присутствия – мы провели праздник чтения в Усть-Куте, и там был аншлаг, потому что в Иркутске люди привыкли к таким фестивалям, а в Усть-Куте это было в новинку. Книга – это прежде всего предмет для общения. И часто – общения родителя и ребенка. Перед нами стояла цель научить читать комиксы родителей, которые заставляют детей читать «Войну и мир». Нужно учиться работать с визуальными форматами – комиксами и графическими романами. Это тоже книги, просто их нужно уметь читать. А ребенка через графические романы можно подвести к текстовым. Не надо бравировать взрослым снобизмом и говорить, что «дети не читают книги», нужно поступательно двигаться навстречу ребенку, – подчеркнула Анна Масленникова.

Ранее «Альтаир» опубликовал текст о том, как комикс-культура развита в России.

Виктор Лучкин / ИА «Альтаир»


08:28
349

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...