«Мы так привыкли» как главный аргумент против возвращения улицы Пестеревской

Надо сказать, что «Мы так привыкли» звучит очень часто и в других случаях. Иногда это действительно сильный аргумент, иногда – нет. Но сейчас о возвращении улице Урицкого в Иркутске изначального названия – Пестеревская. А в более широком плане – о возвращении к историческим названиям всех улиц старинной части Иркутска, переименованным одним решением горсовета в 1920 году.

Длительное обсуждение этой темы выявило основные аргументы «против». Их четыре. Первый – идейно-политический. Если упрощенно, слегка утрированно: Урицкий – хороший, Пестерев – плохой, возвращение (почему-то употребляется термин «переименование», хотя таковое было как раз в 1920-м) Пестеревской – это антинародно, по-белогвардейски, это очернение большевиков и советской власти. Людей с такими взглядами немного, но понять их можно. В конце концов, такова их политическая позиция, позиция активных, заинтересованных, неравнодушных иркутян. Они, как правило, что-то знают об Урицком, причем в светлых тонах, и меньше, фрагментарнее – о Пестереве.

Улица Урицкого – флагман возвращения к истокам

Аргумент №2: «Народу жрать нечего, а вы занимаетесь ерундой» (чтобы нагляднее, здесь тоже некоторый гротеск). Здесь известное заблуждение, что материальные и духовные проблемы общества – не каждого человека в отдельности, а именно большинства, всего общества в целом – можно успешно решать, занимаясь только одним из направлений, но не обоими сразу. Позиция «велосипед с одной педалью», как проверено временем, весьма устойчива, «пылеводонепроницаема», однако не в ладах с реальностью. Но и ее, хотя и с трудом, можно считать неотъемлемой частью дискуссии.

Довод третий: переименование / возвращение несет в себе множество неудобств и затрат с переоформлением документов. Эта тема волнует только тех, кто живет на улицах, которым планируется вернуть изначальные названия. Тут решение на поверхности: существуют методики, по которым физическим лицам ничего не придется платить, а переоформление документов будет максимально плавным и растянутым по времени: пока у той или иной бумажки не закончится ранее установленный срок действия, она будет действительно и со старым названием улицы. Существует и опыт других городов, включая Москву. Другое дело, что разъяснительная работа в этом направлении ведется в Иркутске крайне слабо.

А вот и аргумент № 4 – наиболее массовый и труднопреодолимый: «Не надо ничего менять, мы так привыкли». Не Урицкий (Ленин, Маркс, Свердлов, Володарский, Желябов, Трилиссер, Сухэ-Батор, Фурье) хороший, а Пестерев (Трапезников, Баснин, Хаминов, Сибиряков, Второв, Мыльников) плохой, а – «Мы так привыкли». Амурская, Большая, Луговая? Троицкая, Благовещенская? Не слышали и, мало того, не собираемся слышать. 

Среди тех, для кого главное – сила привычки, очень немного людей, знающих, скажем, о смысле таких названий как 3-го Июля, Декабрьских событиях, Красного восстания, или хоть что-то об Урицком, Свердлове или Бограде. Не знают, не интересуются и не собираются знать. Не знают и не планируют знать и о тех, чьим именем старинные улицы Иркутска названы изначально. Но, как уже сказано, при этом высказываются «против» возвращения прежних названий, так как «Мы привыкли».

И получается, что многие, считающие себя верующими, православными людьми, упирая на привычку, по существу поддерживают убийц, безбожников и террористов, не привечая как раз тех людей, которые строили храмы, да и вообще были куда ближе к христианской морали, чем те, к кому «Мы привыкли». И такие пируэты с шапкой набекрень и в сапогах всмятку продолжаются уже несколько десятилетий.

Тут бы высказаться руководству крупнейшей конфессии – Русской православной церкви и ее Иркутской епархии. Но что-то святых отцов не слышно даже насчет вопиющего безобразия, когда на трамвайной остановке у подножия Крестовоздвиженской церкви в самом центре города уже много лет красуется большая надпись – Ленина.

Вообще, «Мы привыкли» – универсальное средство, приземисто-болотистый стереотип, чтобы не вникать в происходящее вокруг и, вместе с тем, быть «как все», обеспечивая численностью это самое «Мы так привыкли». Не надо читать, узнавать, задумываться. А просто «Мы так привыкли» – и дело в шляпе, на карте Иркутска без перемен.

Помнится, 30–40 лет назад многие явления – например, тотальный дефицит – конечно, не радовали, но казались незыблемыми, вечными, само собой разумеющимися. Как солнце на небе, как Волга, впадающая в Каспийское море, как снег и мороз зимой, зеленая листва летом. Это даже не столько головная боль, не столько острая проблема, сколько данность, и с ней нам жить всегда. Или – это тогда (если кто подумал про сегодня) – Брежнев: к началу 80-х мы уже воспринимали его фамилию как должность. Есть, значит, такая должность – Брежнев, ее не выбирают, а при ней живут и умирают.     

От былых времен и глобальных вопросов – опять к старинным улицам Иркутска, среди которых Урицкого – словно флагман, так как здесь нет жилой застройки, и не требуется даже безболезненного, беспроблемного переоформления документов для физических лиц. Но если аргумент «Мы так привыкли» является главным среди аргументов «против», а доводов, его дополняющих, попросту нет, это признак серьезных проблем в обществе.

То же самое касается и других улиц Иркутска. Взять хотя бы две центральные. Что благозвучнее, красивее и, одновременно, ближе к истории, к топонимике именно нашего города: сейчас – Ленина и Карла Маркса, или раньше – Амурская и Большая? Вопрос, убежден, риторический. Ответ кажется очевидным – даже среди тех, кто «так привыкли». 

А вообще стремление «не раскачивать лодку» становится уже маниакальным, выходящим за пределы «разумной защиты». Почему бы не провести городской референдум по вопросу возвращения улицам центральной части Иркутска исторических названий? Сама подготовка к такому мероприятию сыграла бы огромную роль в просвещении многих иркутян, которые лучше узнали бы историю родного города. 

Собственно, предложение о референдуме, исход которого не гарантирован, каждая из сторон боится проиграть, а значит – что очень важно и ценно! – референдум настоящий, звучит не впервые. И каждый раз его «заматывают», «кладут под сукно» без всяких объяснений. Ладно, если уж никак (хотя и не понятно, почему), свое слово могут сказать мэр и дума областного центра. И если решения будут приниматься грамотно, а не как это было в случае возвращения улице Бограда названия Чудотворская, то можно найти понимание даже у тех, кто «так привыкли». А столица Прибайкалья станет еще уютнее и привлекательнее для ее жителей и гостей. Ведь прежние, исторические названия улиц – это как путеводная нить, на которую словно ожерелье или созвездие, нанизано множество культурно-исторических «наворотов».      

Что благозвучнее, красивее, и, одновременно, ближе к истории, к топонимике именно нашего города?

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

Фото Татьяны Глюк / ИА «Альтаир», и из электронных СМИ         

         

«Мы так привыкли» как главный аргумент против возвращения улицы Пестеревской
00:38
275

Не забудьте поделиться с друзьями →

Апофигист
08:17
Прочел статью и удивился сначала, почему не Бабр ее опубликовал? Ведь все в духе этой желтой конторы. Снисходительно-покровительствующий тон в отношении противников ни кому не нужного переименования улиц, этакие розовые размышлизмы насчет — а почему бы не провести референдум… Аффтару невдомек, что на референдум деньги нужны, тех же жителей города? Которые должны быть потрачены для удовлетворения потребностей автора — Пронина? Проблем в городе выше крыши, дороги ни к черту, освещение хуже некуда, постоянно ЧМ на коммуналке, но Пронин хочет. И так должно, по его мнению быть. Не много ли берет на себя этот писяка? Кстати, насчет Бабра. Пронин из матиенковцев, который Бабром рулит, оплачивает его дерьмо, выливаемое на головы иркутян. Так что тон статьи абсолютно закономерен.
Кенгуру
13:32
Иркутск всегда отличался упертостью баранов и блоггеров. Примерно, как в том случае с новыми воротами на почте… Пестеревской раньше была улица Урицкого вместе с участком улицы Пролетарской от Карла Маркса до площади Труда. Что мешает сегодня вернуть название Пестеревская этому небольшому участку Пролетарской? Это было бы исторически грамотно, и удобно.Так как приезжие путаются где Пролетарская, до площади у цирка или дальше неё. По сути всем этим улицам можно было бы вернуть название контекстно, на местности. Но, к сожалению, придётся иметь дело со стадом тупых и чрезвычайно упертых баранов, которые хотят только чтобы ВСЕ…
Кенгуру
21:08
За мнимой заботой о красоте и колорите иркутских улиц скрывается банальная нелюбовь к Урицкому, Володарскому и Бограду. Я сейчас говорю серьёзные вещи по отношению к этой тусовке, потому что, скажем, к Марату, Фурье, Желябову или Халтурину они относятся индифферентно. А Литвинова и Грязнова даже побаиваются, типа уважают или слегка респектируют, короче подссывают переименовывать.
Апофигист
14:50
Если у Пронина и Ко свербит в одном месте, то пожалуйста, непочатое море работы: ул. Ширямова, идет по кругу, шедевр! Трактовая — состоит из нескольких кусков. Попробуй, иноземец, обойдись без навигатора! Абориген — тоже. Улица Селитбенная — кто он такой, Селитбен? Кто подскажет? Можно и продолжить, но пусть Пронин себе на хлеб сам зарабатывает.
Загрузка...