Ипподром Иркутска: должник виноват уж тем, что в Москве хотят кушать?

Неприятно это признавать, но ясно, что у Иркутска вряд ли сохранится ипподром, которому 119 лет. Объект был у города при Николае II «Кровавом», был при Керенском, был при военном коммунизме, был во время войны и далее по историческому списку. А в двухтысячных Росимущество с честными глазами продает этот находящийся в федеральной собственности объект с социальной и исторической ценностью.

Этот лакомый кусок в центре города видно издалека

Напомним печальную историю.

В 2012 году ипподром возглавил уроженец Омска, выпускник местной академии МВД и в прошлом работник правоохранительных органов Антон Дробиленко.

По его решению ипподром занял на год 6,3 миллиона рублей под 20% годовых у компании «Иннова Инвест Групп». Одним из двух ее учредителей является родной брат Антона Дробиленко – Глеб.

В начале 2014-го, якобы не получив назад этих денег, «Иннова Инвест Групп» принялось взыскивать их через суд. По Арбитражному кодексу, подобные дела надлежит рассматривать по месту нахождения ответчика, то есть в Иркутске. Но в дополнительном соглашении к договору займа Антон Дробиленко сам определил место решения возможных споров с заемщиком – Москва. И там не подкачали, полностью удовлетворив требования «Иннова Инвест Групп» о взыскании долга.

Дальше уже – дело техники.

Дробиленко уволился в начале 2015-го. И тут же «Иннова Инвест Групп» подало в Арбитражный суд Иркутской области заявление о банкротстве ОАО «Иркутская заводская конюшня с ипподромом», как официально именуется объект.

Сумма долга с учетом процентов и пеней к тому времени достигла 14,7 миллиона рублей. Вместе с долгом перед налоговой и еще несколькими кредиторами поменьше ипподром завяз в истории с банкротством с долгом в 34,2 миллиона рублей. При этом лишь кадастровая стоимость его земель – более 1,2 миллиарда рублей. Рыночная цена, понятно, намного больше.

Этот самый Антон Дробиленко сейчас ведет мирную предпринимательскую жизнь в родном городе. Здесь можно предполагать, так сказать, банальное экономическое киллерство. И не был бы Дробиленко, был бы Сидоренко.

Кстати, перед банкротством у ипподрома появился новый кредитор – еще одна жительница Омска, Анастасия Пантелеева (в соцсетях числится у Антона Дробиленко как член семьи).

Пантелеева выкупила один из долгов ипподрома в 735 тысяч рублей, это давно прокисшие проценты от старого займа. Такие долги считаются бесперспективными, невзыскиваемыми. Прямого смысла перекупать их нет. Если только вам не требуется накрутить сумму долга как только возможно. Ну, и убрать из числа кредиторов случайные стороны. Ведь именно собрание кредиторов вершит судьбу банкротящегося предприятия. Наш конь, и он нам денег должен.

ЗАО «Иннова Инвест Групп» остается главным заводилой из числа кредиторов. По его ходатайству в 2015-м на ипподроме ввели процедуру наблюдения, в 2016-м – внешнее управление, а весной 2018 – и конкурсное производство, целью которого, как известно, является устранение предприятия-должника и продажа его имущества.

Понятно, ипподром все это время пытались отбить – кто для города, а кто и для себя. В частности, объектом борьбы стал долг ипподрома перед налоговой инспекцией, который много кто пытался перекупить. Но находящиеся пока за сценой силы крепко держат жертву за уздечку и, есть подозрения, намерены вести на убой. Наше законодательство позволяет устроить так, чтоб увяз коготок, точнее, копыто — и всей лошади хана. За общий долг, не достигающий и трех процентов от кадастровой цены его земель, предприятие можно присвоить. Очень удобно.

В собственности ОАО «Иркутская заводская конюшня с ипподромом», на минуточку, золотой участок площадью 23 га на улице Култукской, то есть в центре города, испытывающем большой дефицит в местах под застройку. Плюс два участка у Ершовского залива, плюс земля в Патронах. Общая площадь – около 180 га.

Кстати говоря, Росимущество уже пыталось продать ипподром в 2016-м, размер начальной цены был 298 миллионов рублей. Тогда после скандала его исключили из плана приватизации. Совместно с инвесторами был разработан проект реконструкции. На Росимущество вышли с предложением провести инвестиционный конкурс, не меняя профиль предприятия. Предложение было отклонено. Потом торги назначались на апрель 2018-го, но были приостановлены в связи с иском одного из кредиторов.

Теперь начальная цена ипподрома уже 117 миллионов.

Иркутский ипподром работает в области племенного коневодства с лошадьми рысистых и верховых пород и уникален для региона. Здесь проходят масштабные и зрелищные спортивные мероприятия.

Как вообще можно говорить о банкротстве по факту социального объекта? Среди 500 детей, которые занимаются на ипподроме, немало детей с тяжелыми заболеваниями. Например, с ДЦП и аутизмом, когда при реабилитации очень помогает иппотерапия. Но какая там слеза ребенка, когда, извините, речь идет о большом бабле.

Ипподром Иркутска: должник виноват уж тем, что в Москве хотят кушать?
20:24
282

Не забудьте поделиться с друзьями →

Апофигист
10:06
Дробиленок, обоих, под суд, по 159-й. Одно то, что займ был под 20% — показатель. Даже Сбер запрашивает меньшие проценты. Сейчас ипподром продадут, на его месте или очередной человейник построят, гетто по-старому, или очередной рынок устроят. Только и всего.
Загрузка...