«Кого надо, того и убили»: выстрел в Смольном, перевернувший страну

85 лет назад, 1 декабря 1934 года, произошло одно из наиболее загадочных, таинственных, зловещих преступлений в мировой и отечественной истории. Его жертвой стал ближайший соратник Иосифа Сталина, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Сергей Киров.

Убийство Кирова по своей мотивации и организации было «сложносочиненным», масштабы и решительность «заметания следов» – впечатляющими, а последствия, без преувеличения,  грандиозными, если не сказать чудовищными. Возможно, это событие заслуживает особого внимания в учебниках и на спецкурсах не только для историков, но и для будущих сотрудников уголовного розыска, органов следствия и госбезопасности. Хотя «кировская тема» была и осталась для власти крайне неудобной, «щекотливой». К тому же степень уничтожения нежелательных улик действительно столь велика, что целостную картину создать очень сложно. На каждый аргумент в расследовании дела об убийстве Кирова есть свой контраргумент, и они примерно уравновешивают друг друга.


Друзья-товарищи. Анастас Микоян, Сергей Киров, Иосиф Сталин. Фото начала 1930-х годов

Не осталось в стороне и устное народное творчество, причем тут версия практически одна. Взять хотя бы частушку «Эх, огурчики да помидорчики, Сталин Кирова убил в коридорчике». Или вот такой анекдот: 

«Декабрь 1934 года. Сталин открывает заседание Политбюро:
— Товарищи, у нас большое несчастье. Враги рабочего класса убили пламенного революционера, настоящего большевика, горячо любимого товарища Кирова!
Глуховатый Калинин переспрашивает:
— Кого убили?
Сталин раздраженно:
— Горячо любимого товарища Кирова!
Калинин опять:
— Кого убили?
Сталин, окончательно выйдя из себя:
— «Кого-кого»… Кого надо, того и убили». 

Впрочем, в советские (особенно сталинские) времена за такой фольклор можно было схлопотать «по полной». Тем более что именно убийство Кирова стало сигнальной ракетой для массовых репрессий, точкой отсчета для Большого террора, который вовсю развернулся в 1937–1938 годах. Впрочем, если с последствиями убийства все ясно – Сталин использовал его для укрепления личной власти, то как раз о непосредственной причастности «отца народов» у к убийству «Мироныча» сломано бессчетное количество копий. Автор этих строк, считая наиболее вероятной смешанную мотивацию убийства Кирова (Николаев убил из-за ревности к жене и неустойчивой психики, а эти качества умело раздувала и направляла оперативная спецгруппа сотрудников НКВД с ведома и по указанию Сталина), еще раз напоминает лишь о некоторых неувязках в расследовании этого так и не раскрытого дела. Перед нами «висяк» 85-летней выдержки, имевший, однако, куда большие, причем трагические, последствия в сравнении с другими загадочными убийствами XX века, включая гибель Петра Столыпина и Джона Кеннеди. Для такой темы выберем подобающее ей число неясностей – 13. Итак…  

  1. В следственных документах отсутствует протокол осмотра места преступления (убийства), причем, похоже, его не было изначально.
  2. Если опираться на документы, то в подробностях так и неизвестно, как Сергей Киров провел день 1 декабря до своей гибели примерно в 16.35. Это тем более странно потому, что, по данным биологической экспертизы, в этот день у него была, скажем так, интимная встреча, причем с вероятностью, близкой к 100 процентам, не с супругой. Кроме того, по мнению ряда экспертов, повреждения на лице убитого были нанесены прижизненно.
  3. Нет информации, какие факты выявила негласная, но широкая проверка обстоятельств личной жизни Кирова, которую провели после его убийства сотрудники НКВД. Об этой проверке и о том, что, в общих словах, были получены «деликатные» результаты, сообщает в своих мемуарах, ссылаясь на сотрудников Ленинградского УНКВД, генерал-лейтенант госбезопасности, прославленный чекист Павел Судоплатов. Нет информации и о документах, вещах, предметах из сугубо личной жизни Кирова, что тоже само по себе очень странно.
  4. С чьей-то помощью семья Леонида Николаева и Мильды Драуле, несмотря на официально низкие доходы и отсутствие зажиточных родственников, жила на широкую ногу и незадолго до убийства Кирова существенно улучшила свои жилищные условия.
  5. Допрос Мильды Драуле состоялся намного раньше, чем других свидетелей и обвиняемых, включая Николаева, то есть убийцу: начало допроса Драуле зафиксировано через 10 минут (!) после преступления. При этом отмечено, что Драуле была легко одета, а содержание почти трехчасового допроса запротоколировано на… одной страничке машинописного текста, содержащей обтекаемые фразы «ни о чем». Где находилась Драуле в момент убийства Кирова?
  6. Что означает для общей картины преступления недавний вывод судмедэкспертов Министерства обороны РФ на основе баллистической экспертизы пулевого отверстия в фуражке Кирова, что в момент убийства он не находился в вертикальном положении? Или фуражка подложная? Если подложная, то почему и каким образом?
  7. Действительно ли Киров не дошел до своего кабинета или версия об убийстве именно в коридоре получена в результате скоординированного давления следствия на свидетелей и фальсификации картины преступления?
  8. Чем объяснить странную расстановку людей в Смольном 1 декабря, когда, по одним показаниям, Киров и Николаев были в коридоре в момент убийства одни, а по другим – непосредственными очевидцами убийства были не менее четырех человек? При этом расстановка этих людей (по официальной версии – сотрудников хозяйственной части обкома партии) была абсолютно профессиональной, если опираться на другую версию – что на самом деле они являлись сотрудниками другого ведомства. Каждый в отдельности и все вместе они контролировали из своих точек по пересекающимся секторам, в пределах видимости друг друга, все направления, оба коридора, двери во все кабинеты, включая кабинет Кирова и кабинет второго секретаря обкома Чудова (где в это время шло совещание), а также секретной части. К тому же находясь рядом со служебным входом в Смольный, через который можно неприметно и быстро, за несколько секунд войти или выйти (либо кого-то ввести-вывести). И как в таком случае все равно ни один человек, согласно свидетельским показаниям, не видел момент выстрела Николаева в Кирова?
  9. Охранник Кирова Михаил Борисов, отставший от Кирова в коридорах Смольного, на следующий день после убийства, 2 декабря, погиб якобы при аварии автомобиля, перевозившего его на допрос к прибывшему из Москвы Сталину, недалеко (в пределах видимости) от трамвайной остановки, на которой в это время бывало много людей. Но, согласно документам, ни одного из свидетелей аварии, кроме сотрудников НКВД, перевозивших Борисова, следствие не допросило.
  10. Следствием официально так и не зафиксировано местоположение в момент убийства Кирова другого его охранника – Николая Дурейко, который тоже был недалеко от «спецобъекта», но, в отличие от Борисова, шел не вслед, а навстречу Кирову.
  11. Дурейко вообще стремительно исчезает вскоре после начала следствия из следственных документов. Не он ли, изменив свой маршрут, остановил Борисова для краткого разговора, после чего отставание Борисова от Кирова возросло? И каким было содержание этого разговора?
  12. Почему в период непосредственно перед убийством буквально все лица, работавшие в охране Кирова (которая незадолго до этого была усилена), нарушили должностные инструкции?
  13. Даже если поверить всем объяснениям, трактующим убийство Кирова как случайность, то возникает картина абсолютно неправдоподобного стечения не просто нескольких, а нескольких десятков совпадений, хотя вероятность даже одного из них ничтожно мала. И как раз если случайностей и бардака не было, а, напротив, работали профессионалы-ликвидаторы высокого класса, законспирированные даже внутри областного управления НКВД, то цепочка событий в Смольном во второй половине дня 1 декабря 1934 года, да и в предшествующий период, а также следственных неувязок, становится логичной и объяснимой.

Неувязок, как уже сказано, было намного больше, причем каждую из них можно расширить в отдельный сюжет. Поэтому с житейской, но политически непредвзятой точки зрения, можно утверждать, что Сталин не только воспользовался убийством Кирова, не только был заинтересован в таком убийстве, но и прямо причастен к его организации. Менее важно, но более пикантно, что «Мироныч» – вовсе не рыцарь без страха и упрека, а вполне себе земной человек. Но даже убедительные версии – еще не приговор. С юридической же стороны абсолютно ясно лишь следующее: «враги рабочего класса», которых сразу обвинили в убийстве Кирова, а затем, с подачи Сталина, персонифицировали как Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина, Рыкова и других коммунистов-оппозиционеров, абсолютно не причастны к этому злодеянию. Что касается остального, то позитивного ответа на вопрос «Возможно ли теперь, через 85 лет, «докопаться» до истины?» пока нет.


Врагов репрессировали, а из Кирова сделали святыню. Памятник «Миронычу» на его родине – в Кирове (прежнее название – Вятка) – один из многих по всей стране. Фото 1960-х годов

Юрий Пронин для ИА «Альтаир» 

 


00:30
57

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...