Охрана природы в Иркутской области происходит вне закона

Комиссия по контрольной деятельности Законодательного собрания на очередном заседании 11 марта рассмотрела результаты проверки финансового обеспечения природоохранной деятельности.

Закон суров, но пуст

Полный текст отчета аудиторов КСП занимает 125 страниц и представляет собой документ, крайне обидный не только для органов исполнительной власти, но и для депутатов Законодательного собрания. Особенно тех, кто работает в представительном органе не первый срок. Описывая, например, областной закон об охране природы 23-ОЗ, авторы отчета отмечают: «Фактически закон не раскрывает ни содержание деятельности, ни составляющие ее меры, ни правовые инструменты, применяемые для охраны окружающей среды в Иркутской области. Им не конкретизированы расходные обязательства в сфере охраны окружающей среды. Основные направления охраны окружающей среды на территории области и механизмы участия в реализации федеральной политики в сфере экологического развития РФ на территории области не определены. Закон очень рамочный и неконкретный».

Далее сказано, что закон 23-ОЗ был принят в июне 2006 года, но многие важные новации федерального законодательства не нашли в нем отражения – например, положения закона 7-ФЗ о ликвидации накопленного вреда. Стоит ли удивляться, что до сих пор не начата ликвидация карт-накопителей БЦБК? Для этого просто нет законных оснований. Не определены полномочия минприроды региона. Не приняты расходные обязательства области по финансированию мероприятий по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, возникших при обращении с отходами, и мероприятия по защите населения при чрезвычайных ситуациях в результате загрязнения атмосферного воздуха. По мнению КСП, именно эти недостатки не позволяют принять меры для ликвидации ущерба на промплощадке «Усольехимпрома». Вообще все меры, предпринимаемые правительством области для ликвидации угрозы окружающей среде в Усолье и Байкальске, не имеют правовых оснований!

Отвечая на вопрос, кто же виноват в неисполнении поручений президента РФ о ликвидации отходов БЦБК, аудиторы КСП просто и ясно говорят – все причастные к процессу структуры и должностные лица. Дословно в отчете об этом сказано так: «Материалы контрольного мероприятия свидетельствуют, что правительство Иркутской области, минприроды области и Минприроды России в 2017 году знали о невозможности реализации проекта ликвидации отходов БЦБК, объективной необходимости его корректировки. Правительством Иркутской области и минприроды области перед Минприроды России неоднократно ставились вопросы о необходимости корректировки проектной документации и ее актуализации… Фактически АО «Росгеология» была поставлена в условия невозможности исполнения госконтракта на выполнение работ по ликвидации негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности ОАО «БЦБК», по проекту, подготовленному в период деятельности комбината».

Чьи на площадке «бомбы»?

По информации КСП, не существует в природе даже самой промплощадки бывшего химкомбината – и не важно, что многие жители области там бывали, а несколько сменявших друг друга губернаторов возили туда федеральных чиновников вплоть до министров. КСП такой объект не известен. По акту КСП, все мероприятия, выполненные правительством Иркутской области по обследованию 22 емкостей, расположенных на территории промплощадки ООО «Усольехимпром» на предмет наличия химически-опасных веществ, по ликвидации наиболее опасной емкости и по ограничению доступа посторонних лиц на промплощадку, были организованы и исполнены без законных оснований. В то время как глава Росприроднадзора РФ Светлана Радионова называла ситуацию в Усолье-Сибирском «химическим Чернобылем», аудиторы КСП писали в свой отчет: «Мероприятия не обладали признаками непредвиденности и чрезвычайности, что исключало основания для выделения на их реализацию средств из резервного фонда».

Против такой оценки выступил и. о. заместителя председателя правительства Теймур Магомедов: одна из емкостей с опасными веществами просто взорвалась, и спасателям пришлось несколько часов ликвидировать эту аварию, чтобы предотвратить человеческие жертвы.

– Можно считать, что это накопленный ущерб, а мы знаем, что там может в любой момент рвануть. В расчетный радиус поражения попадает даже Ангарск, а сплошное поражение – 53 км, там не останется ничего живого. Поэтому в Усолье введен режим ЧС, и он сохраняется до сих пор. Если бы мы пошли по конкурсной процедуре, я представляю, что бы там было. Ваш акт принять к сведению мы готовы, но отменять действующий режим не будем, – заявил Теймур Магомедов.

То есть за устранение угрозы жизни и здоровью людей кто-то должен быть наказан. Представьте себе ситуацию, не такую уж редкую в нашей жизни: шел гражданин, увидел пожар в жилом доме, влез в огонь и, рискуя собственной жизнью, спас ребенка – а на выходе его встречают не сотрудники МЧС с медалью «За отвагу на пожаре» или «За спасение погибающего», а сотрудники полиции с наручниками и уголовное дело за проникновение в чужое жилище. Логика КСП Иркутской области именно такая, и если в области не дай бог случится какой-нибудь «Чернобыль», аудиторы не дадут тушить и дезактивировать, пока не будут приняты необходимые законы и постановления.

Выводы аудиторов о виновности чиновников областного правительства выглядят, мягко говоря, натянутыми: если закон рамочный, если в нем не предусмотрены истории БЦБК и «Усольехимпрома» (оба предприятия на момент принятия закона еще работали), то виновны не исполнители, а законодатели. Впрочем, бывший министр природных ресурсов Андрей Крючков ушел в отставку 9 марта, и спросить за все выявленные КСП недостатки и нарушения теперь не с кого – представитель КСП на заседании комиссии заявила, что «диалога с министерством пока не получается».

Депутат Роман Габов, председатель комитета по экологии, процитировал старый юридический принцип времен массовых репрессий: «У каждой проблемы есть имя и фамилия», оценил происходящее на двух промплощадках как преступление и потребовал назвать документы – акты или представления, в которых КСП называла имена преступников. Увы, это не было «предметом исследования» для сотрудников КСП, это работа прокуратуры… Именно они должны найти собственников каждого объекта, разобраться с ними и вынести представления. Но и тут есть определенная коллизия: собственникам можно высказывать претензии в то время, когда предприятие работает, а БЦБК и «Усольехимпром» остановлены уже несколько лет назад.

Пусть все погибнет, но торжествует закон?

Комментируя акт КСП в целом, Теймур Магомедов подчеркнул, что область не может включать свои проблемы в национальный проект «Чистая страна», потому что в таком случае вся страна останется без денег, и все средства пойдут на один только «Усольехимпром». Именно поэтому все претензии аудиторов и депутатов к правительству Иркутской области бессмысленны: нельзя включить такие объекты в нацпроект, требуется отдельная программа, федеральное финансирование и единственный исполнитель, имеющий опыт и компетенции для решения задачи.

– С Росгеологией у нас контракт за 0 рублей. Говорить про нарушения финансовой дисциплины при таком контракте некорректно. Вы используете в своем акте внутреннюю переписку Росгеологии и предъявляете претензии правительству области – это тоже странно. Сейчас с площадки ушли все – Росгеология, «ВЭБ Инжинринг», а правительство РФ утвердило нам новый порядок проведения конкурса, при котором технологию будет утверждать Российская академия наук. Это никакими законами тоже не предусмотрено. Говорить о том, что БЦБК сейчас не представляет опасности и не нужно никакие срочные работы проводить – не дай бог нас наука услышит, там на глубине 6 метров слоями лежит вся таблица Менделеева. Все карты разные, и опасность представляет то, что они лежат на пути возможного селя. Не выделять деньги, как нам тут предлагали, немного кощунственно», – заявил Теймур Магомедов.

Правительство примет замечания КСП к сведению, но от своих планов и порядка действий при ЧС не откажется. Уже через месяц в Иркутской области начнется пожароопасный сезон, при этом ученые предупреждают о наступающем периоде высокой водности и возможном паводке. Если это будет необходимо, правительство будет распоряжаться резервным фондом и ликвидировать угрозы в полном объеме.


13:54
191
Альтаир

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
интернет магазин охота рыбалка иркутск
Новости по теме:
В Иркутской области появилась частная пожарная охрана
В селе Новожилкино Усольского района появилась пожарная часть частной пожарной охраны, предназначенная для прикрытия от пожаров отдалённых населенных пунктов.
Тайшет24 2 часа назад 0
Первое подразделение частной пожарной охраны в России открыли в Иркутской области
Часть частной пожарной охраны, предназначенная для защиты отдаленных населенных пунктов, появилась в селе Новожилкино Усольского района.
IrkutskMedia 2 часа назад 0
Предыстория:  Видео пожара в павильоне DNS в Иркутске появилось в сети Сотрудники прокуратуры начали проверку по факту гибели двоих детей на пожаре в Казачинско-Ленском районе Иркутской о
IrkutskMedia 6 дней назад 0
В Иркутской области пресекли деятельность нескольких подпольных оружейных мастерских
Деятельность нескольких подпольных оружейных мастерских пресекли сотрудники УФСБ России по Иркутской области во взаимодействии с ГУМВД и СОБР Росгвардии.
ТК Город 6 дней назад 0
Предыстория:  84 участка освободили из "водного плена" в населенных пунктах Иркутской области Специалисты Иркутского гидрометцентра представили прогноз уровней воды половодья и сроки вскр
IrkutskMedia 6 дней назад 0