О том, как Конституционный суд отказался обнулить сроки полномочий президента… Ельцина

Дело было так. Весной 1998 год Государственная дума (тогда место для дискуссий) официально обратилась в Конституционный суд РФ за разъяснением: какой сейчас по счету срок полномочий Бориса Ельцина и есть ли у него право баллотироваться на эту должность в следующий раз, то есть в 2000 году?

Вопрос был не праздным. Ельцин был избран главой государства… или даже еще не государства, тогда это была РСФСР в составе СССР в июне 1991 года на пять лет. Летом 1996-го его избрали во второй раз, теперь уже на четыре года. Или не во второй?

Суть вопроса в том, что между июнем 1991-го и июнем 1996-го произошли громадные изменения во всех сферах, включая государственно-правовую. Сначала распался Советский Союз, затем, в 1993-м, после драматических и в прямом смысле слова кровопролитных событий канула в Лету (прекратила свое действие) Конституция 1978 года, нашпигованная поправками, и была принята новая Конституция – Российской Федерации. В том числе слегка изменили и продолжительность срока президентских полномочий, уменьшив его с пяти до четырех. Это уже в нулевые его растянули до шести…

То есть, еще раз, тогда в правовом смысле возникла куда более обновленная реальность, чем сейчас: вступили в силу не поправки к прежней Конституции, а новая конституция (Основной закон) целиком. Но президента Ельцина избрали в прежней реальности. Если так, то почему бы не считать начало первого срока с 1996 года, то есть, как формулируют сейчас, обнулить исчисление. Причем – и это второй момент, наряду с куда более вескими основаниями – обнулить даже не полностью, как сейчас, а частично (минус один срок). И, получив «добро», в 2000-м можно было баллотироваться еще раз. Всего лишь один раз на четыре года, а не, как нынче, еще два раза по шесть, причем даже первый «раз» начнется только в 2024-м…

В администрации президента, как вспоминает, например, Георгий Сатаров, выполнявший чуть раньше (до сентября 1997-го) примерно те же функции, что сейчас Сергей Кириенко, тоже были не прочь, чтобы ситуация прояснилась. Поставить, что называется, точки над i. Без всякой там пропагандистской кампании, а в рабочем порядке – вот как скажет Конституционный суд, так и будет. Поэтому Госдуме особо не препятствовали, да и, прямо сказать, не могли уж очень сильно препятствовать, даже если бы захотели.


Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин – один из тех, кто еще в 1998 году принимал решение по срокам президентских полномочий. Фото ruspekh.ru

И Конституционный суд сказал. Точнее – отказал в обнулении. Если перефразировать сугубо юридические формулировки определения Конституционного суда Российской Федерации № 134-О от 5 ноября 1998 года в разговорную речь, то, во-первых, существует государственная преемственность между РСФСР и РФ, а также между ними и СССР. Во-вторых (исходя из «во-первых»), какой-либо пересчет президентских сроков невозможен. Был – значит, был. Иначе получается «задним числом», если не сказать жестче. Президент Ельцин и его администрация взяли под козырек…

…Теперь, в 2020-м, Конституционный суд наверняка найдет аргументы в пользу обнуления, иначе… Ну не для того все затевалось, чтобы какой-то там… Да и, скорее всего, вопрос согласован уже загодя, тут, как говорил в ресторане аэропорта персонаж «Иронии судьбы», «мы не будем полагаться на волю случая». Однако какими бы ни были судебные основания, у них будет сходство с ложками из бородатого анекдота: «Они-то нашлись, но осадок все равно остался». Потому как дело, сдается, все же не в принципе, а в фамилии. И закон в данном случае похож на декорацию, на элемент операции прикрытия или, чуть грубее, на дышло. Хотя не откажешь в логике и одному из депутатов Госдумы от фракции ЛДПР: «Мы всего лишь оформляем фактическое положение вещей, и теперь Конституция будет честной и откровенной».   

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

    


00:34
51

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...