Ложь, большая ложь и статистика: почему эпидемия ВИЧ в Иркутской области не заканчивается?

Позитивная пресс-конференция «Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» не оставляет сомнения: Иркутская область семимильными шагами побеждает страшную инфекцию. Профилактика проводится, количество вновь выявленных уменьшается, доля поражения на 100 000 населения снижается, и вообще столица ВИЧ сейчас — Кемерово.

Победоносная война над вирусом

В прекрасных отчетах профильных эпидемиологов инфекция скукоживается и стареет: большинство вновь выявленных на экспресс-тестах — глубоко за 40+. Постаревший вместе со своими носителями вирус (передающийся, в основном, половым путем), локализован в одной возрастной группе, что вполне логично: статистически чаще секс у взрослых носителей вируса может быть со сверстниками, чем с поколением их детей.

«Иркутский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» продолжает упорную борьбу за здоровье нации, миллионами закупая одноразовые экспресс-тесты. Громкие акции, рандомные сборища людей, десятая часть из которых сдает кровь на 20-минутный тест по выявлению ВИЧ. Просто арифметика: в акциях Центра поучаствовали 3,5 тысячи людей, из них 300 сдали экспресс-тест и четверо получили результат “ВИЧ — позитив”. В случайном чёсе среди ничего не подозревающих, здоровых и живущих активной жизнью людей выявилась одна тысячная доля зараженных.

Сколько из них (чисто теоретически) решили сходить сдать кровь для успокоения совести после незащищенного секса? И у скольких из них в это время “период окна”, когда вирус в крови уже есть, а антител к нему диагностика еще не видит? Оба вопроса, разумеется, риторические.

Если смотреть на централизованные показатели самого Центра борьбы со СПИДом, все гораздо жестче. На 1 февраля 2020 года, по данным Федерального регистра пациентов, 30 186 людей на территории Иркутской области живут с ВИЧ в организме. И 2 949 человека заразились в 2019 году. Это выдается как огромное достижение, потому что на 500 меньше, чем в 2018 году и на 1000 меньше, чем в 2017 году.

Вы же шутите про то, что вирус стабилизировался и замедлился?

2949 это почти десять процентов от 30 186.

Десять чертовых процентов. Это эпидемия.

При ОРВИ когда 20% детей не приходит в класс, его закрывают на карантин. В Иркутской области количество ВИЧ-инфицированных увеличивается каждый год больше, чем на 10%.

Вы уверены, что это — ок?

Правильные и неправильные

По большому счету, люди, которые живут с ВИЧ делятся всего на два типа. Одни принимают терапию, вторые нет. Первые добиваются впечатляющих результатов, вирус в их крови стремится к нулю, они не могут его передать даже при незащищенном сексе. Они рожают и воспитывают совершенно здоровых детей.

Вторым терапия недоступна по тем или иным причинам. Ответ на вопрос, почему, мы не читали в победных пресс-релизах Центра борьбы со СПИДом. А вообще это интересно: почему на территории Иркутской области немалое количество ВИЧ-положительных и социально активных людей не получает терапию, которая сделает их жизнь — комфортнее, а их самих — безопаснее для окружающих.

Они передают вирус через кровь, определенные предметы (иглы, маникюрные принадлежности) и при половом контакте. Каждый из них — бактериологическая бомба, как бы дискриминационно это ни звучало. Потому что 10% вновь инфицированных ВИЧ ежегодно не появляются из воздуха. В 85% случаев они заражаются именно от этих людей во время незащищенных и (это важно) гетеросексуальных контактов.

Передающие вирус люди — разные. Кто-то счастливо проводит время с постоянным партнером, кто-то депрессирует, максимально ограничивая себя в социальных связях. А кто-то ведет активную половую жизнь, потому что в программе Дудя и от врача Центра “АнтиСпид” им рассказали, что применяя презерватив заразить другого невозможно от слова “совсем”.

В этой прекрасной реальности нет сносок на то, что презерватив может порваться, ВИЧ передается через оральный секс тоже, а половой партнер вообще-то имеет право выбора — вступать в контакт с ВИЧ-инфицированным или не ставить себя под угрозу. Молчание в вопросах, в которых по-хорошему нужно вести себя порядочно, для ряда людей этого контингента — не есть исключение. И, к сожалению, это медицинский факт.

Временно счастливые в незнании

Что делает ответственный, но не углубляющийся человек после условно опасного (незащищенного) полового контакта не с постоянным партнером? Идет сдавать анализы в максимально ближайшее время, на все-все-все и ВИЧ до кучи. Причем, не в Центр борьбы со СПИДом, конечно, а в ближайшую поликлинику или Диагностический центр.

Что показывают тестовые системы? Отсутствие антител — у ВИЧ “период окна” продолжается до полугода. Человек продолжает жить своей жизнью, носит в своей крови раскрывающийся вирус, потому что кто бы ему сказал про второй экспресс-анализ через полгода или промежуточную ИФА — диагностику хотя бы через три месяца. Никто.

Теткам в регистратуре это точно не надо. Когда-нибудь у человека найдут этот ВИЧ. Совершенно случайно, на плановых анализах при диспансеризации. А до этого времени он будет бактериологической бомбой, которая даже не в курсе, что является бактериологической бомбой.

В общем о чем этот длинный текст? Вирус сделал для людей в Иркутской области уже все, что возможно, причем без помощи врачей — он даже локализовался в конкретной возрастной группе 40+. И в ней уже можно выделить людей, которые не принимают терапию и являются условно опасными для окружающих. Собственно, профилактика — это не только ежемесячно замерять в их крови количество антител, но работать с ними, поименными представителями группы риска.

Их же конечное количество — носителей вируса.

Но зачем заморачиваться, когда можно миллионами закупать двадцатиминутные экспресс-тесты на ВИЧ и делать шумные акции, на которые приходят анонимно обследующиеся. А потом натягивать сову на глобус условной количественной статистикой обследованных анонимов по отношению к общей цифре населения Иркутской области. И получать прекрасные результаты, в которых о своем ВИЧ-статусе знает каждый третий житель Иркутской области.

Бывает ложь, бывает большая ложь, а бывает статистика.

Ложь, большая ложь и статистика: почему эпидемия ВИЧ в Иркутской области не заканчивается?
14:08
140

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...