Иркутские рэкетиры-историки под «крышей» Елены Ташак

Иркутские рэкетиры-историки под «крышей» Елены Ташак

Бабр не раз писал о настоящей вакханалии вокруг исторических памятников архитектуры в городе Иркутске.

Цифры удивляют: четверть всех исторических памятников России, как оказалось, находится именно в Ирутске. И это учитывая, что в конце XIX века Иркутск пережил два страшных пожара, которые уничтожили практически всю деревянную архитектуру города. В Томске таких пожаров не было, в Красноярске не было, в Енисейске не было, в Ачинске не было. И тем не менее.

Особенно странно, если не смешно, выглядит такое количество памятников истории по сравнению с старинными российскими городами — такими, как Суздаль, Ярославль, Владимир, Новгород, которые старше Иркутска на 600-700 лет. И в которых памятники осознанно сохранялись веками.

Напрашивается мысль о некой фальсификации — и было бы интересно выяснить, в чью пользу.

Впрочем, особого секрета тут нет. Уже давно в Иркутске орудует настоящая «околокультурная» банда, которую возглавляет бывший руководитель регионального Центра сохранения историко-культурного наследия (ЦСН) Надежда Красная и бывший вице-мэр Иркутска Дмитрий Разумов. В свое время, когда Красную убрали из руководства ЦСН, она оперативно создала и возглавила Общественный совет при Службе по охране объектов культурного наследия. Именно этот общественный совет, пользуясь своим статусом, устроил настоящий рэкет на исторических памятниках.

К делу привлекаются и другие иркутские общественники — в том числе супруга экс-мэра Иркутска Виктора Кондрашова, представители клуба «Байкальские стратегии», члены Общественной палаты Иркутской области и России.

Технология рэкета достаточно незамысловата, и странно, что она не пришла в голову ни одному аферисту в других регионах страны. До тех пор, пока какой-либо участок земли в центре Иркутске не начинает интересовать застройщиков, все дома на этом участке являются просто деревянными постройками, без какого-либо охранного статуса и независимо от года постройки. Напомним, что реальных исторических деревянных зданий в Иркутске — раз-два, и обчелся, так как почти все они были уничтожены пожарами.

Как только появляются инвестиционные планы по развитию кварталов, большинству деревянных моментально присваивается статус исторического памятника. Нужно жить в Иркутске, чтобы понимать, что из себя представляет большинство этих «памятников». Это разваливающиеся бараки, совершенно неблагоустроенные, не представляющие никакой архитектурной ценности и уродующие исторический облик города.

При этом реальные памятники истории (наподобие злополучного дома Шубиных) чиновники не обращают никакого внимания и игнорируют призывы и журналистов, и реальных общественников, принять меры к их охране.

После присвоения статуса памятника деревянным зданиям, инвестиционные проекты и планы благоустройства территории моментально тормозятся, а строителям и инвесторам прозрачно намекают, что вопрос решить можно. Но очень не бесплатно.

Очевидно, что такая манипуляция невозможна без серьезной коррупционной связки чиновников мэрии, правительства, историков, чиновников ЦСН и «общественников», поднимающих шум по поводу каждого деревянного дома. Однако многолетняя работа этой «банды» была бы невозможна без серьезного прикрытия сверху, или, как говорят в криминальных романах, «крыши».

Кто является этой «крышей», также известно. Это глава Иркутского территориального отдела управления Минкульта России по Сибирскому федеральному округу Елена Ташак, а также ее начальница Валентина Старокожева. Любопытно, что Елена Ташак практически не вмешивается в другие вопросы культуры (в частности, в настоящий беспредел, творящийся в Иркутском музыкальном театре), а занимается преимущественно вопросами охраны деревянных памятников. Трудно не заметить прямую заинтересованность чиновницы.

На службе «банды» стоят опытные юристы. Как только возникает вопрос об инвестициях в коммерчески привлекательный участок земли, «общественник» из группировки Красной-Разумова подает иск в суд, а Елена Ташак выступает в этом суде экспертом, подтверждающим невероятную культурную ценность какой-нибудь столетней развалюхи. Суды затягиваются, что очень несложно сделать, требуя проводить одну процедуру за другой. Деньги инвестора все это время лежат мертвым грузом. И инвестору постоянно намекают, что можно решить вопрос «другим путем».

Автор: Алёна Штерн © Фотобанк «RuBabr»

Еще интереснее другая стратегия «банды» по выкачиванию денег из строителей. Она касается уже реальных памятников истории, на которые находятся желающие их отреставрировать и использовать в своих целях — в полном соответствии с законом. Такой объект должен пройти сложную цепочку согласований и общественных слушаний. И до получения разрешения наши «герои» не вмешиваются в процесс.

Однако, как только начинаются работы по реставрации, сразу возникает представитель «общественности» из группировки Красной-Разумова, и подает иск в суд по надуманнмоу предлогу. Суд останавливает реставрацию до окончания процесса, который можно тянуть годами, приглашая специалистов, назначая экспертизы, откладывая процесс под благовидным предлогом. Для бизнеса застройщика это смертельный удар — у него уже закуплены материалы и оборудование, наняты рабочие, каждый день простоя — это убытки.

Наглядным примером является история с зданием по адресу Тимирязева, 58 в Иркутске. Это так называемый «Декабристский квартал», зона исторического туризма. Над проектом здания, который должен соответствовать исторической стилистике, несколько лет трудились выдающиеся специалисты. Были пройдены все необходимые экспертизы, в том числе историко-культурные, общественные слушания, получены все согласования и разрешения. Началось строительство здания, являющегося «компенсационным объектом», то есть дополняющим историческую картину квартала. И только через год после начала строительства фонд «Наследие», возглавляемый Дмитрием Разумовым, инициировал судебное разбирательство, экспертом в котором являлась Елена Ташак.

Фарс заключается в том, что первоначальную экспертизу проекта делала, в том числе, все та же Надежда Красная. Ничем иным, как сговором, происходящее назвать нельзя.

Любопытно, что когда Дмитрий Разумов реализовывал совершенно аналогичный, но собственный проект по регенерации здания по адресу Карла Либкнехта, 13, позиция Елены Ташак была диаметрально противоположной. По ее решению, Разумов действовал совершенно законно.

Еще одним примером является реставрация исторического облика набережной Ангары от сквера у Вечного огня до Староангарского моста — территория, часть которой была когда-то занята чаеразвесочной фабрикой. Реализацию части этого проекта за свой счет должны были осуществить частные инвесторы, развивающие смежные с набережной территории. Однако, все тот же общественник Разумов, пользуясь поддержкой Ташак, в судебном порядке пытается признать действия местных властей незаконными и не допустить каких-либо работ в этой части города. При том, что участниками проекта все административные процедуры, в том числе общественные слушания, были успешно пройдены без каких-либо замечаний от этих лиц.

Уже несколько лет безуспешно пытаются отреставрировать действительно историческое здание в самом центре Иркутска — бывший Театр юного зрителя на Ленина, 13. После того, как здание стало аварийным, ТЮЗ перевели в другое помещение, а по зданию начались проектно-изыскательские работы. Однако Елена Ташак фактически заблокировала эти работы. Одна из лучших театральных площадок в Иркутске остается в заброшенном состоянии и разрушается. Получается, что «культурная» чиновница на самом деле является антикультурной.

Пикантность ситуации заключается в том, что вся деятельность Елены Ташак по историческим памятникам по сути незаконна. Дело в том, что все решения и действия относительно выявленных объектов культурного наследия и объектов культурного наследия регионального значения должна принимать Служба по охране объектов культурного наследия региона. Министерство культуры не в праве давать оценку правомерности ее действий (пункт 6.1.1. Приказа Минкультуры России от 07.02.2019 года № 121 «Об утверждении Положения о территориальном органе Министерства культуры Российской Федерации»). Однако по факту именно Минкульт в лице Ташак при поддержке ее руководителя, Валентины Старокожевой, буквально парализуют работу службы постоянными проверками и приостановками действия уже принятых решений. Причем зачастую результаты таких проверок суды отменяют.

Налицо явное превышение служебных полномочий — причем, учитывая, что действия Елены Ташак способствуют коррупционным махинациям с историческими памятниками, речь может идти о масштабной многолетней уголовной деятельности. Впрочем, дружба Елены Ташак с Надеждой Красной и Дмитрием Разумовым даже не скрывается — чиновницы регулярно присутствует на заседаниях Общественного совета, о котором мы рассказывали выше, и активно вмешивается в его работу.

Кстати, интересы группировки не ограничиваются Иркутском. Валентина Старокожева «курирует» аналогичную операцию в городе Енисейске (Красноярский край), где фактически при ее участи сорвана реставрация усадьбы Баландина – одного из городских символов Енисейска. Усадьбу должны были восстановить в прошлом году к 400летию города. Однако, когда реставрация уже был начата, управление Минкульта РФ по Сибирскому федеральному округу организовало внеплановую проверку хода работ. Поводом для проверки послужила жалоба ООО «АК-Проект» — организации, разрабатывавшей проектную документацию реставрации. Этот проект был в свое время одобрен и подписан ведомством Старокожевой. Когда заказчик — управление капитального строительства — попытался начать работать по проекту, в документах обнаружились существенные недостатки. Работать по проекту, утвержденному Старокожиной, было невозможно, и заказчик расторг контракт с ООО «АК-Проект».

После этого Старокожева как глава управления встала на сторону «АК-Проект» и вменила подрядчику повреждение объекта, а краевой службе по охране объектов культурного наследия и владельцу здания — несоблюдение закона об охране объектов культурного наследия. Составленные управлением протоколы по статьям 7.13, 7.14.1 КоАП РФ, предусматривали штрафы до 5 миллионов рублей для всех, кроме «АК-Проект», к которой, несмотря на признанную некачественной документацию, у Старокожевой и ее ведомства претензий не нашлось.

Дело рассматривалось в трех инстанциях, и ни в одной суд не нашел вины ни собственники, ни подрядчика, ни Службы по охране объектов культурного наследия. Не был судом обнаружен и ущерб, якобы причинённый усадьбе Баландина. Все пять дел, инициированные ведомством Старокожевой, развалились.

Подведем итог. В рамках Сибирского федерального округа, особенно в городах с исторической деревянной архитектурой, действует слаженная коррупционная группировка. Которая, при полном отсутствии внимания со стороны властей и правоохранительных органов, занимается фактическим шантажом и рэкетом в отношении инвесторов и строителей.

Сколько еще времени будет происходить этот псевдокультурный бандитизм?

18:52
94
Бабр

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Новости по теме:
Иркутский областной суд оставил без изменений решение Киренского районного суда об отставке мэра города Николая Черных. Апелляционная жалоба, поступившая в феврале 2020 года, была отклонена.
IrkutskMedia 6 дней назад 0
Карантинное вдохновение охватило иркутских художников. В режиме самоИЗОляции на полотнах стали рождаться новые образы. И дело не только в масках на портретах.
Вести Иркутск 6 дней назад 0
Карантинное вдохновение охватило иркутских художников. В режиме самоИЗОляции на полотнах стали рождаться новые образы. И дело не только в масках на портретах.
Вести Иркутск 6 дней назад 0
Иркутск, 25.05.20 (ИА «Телеинформ»), - В Иркутске 24 мая пресекли массовое заражение коронавирусной инфекцией. На одной из строек задержаны и доставлены на лечение 90 человек, контактировавших с зараженными COVID-19.
Телеинформ 5 дней назад 0
Самое важное — сделать хоть что-то для достижения успеха, и сделать это прямо сейчас. Это и есть самый главный секрет – несмотря на всю свою простоту.
Irk.Today 5 дней назад 0