Иркутяне раскритиковали Павла Грудинина

Политическая жизнь в России с каждым днем становится все более интересной. Неожиданные изгибы фантазии народных избранников в Государственной Думе, свежие и оригинальные инициативы отдельных членов правительства, без сомнений, оживляют в целом унылый политический ландшафт. Каждый новый день дает заинтересованному наблюдателю свежий материал для анализа, и в особенности это относится к выборам. Они тоже, вопреки сложившейся в последние пару десятилетий практике, стали интересными и отчасти непредсказуемыми.

Вот, к примеру, мог ли кто-нибудь представить, что кандидат от КПРФ на президентских выборах привлечет столько внимания? Думается, что и сам Павел Грудинин – выдвиженец от коммунистов, директор подмосковного ЗАО «Совхоз им. Ленина» и предприниматель — такого результата не ожидал. Как он распорядился своей известностью и сохранилась ли она спустя полгода после дня голосования? Помнят ли в народе о «народном кандидате» и что изменилось в отношении к директору колхоза имени Ленина у рядовых иркутян?

Опираться на данные социологических опросов, конечно же, можно, но все же живого общения с людьми сухие цифры не заменят. И потому, увидев на лацкане пиджака у водителя такси Анатолия Савельева значок КПРФ, я не смог удержаться и спросил его, за кого он голосовал на президентских выборах. Вечерние пробки на Академическом мосту способствуют неспешным беседам на самые разные темы...

Охотно откликнувшись на вопрос, Анатолий, улыбаясь, повернул голову ко мне: «За Грудинина голосовал, за кого же ещё? Только вот и не знаю сейчас, а туда ли галочку поставил? Сомнения берут, если честно». В голосе сквозит плохо скрываемая ирония: «Тогда еще смущало, что коммунист, и на тебе — олигарх. Но мы с женой в партячейке районной состоим, там уверяли, что и не олигарх он вовсе, а директор колхоза. Ну мы и проголосовали… Пятьдесят лет, а ума нет, как говорится».

Спросив разрешения закурить, Анатолий зажигает сигарету и, откидываясь на сиденье, продолжает: «Меня что удивило-то? Он пропал после выборов сразу, как в воду канул. То на каждом столбе фотография его была, ящик почтовый от газет ломился, и тут раз — и нету кандидата. Несерьезно как-то получается, нет?».

Видно, что Анатолия разговор захватил. Глубоко затягиваясь и струйкой выпуская дым в окно, он со смехом в голосе говорит: «Вот никогда б не подумал, что меня на шестом десятке ***ть (обмануть)смогут. Ведь как детей развели, честное слово! А потом что оказалось? Правильно, что и землю он под свой колхоз у кого-то, что называется, „отжал“, и работяги у него там не как сыр в масле катаются...». На вопрос, чем занимается супруга, Анатолий ворчит: «Да учитель она в школе, работает еще, хотя меня и старше… А с другой стороны, как не работать? Не свезло нам, как Грудинину, в олигархи записаться».

По образованию Анатолий инженер, закончил Иркутский политехнический, до начала 90-х работал на радиозаводе. В КПРФ вступил в 1993 году, по его словам, не задумываясь: «Ну а как? Я свой партбилет КПСС, в отличие от некоторых, не рвал и не прятал — до сих пор уверен, что за коммунистами будущее. Только вот не нужно абы кого от партии выдвигать, а то потом краснеть приходится. Расскажи кому году этак в 85-м, что на выборы мужика выставили, который от жены к любовнице молодой сбежал, в жизни бы не поверил. У нас же тогда с моральным обликом строго было. Враз бы на вид поставили, а то и партбилет за такие дела на стол положить можно».

Подъезжаем к месту. Расплатившись и уже выходя из машины, спрашиваю: «А все же, вот если б завтра опять голосовать — за кого бы голос отдали?». Анатолий уже смотрит, как проехать к следующему клиенту, потому отвечает не сразу: «За кого?.. Да ни за кого, наверное. Может, просто б не пошел, а может, и наугад бы крестик поставил. Но не за Пашу — это уж точно!».

А вот мастер по ремонту сотовых телефонов Денис Коноваленков, к которому я обратился с тем же вопросом, пока он заполнял мне квитанцию, в выражениях не стеснялся.

«Да я вообще на выборы не ходил уже лет десять, а тут со всех сторон родня заклевала. Сходи да сходи, ну я и пошел. Фамилию назвали, за кого голосовать: Грудинин этот, из красных который». Слово «красных» тридцатитрехлетний Денис произносит с нескрываемой неприязнью. Интересуюсь, отчего он так не любит коммунистов. Отвечает сквозь зубы: «Да за что их любить? Сначала страну развалили, а теперь шваль всякую к себе тянут, лишь бы деньги у нее были. Тот же Грудинин, кстати — бабки заколачивает здесь, в России, а хранит в офшорах».

Я аккуратно интересуюсь, что в этом плохого, и Денис отвечает с удивлением: «Нет, я ничего не говорю, коммерсант во власти — это хорошо, я и сам ИПшник, знаю, что это такое. Но если ты в Президенты выдвигаешься, будь добр деньги в страну вернуть. А то интересно получается — управлять хочет здесь, а капиталы там».

Кажется, что Денис и сам не ожидал, что тема так его заденет. Квитанцию уже заполнили, но клиентов пока нет, и он, опершись левой рукой на стол, чуть привстает и машет правой: «Вот почему меня и налоговая проверяет, и в Пенсионный фонд платить нужно, и не дай бог в суд потянут, если что, а ему — ничего? Ведь врал по телевизору, что все в России, и только для России, и так далее. А потом, когда счета его всплыли в Швейцарии там, или где — ведь ни слова не сказал. Значит, и сказать нечего. Политик, б...».

Со слов Дениса, самыми активными агитаторами за Грудинина в его случае оказались родители. Он к этому относится со снисходительной иронией: «Они в возрасте уже, не за всеми новостями следят. Красный флаг у него на плакате увидели, и привет — еще два голоса в копилку. Точнее, три. Я-то ведь тоже, получается, его поддержал. Да ну ее к черту, эту политику, только настроение себе портить».

Попрощавшись, выхожу из павильона, чувствуя даже некоторую неловкость: человеку еще работать целый день, а я ему настроение испортил. Впрочем, кто сказал, что политика — это всегда приятно? Вот и Мария Щелокова, продавец в павильоне у моего дома, придерживается того же мнения. Ей всего лишь девятнадцать, на безымянном пальце правой руки поблескивает кольцо, в глазах — скука. До конца рабочего дня осталось двадцать минут, и она не против побеседовать, хоть тема ей и не близка. «Мне до всей этой политики, если честно, все равно», улыбается она, «с нее все одно никакого толку. Вот раньше, говорят, на выборах хоть продукты раздавали, а просто так туда идти — спасибо, не хочу». Несмотря на юный возраст, Мария уже мама. В день голосования у нее был выходной, и она провела его с семьей: «И так видимся редко, муж в ночную работает, охраняет склады во втором Иркутске. Да и прописана я не здесь, а в Черемхово — что ж мне, туда ехать?».

Рассказываю Маше о том, что такое открепительные удостоверения, она искренне удивляется — раньше никогда о таком не слышала. Впрочем, на ее отношение к выборам это никак не влияет. Спрашиваю, знает ли она что-нибудь про Павла Грудинина. Чуть подумав, постукивая пальцами по стеклянной витрине, отвечает: «Не нравятся они мне, все на одно лицо. А про Грудинина знаю мало: Вконтакте читала, что он жену свою бросил и что у него какая-то ферма с клубникой. Что там за ферма, не знаю, но вот разводиться так, в таком возрасте уже, неправильно, мне кажется». Сама Маша в браке ровно год, и видно, что своим статусом она гордится. «Ведь замужем — это означает за мужем, за каменной стеной, надежность какая-то. А если каменная стена сваливает в закат после стольких лет жизни, какая здесь надежность? Надеюсь, что она у него отсудит с миллионов половину, чтоб неповадно было жен бросать». На этом моменте в павильон заходят двое молодых людей, и Машино внимание переключается на них. Забрав свой пакет с покупками, выхожу, оставив продавца в размышлениях о мужском коварстве.

В целом, можно сказать, что активная кампания, которую вел Павел Грудинин, дала свои плоды: его имя пока на слуху. Другое дело, что вряд ли подобная известность — это именно то, на что он рассчитывал, выдвигаясь на пост главы государства. Если даже в тех, кто отдавал голос за него осознанно, сейчас просыпается разочарование напополам с удивлением: «А за кого же я голосовал?», значит, что-то Грудинин сделал не так. Впрочем, как выразилась Маша: «Фарш назад не провернешь», и вряд ли здесь что-то получится изменить. Коммунисты-олигархи пока еще не встречают понимания у народа — и, наверное, оно и к лучшему.

Геннадий Вокин.

Иркутяне раскритиковали Павла Грудинина
12:59
761

Не забудьте поделиться с друзьями →

16:23
Не нравится Грудинин никому, а вс вот почему —
Загрузка...