Правосудие по байкальски

Сотни листов гражданского дела, умещенные в несколько томов. Многостраничные ходатайства и иные процессуальные документы сторон, направленные ими в адрес суда и друг другу. Причина разбирательства известна в Иркутской области давно и с самого начала получила широкий общественный резонанс. Крупнейший в регионе туристический комплекс «Байкалов острог», расположенный на острове Ольхон, сносят по иску природоохранной прокуратуры. О том, что такое жесткое административное давление на бизнес и о юридических тонкостях этого громкого дела – в сегодняшнем материале.

Обратимся к предыстории. В 2007 году в п. Хужир, что на о. Ольхон, коммерческой организацией были получены в аренду несколько земельных участков. Они выделялись Хужирской администрацией, сроком на 49 лет – для строительства гостиничного комплекса. Ранее на этих территориях располагался Ольхонский рыбозавод, и перед началом строительства объекта она была приведена в порядок. Убраны залежи мусора, восстановлен грунт, подготовлена площадка.

Для снижения стоимости работ, и в связи с отсутствием необходимости в круглогодичном приеме гостей, инвесторы отказались от капитального строительства, а остановились на возведении комплекса временных построек. То есть, таких, которые не имеют фундамента и тесной связи с землей, отличаются каркасной, облегченной структурой и отсутствием постоянных подземных коммуникаций, и пригодны для проживания только в теплое время года – разместив их на арендованных территориях.

По условиям аренды арендатор обязан соблюдать законы РФ и не вести деятельности, их нарушающей. Возведение временных построек не требует никаких разрешений и согласований от государства или местной власти. Само собой, это также являлось одним из оснований при выборе формы создания базы. Отсутствие необходимости в прохождении согласований и экспертиз – важный момент, который способен значительно сэкономить время и средства предпринимателей.

Строительство и эксплуатация туристического комплекса длятся уже более десяти лет, он неоднократно демонстрировался в СМИ, взаимодействовал с местными властями и никогда не скрывался – скрыть такую махину на Ольхоне невозможно. Однако в 2018 году природоохранной прокуратурой была инициирована проверка гостиничного комплекса, а по ее итогам – появился иск об обязании снести весь имущественный комплекс «Байкалов острога».

***

В результате проверки прокурор и привлеченные им сотрудники различных контролирующих органов обнаружили якобы существовавшую на объекте массу нарушений: от нарушения правил пожарной безопасности до загрязнения Байкала. Плюс к тому же внезапно выяснилось, что на арендованной земле делать ничего нельзя вовсе: потому что, по мнению прокуратуры, они расположены на землях прибайкальского национального парка.

Например, вдруг оказалось, что из-за того, что на данном месте находится гостиничный комплекс «Байкалов острог» под угрозой исчезновения оказался якобы произраставший там эндемик. Речь идет о черепоплотнике щетинистоватом. Никого из проверяющих не смутил тот факт, что ранее на этом месте располагался Ольхонский рыбзавод и ни о каких растениях и речи не шло. Более того, проигнорирован факт благоустройства территории. Своими силами сотрудники «Байкалов острога» очищали землю от мусора и засыпали шишками (что не является нарушением пожарной безопасности). Как раз таки благодаря бережному уходу на этой земле начала возрождаться флора. Однако ни одно соответствующее, полноценное исследование проведено не было, а все обвинения по данному вопросу голословны.

Все бы ничего, но вот при заключении договоров аренды предприниматели обращались к руководству нацпарка с просьбой ответить: не является арендуемая земля зоной ответственности природоохранной организации? Ответ был однозначным: нет, не является. Более того, еще при создании национального парка в 1986 году на Ольхоне были выделены земли населенных пунктов и земли, за которые отвечает национальный парк. «Байкалов острог», напомним, находится на территории п. Хужир, и в соответствии с зонированием острова никакого касательства к национальному парку не имеет и иметь не может.

Отсутствуют нормативные документы, в соответствии с которыми зонирование, использованное в 1986 году при создании нацпарка, изменялось бы, или его границы в ту или иную сторону сдвигались. При создании национального парка ему придавались земли лесного фонда и сельскохозяйственного назначения, а земли, на которых находились населенные пункты, по понятным причинам были из-под его юрисдикции выведены. С тех пор ни одним законом это разделение изменено не было.

Да и если бы «Байкалов острог» находился на территории национального парка: почему его руководство не сделало ничего, чтобы освободить свои якобы земли за десять лет? Если руководство считало, что имелись грубые нарушения закона, территориальной принадлежности, экологических норм, где они были все это время? Все сроки исковой давности, установленные в нашей стране законом, уже давно прошли. Неужели этот «козырь» был припасен до лучших времен? Или все же никаких нарушений, фактически, не было, а сейчас их пытаются «притянуть» к необходимости очистить остров от неугодных.

Ведь и сотрудники, и руководство этого учреждения неоднократно бывали в гостиничном комплексе, но никогда не высказывали ни единой претензии. До момента появления на сцене представителей природоохранной прокуратуры.

***

Для начала, грубо нарушив процедуру проведения прокурорской проверки, установленную как федеральным законодательством, так и приказами Генерального прокурора, прокуроры «забыли» уведомить руководство «Байкалова острога» о своем визите. В результате этого те документы, которые потом легли в основу судебного иска к предприятию, составлялись в отсутствие ее представителей. Что является грубым нарушением закона, и в соответствии с позицией Верховного суда России свидетельствует о незаконности полученных таким путем «доказательств».

Пожарный инспектор «не разглядел» огнетушители и журналы инструктажей, инспектор строительного надзора принял временные строения за капитальные, очистные сооружения, являющиеся гордостью базы, и вовсе осматривали непонятно, как и непонятно кто. Казалось бы, что это глупость и так быть не может: ведь и правда, кто в отсутствие компетентного сотрудника объекта может, к примеру, показать, где лежат пресловутые журналы? Но прокуратуру это не смутило, как не смутила и очевидная незаконность привлечения ряда сотрудников контролирующих органов к проведению проверки.

Дальше – больше. Судя по всему, проведя серьезную «разъяснительную работу» с руководством национального парка, прокурор обращается в Ольхонский районный суд, и заявляет требование о сносе самовольных построек на арендованной предпринимателями территории. Заявляя при этом, что расположена она на землях нацпарка, где и ходить нужно с оглядкой, а не то что что-то строить. Несмотря на доказанную выше безграмотность этого заявления, руководство национального парка меняет позицию на противоположную той, которую занимало при согласовании аренды земли. Оно заявляет, что это тоже их земля, и они никакого разрешения на размещение гостиничного комплекса не давали. Значит, сносить?

Есть проблема: снос самовольных построек применим в соответствии с законом только к капитальным строениям. А весь комплекс– это строения временные, каркасные, без фундамента и коммуникаций инженерного свойства. Они могут быть в любой момент перенесены на другое место без потери своей целостности и функциональности, потому что, как и любые временные строения, не имеют связи с землей – и именно это долгое время пытались доказать представители «Байкалов острога» в суде.

Демонстрировались фотографии, на которых очевидно отсутствие фундаментов у построек. Объяснялось, что водопровод к ним подведен летний и временный, и также в течение часа может быть перекинут или ликвидирован. Но прокуратура твердо стояла на своем: «инспектор стройнадзора, который бегло осмотрел здания так, как считал нужным, счел их капитальными». Значит, они капитальные – а объективная реальность неважна. Более того, когда ответчиками было предложено назначить строительную экспертизу для решения этого принципиально значимого вопроса, суд в этом требовании отказал. За отсутствием необходимости, нужно полагать.

Таким образом, получилась ситуация, достойная пера Салтыкова-Щедрина. Прокурор с грубыми нарушениями закона проводит проверку гостиничного комплекса«Байкалов острог», использует при этом неких «специалистов», которые не в состоянии отличить временное строение от капитального, а потом, руководствуясь мнением этих специалистов, настаивает на сносе «Байкалова острога». Суд никаких нарушений в упор не видит и устранять их не желает – во всем поддерживая прокуратуру и игнорируя мнения остальных сторон по делу.

При этом суд показал чудеса скорости, рассмотрев сложное и многоаспектное дело, с неоднозначной правовой базой и разноплановыми правоотношениями, в одно заседание по существу. Судья не посчитала нужным разобраться в тонкостях и, не имея специфических знаний в сфере землеустройства, назначить экспертизу. Хотя подобное поведение прямо осуждается Верховным судом и в ряде случае привело к отмене решений. Судье для формирования целостного представления об обсуждаемых вопросах хватило мнения прокурора и представителя нацпарка – который, кстати, в тот день появился в зале суда впервые. Представителям гостиничного комплекса не дали возможности ни изучить позицию вновь появившегося участника процесса, ни сформулировать свои возражения, ни элементарно подготовиться к окончанию процесса – их просто поставили перед фактом, тем самым грубо нарушив принцип состязательности сторон.

Не говоря уже о том, что якобы принадлежность всех земель Ольхона национальному парку никак не зафиксирована документально, и строится только на мнении прокурора и представителя самого национального парка, она прямо противоречит закону «О местном самоуправлении». Потому что неясно, почему тогда последние тридцать два года Хужир управлялся администрацией, а не нацпарком? Почему именно муниципальная администрация строила дороги и детские сады, а не национальный парк? Вопросов много, а ответов на них нет. Вероятнее всего, потому что есть четко прослеживаемый заказ.

Мы же пониманием, что прокурор – это человек, призванный следить за соблюдением законов. И, вероятнее всего, он их знает. Что означает простой вывод: когда прокурор нарушает закон, он делает это осознанно, с конкретной целью. Очевидно, что проверявший «Байкалов острог» прокурор знал о своей обязанности уведомить руководство о проверке – однако не сделал этого. Он знал, что в отсутствие представителя фирмы нельзя осматривать постройки и делать какие-то выводы – однако делал именно это. В прокуратуре прекрасно понимают, чем отличается временное сооружение от капитальной постройки – однако отрицают очевидное.

Местные обитатели и представители бизнеса полагают, что это – конкретный заказ на «зачистку» острова Ольхон от ненужных там жителей и бизнесменов. Отсюда и берутся очевидные нарушения закона, и согласованность действий независимого суда с прокуратурой. Кто заказчик и зачем ему это нужно – можно только догадываться, потому утверждать этого не будем. Но некую черту хотелось бы подвести.

Итак, «Байкалов острог» стоит на земле Хужира, которая никогда не относилась к национальному парку. Гостиничный комплекс, что подтверждено авторитетными экспертами из федеральных учреждений, состоит из временных построек, а объектов капитального строительства на ней нет. А вот решение о сносе капитальных построек на землях национального парка – есть. Абсурд, прошедший суды двух уровней, и ставящий под реальную угрозу жизнедеятельность на острове.

На сегодняшний день решение суда о сносе построек вступило в законную силу, и идет процесс его обжалования в высших судебных инстанциях страны. Остается надежда на то, что там смогут чуть внимательнее отнестись к представленной доказательной базе, и принять взвешенное правовое решение. В том числе и в отношении сотрудников прокуратуры, которые используют широкие полномочия, предоставленные им законом, в целях, прямо этому закону противоречащих.

Правосудие по байкальски
13:35
1238

Не забудьте поделиться с друзьями →

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...